?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - крах лорда Дакра
sigrig
mirrinminttu
Смерть Джеймса Стюарта не могла не сказаться на настроениях беглецов из Англии – они хотели продолжать борьбу, а пока говорили, и говорили много. А в Эдинбурге у англичан были еще друзья. И лорд Хансдон в Бервике (кузен Елизаветы, сын Мэри Болейн) услышал много любопытного о лорде Леонарде Дакре, который успешно делал вид, что ничего общего с восстанием не имел. Старый Нортон плевался ядом: если бы Елизавета знала, какую роль играл в восстании Дакр, он бы первым попал на виселицу!

Елизавета велела привезти Дакра в Лондон. Вопрос только был, как? Дакр мог созвать 4 000 человек, жителей приграничья, опытных бойцов, за пару часов. Всего-то надо было пару маяков зажечь. В одном только замке Дакра был гарнизон в несколько сотен лучников, были пушки. А граница была всего в 10 милях. Разумеется, неблагодарная задача досталась тому же Сассексу. Сассекс ответил, что для взятия замка Дакра нужна армия, а армию она, королева, распустила. Но Елизавета и слушать ничего не хотела: привези Дакра в Лондон, точка. Хансдон из Бервика, которому она велела выделить Сассексу людей, на правах кузена ответил Елизавете резко – шли деньги, чтобы хоть гарнизону Бервика заплатить, а то оттуда скоро разбегаться начнут служивые.

лорд Хансдон

Лорд Скроп попытался заманить Дакра в Карлайл – якобы в гости. Дакр, не будучи простаком, вежливо сослался на нездоровье. Скроп, прекрасно знающий расстановку сил в регионе, был уверен, что для штурма замка Дакра нужна армия южан – северяне против лорда Леонарда «Дакреса» воевать не будут, а если их заставить, то просто перебегут на сторону Дакра в момент битвы. Замок же Дакра был в полной боевой готовности: провиант на недели, пушки на каждом углу, рвы и бастионы в безупречном порядке. В Карлайле же оружейные были пусты. Старые пушки, впрочем, были, но без лафетов, и к употреблению совершенно не годились. Между Бервиком и Карлайлом войск не было совсем – только пограничные патрули. Собственно, со стороны Шотландии, где гарцевал столковавшийся с герцогом Бакклейхом Вестморленд, опасность угрожала Карлайлу – до штурма ли замка Дакра было лорду Скропу?

лорд Скроп

Почему капитан Карлайла запустил свой приграничный город до такого жалкого состояния – это, конечно, вопрос. Кажется, он был достаточно милым человеком, более дипломатом, нежели военным, но для выжимания денег из кошелька Елизаветы у него просто не хватало смелости, скорее всего. Скупость королевы была легендарна уже в те годы. Однако, Скропу удалось раздобыть сведения о том, что шотландцы собираются объединиться с Дакром буквально через пару дней (ему удалось перехватить письмо и скопировать его), и тогда Карлайл будет просто-напросто взят, и даже без особых усилий. Более того, Скропу удалось эти сведения передать в Бервик, что было непросто. Теперь дело было за профессионализмом командующего пограничной крепости.

Лорд Хансдон знал, что ему тягаться с объединившимися силами Дакра и шотландцев просто не по силам. Поэтому сидеть за стенами Бервика было бессмысленно. Хансдон решил предпринять молниеносный удар, которого от него не ожидали, и прорваться в Карлайл, если ему не удастся предотвратить объединение врагов. С собой он взял из Бервика ровно столько солдат, сколько было возможно, 1500 человек. Крепость оголять было нельзя. Зато расчитывать на этих людей Хансдон мог абсолютно. До замка лорда Дакра было рукой подать, и Дакр был к битве полностью готов, потому что пограничный лорд к битве был готов всегда. Силы Дакра на тот момент превосходили силы Хансдона приблизительно вдвое.

замок Леонарда Дакра

И все-таки, Хансдон победил. По его собственным словам, не потому, что силы Дакра атаковали плохо. Напротив, атака было одна из лучших, которые он видел в своей жизни. Но с Хансдоном были аркебузеры Бервика, и это решило дело. Дакр бежал, после чего врассыпную бросились и его солдаты. Кстати, пограничник Хансдон предусмотрел и эту возможность, поэтому Дакр налетел прямиком на патруль Хансдона. Тут бы ему и конец пришел, но подоспели идущие на соединение шотландцы, и лорда Леонарда спасли. После чего вернулись в Шотландию, ибо соединяться для взятия Карлайла стало не с кем. Если бы Дакр усидел в своем абсолютно неприступном замке, Хансдон бы проиграл. Но лорд Лернард не устоял перед возможностью легкой победы. И, если у Хансдона хватило смелости оставить свой Бервик полностью вооруженным, лорд Дакр бросил против него всех своих людей, оставив в своем замке всего человек 200. Разумеется, замок был взят за несколько часов.

Хансдон написал Елизавете. Он достаточно резко призвал ее поменьше думать о деньгах, и побольше о чести и государстве. По его мнению, корона чуть не свалилась с ее головы. Речь ведь не шла уже о простом разбойном вторжении, речь шла о новом восстании, которое вполне могли бы широко в стране поддержать – англичане не привыкли к тому «правосудию», которое предложила им королева.
Сесил от имени Елизаветы клятвенно пообещал, что впредь граница будет содержаться в порядке. Что получил за спасение кузины и страны сам Хансдон? Только теплое письмо.

«doubt not, my Harry, whether that the victory was given me more joyed me, or that you were by God appointed the instrument of my glory. And I assure you that for my country's sake the first might suffice, but for my heart's contentation the second more pleased me.

It likes me not a little that with a good testimony of your faith there is seen a stout courage of your mind that more trusted to the goodness of your quarrel than to the weakness of your numbers. But I can say no more. ' Beatus est ille servus quern cum Dominus
venerit inveniet faciendo (sic) sua mandata.' And that you may not think you have done nothing for your profit, though you have done much for your honour, I intend to make this
journey somewhat to increase your livelihood, that you may not say to yourself, ' Perditum quod factum est ingrato.'—Your loving kinswoman, Elizabeth."

Лорд Хансдон достаточно хорошо понимал, что обещанного ему ждать придется долго (и он был прав), поэтому, в качестве предоплаты, он просто потребовал, чтобы Елизавета объявила амнистию и пардон всем вольным и невольным участникам восстания. И она послушалась. Может, лорд Генри и правда был сыном Большого Гарри? Королева пережила его почти на десятилетие, и, когда он умирал в возрасте 70 лет, предложила ему титул графа Вильтшира. На что он ответил: «Madam, as you did not count me worthy of this honour in life, then I shall account myself not worthy of it in death». Потрясающий человек
Метки: