?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета и Дадли - как Роберт женился на Эми
sigrig
mirrinminttu
История Эми Робсар и Роберта Дадли началась в далеком 1549 году, когда отец будущего графа Лейчестера, Джон Дадли, отправился подавлять бунт Роберта Кета. Сэр Джон взял с собой сыновей Амбруаза и Роберта, которому было всего 17 лет. Роберт, конечно, красовался, но он был и делом занят, являясь командиром пехоты, и, судя по отзывам, командиром, которого любили. Следуя к месту битвы, отец и сын Дадли остановились в старинном замке Стэнфилд Холл, в котором жили сэр Джон Робсар с семейством.



Семейство было большим. Жена сэра Джона, Элизабет Апельярд, досталась ему вдовой с четырьмя детьми, да и у сэра Джона уже был внебрачный сын. Супруги имели глубокие корни в Норфолке, вели происхождение от влиятельных семей, и были довольно богаты. Через два года после брака, у них родился совместный ребенок, дочь Эми. Со временем старшие дети заключили не менее респектабельные браки, но нет семьи без своей «черной овцы». В семействе Робсаров на этой роли была Элис Апельярд, сестра первого мужа госпожи Робсар.

Она была замужем за подозрительным Робертом Кеттом, а вот ее племянницу Фрэнсис обручили с юристом Джоном Фловердью. Юрист был своим, основательным, не приблудным, и при собственности. Но Кетт и Фловердью враждовали относительно каких-то лугов более десятилетия. Дело закончилось тем, что Фловердью заплатил толпе, которая изгороди порушила. И как-то так вышло, что эта история выросла в целый бунт против «гнета господ» и «надутых лордов», во главе которого оказался Кетт.



Джон Робсар симпатий к повстанцам не имел. Как тогда водилось, они брали заложниками сыновей местных джентри, и в числе заложников оказались оба приемных сына сэра Джона, Филипп и Джон. По убеждениям он был протестантом, то есть автоматически на стороне протестантских короля и правительства, да еще не каким-то свежеиспеченным, а из горячих сторонников супремационного права короля Генри VIII, которое тот так кстати отыскал именно тогда, когда оно было ему нужно.

И вот, по дороге к воинской славе, 17-летний Роберт Дадли привлек внимание своей сверстницы Эми, дочери хозяина поместья. Обратил ли он на нее внимание? Ему было 17, еще бы он не обратил.

поместье Стэнфилд

А через год, 4 июня 1550 года, в Лондоне уже праздновали свадьбу Роберта и Эми. Совершенно неизвестно, встречались ли молодые за прошедший год, или это была история любви с первого взгляда. Можно не сомневаться в одном: это был брак по любви. Потому что за прошедший год отец Роберта нейтрализовал своего политического соперника, Сеймура, почти сделал себя герцогом, и практически стал правителем в стране. И еще один факт: оба были невероятно молоды, хотя в тюдоровской Англии середины 16-го века обычным возрастом для вступления в брак были 27 лет для мужчины и 25 для женщины.

Даже с учетом того, что Роберт был третим сыном, брак сына герцога Нортумберлендского с дочерью сквайра, получившего рыцарство в честь коронации короля Эдварда, был браком неравным. И это видно по тому, как свадьба праздновалась. Сравнивать есть с чем: накануне, 3 июня, праздновали свадьбу Джона Дадли с Анной Сеймур. Малолетний король записал в своем дневнике, что был роскошный пир, а потом танцы, и турнир 6 на 6. На свадьбе Эми и Роберта король был тоже, и остался страшно недоволен: вместо турнира там были совершенно сельские забавы. То есть, гостями, очевидно, были джентри из числа знакомых и родни Робсаров, и им просто-напросто было весело. А искреннее веселье всегда кажется нестерпимо вульгарным тем, кто сам веселиться не способен.

Брачный контракт был сделан честь по чести, но и дата его подписания (20 мая 1550 года) тоже говорит о том, что этот брак не был браком по расчету. Робсар выделил молодым 20 фунтов в год, Дадли-отец добавил к сумме 50 фунтов. Будущее состояние Эми (ее вдовья доля) было обозначено в размере 200 фунтов. Унаследовать имущество Робсаров пара могла только в очень далеком будущем, когда и сам Джон Робсар, и его жена умрут. Подарил Дадли молодым и их будущий дом – поместье и земли приората в Коксфорде, рядом с поместьем Робсара.

Доход в 70 фунтов в год – это довольно скромно, но надо иметь в виду, что в те годы для джентельмена еще не считалось зазорным работать. Было бы странным, если бы джентельмен просто просиживал дни в своем поместье. Роберт Дадли стал очень занятым человеком. Уже через полгода после женитьбы он был наместником и коннетаблем Кастл Райзинг, на следующий год – выборным рыцарем от графства, и в 1552 году – Лордом Лейтенантом графства. И его любили. Джон Эйлмер, местный проповедник, писал Роберту, что имя Дадли стало знакомо и уважаемо среди местного дворянства. Только после этих успехов, папаша Дадли подарил сыну еще парочку поместий.

При всем при этом, настоящая карьера делалась, все-таки, в Лондоне. В августе 1551 года Роберт стал одним из джентльменов внутренних покоев короля, получив, таким образом, неограниченный к нему допуск. Юный король получил, наконец, свои игрушки: Роберт Дадли прекрасно владел всеми видами оружия, и любил турниры. На следующий год он стал мастером гончих, в обязанности которого входила масса задач, начиная от осведомленности в родословных сотен собак, и заканчивая организацией охот. Следующей ступенькой стала должность резчика мяса при короле, карвера. Роберт был тем человеком, который должен был превратить немыслимо сложно украшенное блюдо в кусочки съедобного мяса во время королевских трапез.

И, наконец, в конце 1552 года Дадли сталь хранителем резиденции Сомерсет Хаус, которая осталась бесхозной после того, как его папенька подвел под топор Эдварда Сеймура, который резиденцию буквально создал по собственным чертежам. Вот туда Роберт с Эми и переехали
Метки: