?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - дипломатические игры
sigrig
mirrinminttu
Человеческая логика, на самом деле, чрезвычайно нелогична. Казалось бы, все вовлеченные в интригу против Елизаветы и за Марию, знали лорда Сесила уже более 10 лет. Многие даже искренне считали, что это он правит страной, а не Елизавета, про которую говорили, что она не может написать простейшее письмо без того, чтобы не изменить мнение о том, что именно она хочет сказать, раза четыре (мнение, продолжающее жить по сей день среди многих историков, не желающих логически вывести склад ума этой королевы из ее обучения и успехов в этом обучении).

Как могли заговорщики подумать, что всесильный и всевидящий государственный секретарь за ними не присматривает? А он присматривал. Поскольку команде королевы удалось сделать Ридольфи двойным агентом, неблагонадежные нобли, которые вели через этого шпиона переговоры с Испанией и Францией, были известны наперечет, и за их домами велось наблюдение 24/7. Как, например, за домом второго графа Саутхемптона (Генри Ризли) и за домом лорда Морлея (Генри Паркера).

Таким образом, Сесил знал, что епископ Росс посетил ночью дом Саутхемптона, и что лорд Морлей без лишнего шума сбежал к герцогу Альбе. Морлей, впрочем, сам написал Елизавете из Фландрии. Его претензии (несомненно, разделяемые многими) относились к новой политике королевы, исключающей особое место ноблей в цепочке корона-подданные. Елизавета просто чуть развила древний клич лоллардов: «Когда Адам пахал, а Ева пряла, где был лорд?». И действительно. Теперь, когда люди общались с Богом напрямую, почему не дать им возможность подчиняться короне напрямую? И это касалось и знати. Возможно, они оставались первыми среди прочих уже по признаку богатства, но у них отняли возможность влиять на политику королевства только по данному признаку. Все больше власти сосредоточилось вокруг акселя королева – палата общин. Аристократии это, разумеется, было не по вкусу.

Елизавета, вызвав к себе посла Франции, и, с сухим смешком, сообщила ему о том, что она прекрасно в курсе заговора, имевшего целью отдать Марию Стюарт герцогу Анжуйскому, и устоить под этим соусом основательную инвазию в Англию через Шотландию. Так вот, она предупреждает: один неправильный шаг со стороны французов – и ее войска снова будут в Эдинбурге. Приблизительно в то же время гугеноты снова взяли верх при дворе после победы у Пуату, и вопрос инвазии в очередной раз засох сам по себе. За чем Елизавета наблюдала очень пристально, так это за потенциальной опасностью крестового похода католиков против Англии, но пока горизонт был чист. Можно было снова поиграть в дипломатию.

Почему бы, например, Франции, Англии и Шотландии не подписать договор о реставрации Марии? С условием, что Мария не будет претендовать на ее титул, выдаст ей лордов-мятежников и не будет вмешивать в вопросы религии в Шотландии. А в Эдинбург, где пришедший в себя Саффолк вел переговоры, сам не понимая, о чем, ушло письмо, что Елизавета не будет вмешиваться, если шотландцы захотят выбрать регента. Она никого им не предлагает, ни на чем не настаивает, но не возражает, если такова их воля. Сама она считает, что самым подходящим для этой работы является граф Леннокс, но выбор за ними. Кстати, их отставная королева настолько сильно выразила желание руководствоваться волей королевы Англии, что она, Елизавета, не имеет морального права от такого проявления благоразумия отмахнуться.

Что началось... Сторонники Марии в Эдинбурге отпраздновали известие, сделав рейд в сторону английских территорий и угнав энное количество скота. Французский посол решил, что он может руководить королевой. Партия протестантов принялась оплакивать всеми понутого маленького короля. Даже Филипп задумался, чем бы подкупить англичанку, чтобы отвратить ее от союза с Францией. Заставить папу отменить экскоммуникацию?

Пока дипломаты строили прожекты, Елизавета продолжала укреплять доминирование англичан в Проливе. По сути, господствующей силой там продолжали оставаться пираты, плавающие то под флагом Вильгельма Оранского, то под флагом королевы Наварры. Пестрый сброд из англичан, фламандцев и французских гугенотов, объединенный тем, что любой католический корабль был для них законной добычей. И флотилия пиратов была силой: 40-50 кораблей, которые ежедневно отдыхали, продавали добычу, чинили такелаж и приобретали припасы в английских портах. Такими вот простыми методами, не тратя ни гроша и имея все бенефиты, Елизавета очень внушительно обезопасила себя от нападения с моря. Конечно, в проливе находился и весь английский королевский флот во главе с Клинтоном, объясняя это «взволнованной мировой общественности», что через пролив должна проследовать из Австрии новая королева Испании, а на море так неспокойно, что их святой долг – обеспечить даме безопасность. Что и было сделано. Правда, корабли корсаров подозрительно привычно эскортировали флотилию испанцев бок о бок с английскими королевскими фрегатами, но уж лучше так, чем морской бой.

Что касается общей ситуации, то именно королева сказала Сесилу и Бэкону, чтобы те немного потерпели беспокоиться насчет триумфа католиков или радоваться триумфу гугенотов: мир во Франции не будет долгим. Это не было пророчеством, это был грамотный политический анализ, не затуманенный личными пристрастиями. Но это был приватный разговор, а послы ждали со дня на день, что Сесил будет либо изгнан с позором, либо вовсе арестован. Пока они ждали, Сесил работал, и ему удалось прихватить Фелтона, который много чего рассказал о планах клики Марии Стюарт. Разговоры о договоре с Францией и Шотландией сделали еще одно дело: изгнали из Шотландии Вестморденда, Дакра и герцогиню Нортумберленд. Те решили, что им будет спокойнее в Нидерландах.
Метки: