Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета и Дадли - обвинения Аппельярда
sigrig
mirrinminttu
Начало 1567 года прошло под знаком скандала вокруг Марии Стюарт и ее брака с Босуэллом. Казалось бы, какое отношение к этому имели личные дела графа Лейчестера? Тем не менее, он тоже обнаружил себя в центре скандала, связанного со смертью его жены, Эми Робсар. Почти семь лет прошло с того мрачного события, вердикт был вынесен и жизнь продолжалась. В деле пытались безуспешно копаться Арундел с единомышленниками, запрашивали документы, изучали их, и не смогли выжать из рапортов ничего нового. В свое время сэр Роберт отвесил графу немало резких слов по этому поводу, и всё снова затихло. Но, неожиданно, забеспокоился сводный брат Эми, Аппельярд. В свое время он лично присутствовал в Камнор Плейс во время следствия, и никаких замечаний и возражений от него не поступило. Теперь же он написал Дадли, что пришел к выводу: его сестру убили, и, хотя он не подозревает сэра Роберта лично, ему кажется, что тот замял чье-то участие.

Триггером для выплеска послужили деньги. В свое время Дадли занимал и у Аппельярда, за что помогал ему проталкивать определенные коммерческие проекты. Но в какой-то момент братцу Джону показалось мало, и он упрекнул Дадли, что тот недостаточно ему помогает, хотя он, Аппельярд, «утаил ради графа, что его сестру убили». Очумевший от такого заявления сэр Роберт снова отправил на разведку Томаса Бланта. Дадли знал своего шурина достаточно хорошо, чтобы понять, что им кто-то манипулирует. Вот Блант и отправился разузнать, кто участвует в игре.

История, которую услышал от Аппельярда Томас Блант, годилась бы для романа. Или у самого Бланта был талант романиста, потому что известна она из его письменных показаний.

Джон Аппельярд встретился на реке с таинственным лодочником, лицо которого было спрятано под капюшоном. «Я не знаком с вами, сэр, а вы не знаете меня, - сказал незнакомец, - но я имею к вам чрезвычайно важное и секретное дело. Если вы поклянетесь секрет сохранить, я продолжу. Если нет – мы расстанемся здесь и сейчас. Но предупреждаю, что в этом деле имеется для вас большая выгода – деньги и влиятельные друзья».

Аппельярд был несколько испуган, но жадность победила, и он поклялся на Библии, что не выдаст своего собеседника. Тогда таинственный лодочник открыл лицо, и продолжил: «Мы знаем, что лорд Лейчестер обошелся с вами скверно. Вы прогорели. Если вы присоединитесь к тем, кто кое в чем его обвиняет, у вас не будет недостатка ни в золоте, ни в серебре». Выяснилось, что некая группа влиятельных людей хочет через Аппельярда обвинить Дадли в смерти его жены, потому что Дадли мешает их планам на брак королевы. Пообещали Аппельярду много: целую тысячу фунтов. Рассказывая эту историю Бланту, Аппельярд утверждал, что ответил лодочнику отказом: сэр Роберт всегда был к нему добр, и их совместные дела отнюдь не так плохи. Так что никакого участия в обвинении своего благодетеля он не примет и денег не возьмет, хотя и подтверждает свою клятву молчать об этом разговоре.

Что ж, испуганный помещик явно пытался себя перед человеком Дадли обелить, потому что письмо-то он обвинительное сэру Роберту прислал. Да и маловероятно, чтобы он сделал этот ход совершенно безвозмездно. Деньги он, скорее всего, взял. Блант, профи в искусстве допроса, стал своего оппонента дожимать: если ты так предан Дадли, то скажи, кем были люди, предложившие тебе деньги за обвинение? Бедняга Аппельярд не мог и не хотел нарушить клятвы, но придумал неплохой обходной маневр. В один из визитов, Блант нашел у него некоего Уильями Хаггинса. Сообразив в чем дело, Блан спросил, рассказывал ли Аппельярд Хаггинсу о своем приключении. Тот подтвердил, что рассказывал. И имена называл? Называл. Более того, он, Хаггинс, не обещал и не клялся хранить эти имена в тайне, так что вот они: милорд Норфолк, лорд Сассекс, Томас Хенедж и другие прочие.

Имена были громкими. Настолько громкими, что отвести интригу небрежным пожатием плеча было никак нельзя. Дадли был в бешенстве. Настолько, что потребовал от шурина встречи, и наорал на него, что сэру Роберту было, в общем-то, несвойственно. Негодяем обозвал, и мошенником, и вообще ситуация была такой, что Блант пишет в своих заметках: «если бы они были одни, мой лорд пронзил бы его мечом». Ну, сэр Роберт предпринял всё, чтобы такого искушения не возникло, встретившись с Аппельярдом на постоялом дворе. И Блант был таки поэтом в душе, потому что сэр Роберт наверняка не таскал свой меч с собой – времена были уже не те. Максимум, что грозило его шурину, это побои.

Дадли дал делу официальный ход. Аппельярд был арестован за навет, привезен в Лондон, и заключен в тюрьму Флит до слушания дела в суде. В тот момент сэр Николас Трогмортон писал Дадли: «ваши доброжелатели помогут вам пережить это испытание». Сэр Николас в свое время ни одного камня не оставил не перевернутым в деле смерти Эми Робсар, так что он-то был совершенно уверен, что Дадли жену не убивал. И, возможно, понял, почему она была убита, и кем.

В конце мая 1567 года слушание дела началось. Аппельярд отрицал, что он упоминал имена Норфолка и Саффолка, и пытался свести всю историю к коммерческим разногласиям. Свою вину он признал в пространнейшем письме суду от 31 мая, в котором превозносит до небес благородство судей и заявляет о готовности провалиться сквозь землю от стыда. В чем Аппельярд не отступил, так это в своем стремлении пролить свет на смерть сводной сестры. Он попросил суд заслушать показания людей, список которых он суду предоставит, с указанием, почему именно каждый человек в этом списке должен быть допрошен. Увы и ах, данный список до наших дней не дожил. Далее, Аппельярд запросил доклад коронера, чтобы досконально его изучить. Суд удовлетворил его просьбу.

Буквоед Сесил послал Аппельярду свои вопросы, на которые тот должен был ответить письменно: «Во-первых, где и при каких обстоятельствах вы услышали истории, о которых рассказали милорду Лейчестеру, или имена тех, кто упомянул лорда Норфолка, графа Сассекса и других, кто разжигал дело по поводу смерти жены милорда Лейчестера. Во-вторых, объясните четко, что подвинуло вас использовать разговоры о смерти жены милорда Лейчестера для обвинения кого бы то ни было. И что вы сами думаете о следствии, проведенном жюри присяжных под руководством коронера…»

Подумав пять дней, Аппельярд запросил о снисхождении. Он написал, что полностью удовлетворен тем, как было проведено следствие, и находит выводы присяжных правильными. 6 июня он предстал перед судом Звездной Палаты, который вынес решение: «Аппельярд, показавший себя злобным негодяем, признал, что он обвинил милорда Лейчестера только по злобе, потому что тот за три года не смог продвинуть его коммерцию. Он обозлился на милорда, и обвинил его по трем пунктам: в убийстве жены, в отсылке лорда Дерби в Шотландию, и в сопротивлении браку королевы. Он просит прощения за все три обвинения.» Аппельярда простили, и он на несколько лет исчез с исторических подмостков.

Следующее упоминание его имени связано с восстанием северных лордов весной 1570 года: это он поднял бунт в Норвиче. Как ни странно, Аппельярда не казнили, а осудили на пожизненное заключение, которое позже заменили на домашний арест. Очевидно, незлопамятный Дадли похлопотал за шурина, обладающего настоящим талантом влипать в неприятности.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account