Category: история

sigrig

Императрица Матильда - дела в Нормандии

В середине января 1144 года, Жоффруа де Анжу вступил в Руан, где был встречен как новый властелин Нормандии. Оборонял крепость граф де Варенн, среди осаждающих, бок о бок с Жоффруа, сражался Валеран де Мёлан, бывший соратник де Варенна. Впрочем, брат-близнец Валерана, Роберт Лестерский, оставался в Англии, и считался сторонником короля Стефана, хотя при дворе бывал редко, и занимался почти исключительно своими делами, да ещё разборками с Ранульфом Честерским. Но поскольку Роберт был сказочно богат, а Ранульф не был другом вообще никому, Стефан графа Лестерского не задирал. Не враг - и на том спасибо.



Geoffroy V d'Anjou, каким его воображали в 1844 году

Collapse )
sigrig

Вторая ошибка короля Стефана

После освобождения, перед Стефаном снова замаячил вопрос о деньгах. К счастью, у властей всегда существуют формы легального рэкета, когда поданные или платят с готовностью, или плачут и платят. В данном случае, к нему сразу после "победы" в Оксфорде обратились монахи из аббатства в Абингдоне, которые, кажется, опасались угодить в немилость за то, что императрица так спокойно получила в городке коней, и никто не попытался чинить ей препятствий. Добрые монахи предложили королю деньги за подтверждение своих прав на подаренные аббатству ещё при Эдварде Исповеднике земли. Жаль, что не известно, сколько. Зато известно, что королева заложила ростовщику кусок своих владений в Кембридже за всего 10 марок (13 шиллингов и 4 пенса). Учитывая, что кольчужные латы того времени стоили до 100 шиллингов, а выученный боевой конь до 50 шиллингов, земля была совсем бросовой. Хотя ходила мутная сплетня, что деньги эти королева заняла для совершенно особого дела, о котором ниже. Насколько известно, этот долг Матильда Булонская так никогда и не вернула. Король, впрочем, заключил более выгодную сделку с монахами аббатства св. Августина в Кентербери, дав им права на мельницу у Восточного моста в обмен на заем в 100 марок. К слову, эти займы не шли в сундук именно королю и королеве, они реально брались на текущие расходы управления.



Ещё одна картинка бегства императрицы Матильды из Оксфорда

Collapse )
sigrig

Императрица Матильда - бегство из Оксфорда

Судя по всему, Роберт Глостерский сам вел переговоры об обмене пленными, потому что и обычай был таков, и выход этот был единственным из всей ситуации. Да, взять в плен короля или другую персону с крупным статусом - это ужасно одухотворяет. На минуту. А потом начинаются мучительные размышления о том, как бы эту персону спихнуть поскорее с рук, чтобы что-то не пошло неправильно. Единственным пленником партии императрицы, более или менее равным по статусу графу Роберту, был сам король Стефан. Роберт, правда, утверждал, что король - более увесистый титул чем граф, и, поэтому, вместе с ним на короля должны обменять всех, попавших в плен под Винчестером. Но тут взвыли соратники королевы - свою добычу они не хотели отдавать за короля "довеском", не для того старались. С другой стороны, Роберт выстоял против требования вернуть все занятые после битвы под Линкольном города и крепости.



Матильда убегает из осажденного замка

Collapse )
sigrig

Императрица Матильда - верные смыкают ряды, крысы бегут с корабля

Естественно, бегство из Лондона, упорядоченное или нет, было для Матильды штукой неприятной, но отнюдь не такой катастрофической, как это может показаться с насеста современности. Постоянные колебания локальных пристрастий и бесконечные переходы замков из одних рук в другие были ей знакомы до оскомины и из историй её собственной семьи, и из историй обоих её супругов. Политика тогда делалась более в кулуарах, чем на поле битвы, хотя в качестве точки в прениях, стремившихся к бесконечности, годились и небольшие, но яркие сражения.



Collapse )
sigrig

Черный викинг

Случайно увидела анонс новой книги с таким названием, о Гирмундаре Хейярскин, сыне короля Хьёра Халфссона. Вроде, книга расскажет, почему его имя замалчивалось, и почему о нем вообще нет сведений и не спето саг. Конечно, полезла в инет - правда, что ли, замалчивается? Ну, не совсем. Имя упоминается даже в википедии, но на трех языках всего. Конечно, сейчас википедия дает перевод страницы, но качество сомнительное. В общем, кое-что поняла.



Collapse )
sigrig

Императрица Матильда - лондонский провал

Как известно, терпение лондонцев закончилось быстро. Уже вечером 24 июня 1141 года ударили колокола, и горожане повалили из города по направлению к Вестминстеру, который тогда был за городскими стенами. Это произошло настолько неожиданно для Матильды и её сторонников, что ей пришлось бежить буквально из-за обеденного стола, причем, как говорит легенда, блюда были еще теплыми, когда толпа запрудила дворец, который был, конечно, тут же разграблен. Посколько сводить всё к Божьей каре мне не хочется, успех операции "а город против" я объясняю тем, что кто-то очень хорошо подготовил это восстание и озаботился, чтобы максимальное количество сторонников Матильды были не в состоянии готовности к атаке. Кто - не знаю, нужно копаться в хрониках Лондона и искать фигуру возможного лидера. Хэнли называет Матильду Булонскую. Кинг же вообще перепрыгивает через весь эпизод, подчеркивая лишь то, что императрица Матильда из повелительницы в один момент превратилась в беженку, нуждающуюся в расположении других. По-тоему, оба несколько увлекаются в своих суждениях.



Сцена, которой в реальности никогда не было: императрица Матильда отправляет восвояси королеву Матильду, просившую за короля Стефана. В реальности, дамы никогда не встречались по данному вопросу

Collapse )
sigrig

Императрица Матильда - приключения в Лондоне

Когда в середине июня 1141 года лондонская делегация выразила желание встретиться с Матильдой в аббатстве Сент-Олбанс, и обсудить планы сдачи города, она, возможно, чувствовала себя так, словно ухватила Господа за бороду. Сами пришли и сами предложили, и вот она въезжает в этот капризный, самовольный город в блестящей процесии.



Collapse )
sigrig

Императрица Матильда - что делать с победой?

Получив известие о победе братца Роберта, Матильда пришла, как выразился Джон Вустерский, "в экстатическое состояние". Ещё бы! И несколько дней, до самого "представления" пленного короля пред светлые очи соперницы, это состояние не проходило. Но когда Стефан проследовал в Бристоль, в воздухе повис вопрос: а что дальше-то? За всеми практическими подготовками маневров и контр-маневров, Матильда и Роберт, похоже, в самом деле никогда не обсуждали вопрос, что они будут делать после победы, как именно будет практически воплощаться претензия Матильды на трон? Скорее всего (тут приходится согласиться с Кингом), они думали, что у них есть время всё придумать и обсудить со своими будущими сторонниками, потому что никому и в голову не могло взбрести, что Стефан попадет в плен при первой, так сказать, возможности.



Collapse )
sigrig

Ну ой

Меня, кажется, обвинили в плагиате самой себя. В комментарии к рассказу о битве при Линкольне https://mirrinminttu.livejournal.com/358628.html некий персонаж peebody1970 ехидненько поинтересовался: "Вы считаете, что только Вы читаете Quebedo?". Отвечаю. Мы не считаем, что только мы. Более того, мы даже умеем читать имена под аватарками, из которых видно, когда в чьем-то журнале опубликован перепост с другого блога. Так вот, в журнале уважаемого qebedo был опубликован 4 октября в 19:45 перепост отсюда, а не наоборот.

Бесит.
sigrig

Король Стефан - битва при Линкольне-2

Как таковая, битва при Линкольне началась с представления, в буквальном смысле слова. С турнирных трюков. Это сейчас подобная сцена кажется неуместной, но в двенадцатом веке она, несомненно, выглядела достаточно брутально, чтобы впечатлить противную сторону. Как марш прямо с парада в битву. Впечатлить до точки отступления, которое в этой стадии битвы не выглядело бы позорным бегством, но давало бы возможность сторонам разойтись мирно, не потеряв лица. Тем не менее, Роберт Глостерский отступать был не намерен. Во-первых, он не увидел ничего такого, чего не умел бы делать сам, причем лучше, а перед валлийцами людям короля и вовсе не стоило растрачивать пыл - эти ребята любому блеску предпочитали эффективную резню. Они стояли на фланге фланга под командованием Ранульфа Честерского. Другим флангом командовал Роберт Глостерский, а в центр они поставили группу, вообще не имевшую лидера - рыцарей, лишенных наследственных имений Стефаном, среди которых был и уже упоминавшийся ранее отчаянный авантюрист Балдуин де Редверс.



Collapse )