Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - политика превентивного удара в действии
sigrig
mirrinminttu
Когда Елизавета послала в Шотландию Рэндольфа, она и представить себе не могла, что именно она хочет от переговоров своего посла с шотландскими лордами. Она запретила Рэндольфу делать какие-бы то ни было заявления, она не дала ясного ответа, собирается ли она вернуть Марию шотландцам королевой, она даже не признала еще официально королем Шотландии малолетнего Джеймса. Посол чувствовал себя идиотом, английская партия среди знати страшилась, что на трон будет посажена Мария, а прочие поглядывали в сторону Франции, потому что в руке, протянутой им Англией, ничего не было. Даже пустых обещаний.

Елизавете пришлось передать Рэндольфу письмо, в котором она таки обещает шотландцам признавать и впредь их права, сделать все для безопасности их короля (она впервые употребила этот титул в отношении к сыну Марии) и поддержки истинной религии. На самом деле, Шотландия в тот момент интересовала ее только в одном смысле: ей были нужны ее враги, Вестморленд и Дакр (Нортумберденд к тому моменту был уже предан и продан), и она даже пригрозила, что сама разберется с разбойничьим гнездом в Фернхарсте. Что означало, что англичане вполне готовы перейти границу. Со всеми последствиями. Сейчас это называют политикой превентивных ударов.

Это был тонкий ход. За странными ограничениями, наложенными на Рэндольфа, стояло желание не дать Франции повода для объявления войны. Но уничтожение Фернхарста – это был уже вопрос безопасности Англии, ведь оттуда на территорию ее королевства уже делались рейды. То, что в этом замке собрались, по сути, боевики католиков... Что ж, это был бонус для шотландских протестантов. Подозреваю, что лично Елизавете дела не было до шотландских протестантов, ей были нужны ее богатые лорды-мятежники.

Ее слова не были пустыми угрозами. Распущенная после подавления северного мятежа армия была собрана вновь. Во всяком случае, около 4000 человек были отправлены к Сассексу в Йорк с юга. А Сассекс поддерживал переписку с Мортоном и Маром в Шотландии. С точки зрения Сесила, там вопрос стоял серьезно: король или королева. Католики Шотландии, опираясь на боевиков Фенхарста, которых, в свою очередь, подогревали Вестморленд и Дакр, строили планы реставрации Марии Стюарт и устранение ее сына. У Марии эти планы встретили восторженный прием. Иногда мне кажется, что она, родив сына, начисто выбросила это факт из головы, и потом всегда относилась к Джеймсу, как к сопернику на троне, а не как к сыну или хотя бы родичу. Все-таки, она была своеобразной дамой, но стоит помнить, что и до нее были королевы, готовые заплатить жизнью своих сыновей за собственное счастье – та же Французская Волчица.

Елизавете нужно было сделать решающий шаг – официально признать королем Шотландии Джеймса. Это выбило бы почву из-под ног оппозиции. Но Елизавета этого шага не делала. Может быть, потому, что французы сказали, что не вмешаются в шотландские дела, пока в них не вмешаются англичане. Возможно, причина была в том, что, признавая сына Марии королем Шотландии, ей пришлось бы провозгласить его наследником короны Англии. К 1570 году ситуация сложилась так, что надо было признавать или Марию, или Джеймса, а Елизавета категорически отказывалась даже вопрос о престолонаследии обсуждать, не то что называть своего наследника. Возможно, она верила, что будет жить вечно, кто знает? О Елизавете, как о человеке, вообще мало что известно.

Кульминация наступила 17 апреля 1570 года: Сассекс и Фостер выступили из Бервика двумя армиями, и пошли по обеим сторонам реки с простой и ясной задачей: не оставить ни одного здания, ни одной крепости, большой или маленькой, не разрушенными. Что они и сделали. Целью был Фенхарст, конечно, но практически зачистка коснулась всей приграничной линии. Причем, англичане мало внимания обращали на бегущих и прячущихся приграничных бандитов – они просто методично взрывали всё, что могло послужить тем базой, от крепостей и замков, до пещер и прочих природных укрытий.

Лорд Скроп, которому, наконец, прислали аж 800 человек, тоже без дела не сидел. Его донимали «соседи», живущие за Эском, и теперь он взял реванш.

А потом пришел черед Хьюм Кастл, который шотландцы считали неприступным. При помощи тяжелых пушек, взятых из Бервика, Сассекс покончил с замком всего за 4 часа. В целом, англичане уничтожили около 90 защитных сооружений и 300 приграничных городов и деревень на шотландской стороне. Они не имели целью истребление населения, но кто не спрятался... Впрочем, жители приграничья прятаться умели хорошо, но вот ничего, кроме жизней, им сберечь не удалось. Всё было обращено в щебенку и пепел.

Казалось бы, Елизавета дала великолепный козырь в руки Марии, которая немедленно принялась вопить на всю Европу о страданиях своей несчастной страны, и окончательно испортила отношения с лордами Шотландии, которые приграничных бандитов не любили и реально боялись, но благодушно отнестись к нарушениям своих границ просто не могли. Но... Ей снова всё сошло с рук. Филипп перекинул ведение дел с Англией на Альбу, потому что ему было не до Англии, а Альба не собирался и пальцем пошевелить в этом направлении без прямого приказа. Французы разродились нотой: «если вы еще раз, то мы...». От этого Елизавета просто отмахнулась: огородите меня от махинаций Марии Стюарт, и поберегите себя от хлопот. Успокаивать шотландцев в их оскорбленной национальной гордости королева поручила Саффолку, что, в общем-то, было логично: он хорошо знал всех фигурантов.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account