?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - репрессии на севере
sigrig
mirrinminttu
Елизавета не забыла, кто просил ее милости к мятежникам – и не простила этой просьбы. Редко кто из предшествующих ей королей воспринимал мятежи так, как она – совершенно персонально, с яростью и ненавистью оскорбленного человека. Поэтому она и назначила именно Сассекса руководить карательными действиями на севере. Правда, в Сассексе Елизавета сомневалась необоснованно. Какими бы ни были его личные взгляды и пристрастия, он верно служил короне.



Исполительной властью королева наделила сэра Джорджа Боуса. В Дареме были повешены 80 человек – те, кто участвовал в знаменательной мессе, послужившей официальным началом восстания. В Дарлингтоне казнили 40 человек, и в Барнкастле сэр Боус повесил 20 собственных дезертиров – тех, кто бежал во время осады крепости Вестморлендом. В рапорте королеве от 23 января 1570 сэр Джордж пишет, что казнил около 600 человек, не считая тех, которых казнил Сассекс. То есть, общее количество жертв было больше того, которое фигурирует обычно в описаниях бунта северных лордов.

Боус

Как это сошло Елизавете с рук? Протестанты оставили много описаний своих страданий, которые они претерпели от католиков – чего стоит одна The Book of Martyrs. Но ведь протестантская королева Елизавета легко превзошла все вместе взятые казни царствований своего отца и своей сестры только одной карательной акцией. Но именно у тех в истории осталась репутация чудовищ, а у нее – репутация Глорианы, славы нации. Загадка.



Возможно, время само по себе стало более жестоким. Возможно, люди думали, что во всем виноваты советники Елизаветы. Возможно, люди вообще ничего не думали, впав в ступор от ужаса. Советники виноваты не были. Во всяком случае, Сесил был категорически против казней простых, ни в чем не виноватых людей. Считал, что такая неоправданная жестокость только увеличит возможность нового восстания. Но Сесил снова ошибся. Люди кляли лордов-мятежников, не королеву. А ее никто уже не мог остановить – это было бы смертельно опасно. Она требовала больше казней, больше крови. Наконец, нашелся человек – шериф Йоркшира, сэр Томас Гаргрейв (ему было уже 74 года, и робостью он вообще никогда не отличался), который написал ей, что если ее требования будут выполнены, «многие места останутся без населения», и что «бедный человек, если только он не закостенелый папист, может стать хорошим подданным», если она объявит помилование.

Гаргрейв

Джентельменов не вешали по решению полевых судов, их судили в Лондоне. Виновными нашли одиннадцать человек, четверых из которых приговорили к смерти, а семерых помиловали. Одним из помилованных был Генри Джонсон, женатый на дочери старого Нортона. Репутация у него была человека недалекого, с которым очень дурно обращается его жена. Но причиной помилования было то, что все имущество Джонсона было на имя его жены. То есть, королева могла конфисковать его владения только на то время, пока он жив – после его смерти всё получила бы жена. Двое других, Леонард Меткаф и Ричард Клакстон, были помилованы по аналогичным причинам. Джон Маркинфилд, которому не было еще 20 лет, остался жив, потому что передал свои права наследования земель брата в пользу короны. Ральф Коньерс, протестант, влипший в восстание только потому, что лорд Вестморленд был его сеньором, завещал свои земельные владения короне. Ричарда Ламберта помиловали просто исходя из того, что он был замечательным человеком, которого любили и уважали. Казнить такого популярного человека было чревато. Астольфа Клейсби, у которого за душой ничего не было, помиловали по весьма оригинальной причине: один из приближенных Елизаветы хотел жениться на одной из дочерей лорда Коньерса, которая очень Клейсби уважала. Клейсби помиловали с условием, что он посодействует браку. Кстати, дело не выгорело, что не удивительно.

Не удивляйтесь, что все имена остались в записях суда – речь шла не лишь бы о ком. Когда основатель династии Тюдоров, Генрих VII, отправился в 1486 году на север, туда, где убитый им король Ричард был другом и вождем, он посчитал большой своей удачей то, что ему удалось договориться с Коньерсом и Маркинфилдом. Предками нынешних, уже тогда людьми чрезвычайно влиятельными.

К смерти приговорили двоих сыновей и двоих братьев Нортона. Братьев позднее помиловали, сыновей казнили. Кристофер Нортон (один из казненных), кстати, был в самом сердце бунта потому, что он влюбился в Марию Стюарт.

Метки:

  • 1
(Удалённый комментарий)
Не он последний, и не он первый. Из англичан Марии не поддались только проповедник Нокс да хитрюга Сесил. Наверное, у англичан более романтичная душа, потому что шотландцы и французы насчет нее заблуждений не имели.

  • 1