mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Елизавета I - убийство Риччио

Шотландский парламент должен был собраться на сессию 11 марта 1566 года, а акт о государственной измене против Джеймса Стюарта и его «подельников» должен был обсуждаться уже 12 марта. Забавно, что Мария Стюарт действовала в достижении своих целей совсем как Мэри Тюдор: манипулировала составом созываемых парламентариев. Она пригласила старых пэров, насквозь католиков, католических епископов, аббатов. Она не скрывала от них, что их задача состоит в возвращении «исконной религии» на землю Шотландии, и в объявлении сводного брата королевы, с его единомышленниками, государственными изменниками. В успехе Мария не сомневалась, потому что в данном составе парламент вынес бы именно те решения, которые были нужны ей. А английский посол Рэндольф уже писал Сесилу о плане симпатичного дворцового переворота, который должен произойти до начала сессии парламента.

Холируд

Вообще-то, большинство лордов-заговорщиков полагали, что речь идет просто об устранении Риччио, и предлалагали схватить того в его собственной комнате, устроить трибунал, и повесить в тиши ночной на площади. Назначена акция была на 10 число. Но Дарнли ждать не хотел, и трибунал в комнате Риччио его не устраивал. Общепринятая версия состоит в том, что Дарнли, «злобный мальчишка», как его называет Фроде, мстительно решил наказать свою жену за ее пренебрежение, убив ее фаворита у нее на глазах. Мне лично кажется, что Дарнли планировал не только убийство Риччио, поэтому ему было нужно, чтобы заварушка была устроена в покоях королевы и в ее присутствии. Намек на далеко идущие планы есть в записке Рэндольфа Сесилу: «Если ее величество не даст себя уговорить, я не знаю, как они будут действовать». Дарнли планировал больше, чем просто убить Риччио.

Партия королевы (Хантли, Атолл, Сазерленд, Босуэлл, Ливингстон, Флеминг, Бэлфур) были в Холируде, где у них были комнаты, так что заговорщики предприняли кое-какие меры предосторожности. С наступлением темноты, лорд Мортон с Дугласами должен был тихо окружить замок. В восемь вечера они должны были запечатать все двери, чтобы никто не мог в замок войти, и никто не мог из него выйти. Дарнли провел лорда Рутвена и Джорджа Дугласа в свою комнату, и вошел в покои королевы, которая ужинала со своим ближним кругом: Риччио, графиня Аргайл, Артур Эрскин, лорд Роберт Стюарт и французский терапевт Марии.

убийство Риччио-1

Дарнли сел рядом с королевой, Риччио сидел напротив. Внезапно Дарнли крепко обнял Марию за талию, и не дал ей отстраниться. Почти одновременно в комнату вошел лорд Рутвен в доспехах. Мария поняла смысл происходящего мгновенно. «Иуда», - сказала она, глядя на мужа. Но храброй дамой эта королева была, и она спросила Рутвена, что ему надо. «Этого мужчину», - ответил Рутвен, указывая на Риччио. «Он был здесь достаточно долго». Пока Рутвен объявлял, что «этот мужчина» бросает тень на честь королевы и ее мужа, лорд Эрскин и Роберт Стюарт набросились на Рутвена. Одновременно Дарнли покрепче ухватил Марию, а Риччио, тоже бросившийся к королеве, споткнулся о стол, упал на колени, и ухватился за ее платье. Падающий со стола подсвечник подхватила графиня Аргайл, но несколько свечей погасло. Рядом с Рутвеном оказался Джордж Дуглас, и вот у него в руке был пистолет, направленный прямо на Марию Стюарт.

лорд Рутвен, но не тот, а который вампир.

Мария осталась жива только потому, что Риччио метался, как испуганный кролик, и в комнате началась просто общая свалка. А ведь Дарнли держал ее так, чтобы подставить под выстрел, и его родич готов был выстрелить. Но в не слишком большой комнате было слишком много мечущегося народа. По другой версии, выстрел был сделан, но не попал в цель, потому что стрелявшего кто-то толкнул, нечаянно или специально, после чего Дуглас отбросил пистолет и ударил Риччио кинжалом, выхваченным у Дарнли. И тут началось какое-то всеобщее безумие. Мария вырвалась, и кинулась в спальню, Дарнли за ней, Рутвен за Дарнли. А в комнате Риччио наносили удар за ударом. Потом, когда привратник Холируда укладывал итальянца в гроб, он насчитал на теле Риччио 60 ударов!

убийство Риччио-2

В спальне Мария кричала на мужа: «И для этого я подняла тебя из ничтожества?!!!», Дарнли был в полуобморочном состоянии (всё пошло не по плану), Рутвен пытался втолковать королеве, что все делалось для ее же блага. Мария грозила ему всеми карами, местью Филиппа Испанского, короля Франции, императора Максимиллиана, если с ней что-нибудь случиться, но Рутвен, почти рухнув в кресло, только отмахнулся: «Все они большие люди, слишком большие, чтобы связываться со мной. А с тобой ничего не случится, не бойся».

Вся эта интересная история имеет две версии, версию Дарнли и версию Рутвена, которые были, к тому же, нарративными. И они несколько друг от друга отличаются. Но можно только предполагать, как же эти истории изменились к тому времени, когда их записали. Так что, на самом деле, мы не знаем, что на самом деле случилось в покоях Марии в ту ночь. Можно считать достоверным перечень действующих лиц. Можно верить в 60 ран на теле Риччио, потому что об этом, как раз, есть отдельная запись. Но что произошло в полутемной комнате, полной сражающихся, озверевших людей, никто не знает наверняка, всё было слишком хаотично. Меня заинтересовал кинжал, который Дуглас выхватил у Дарнли. Кинжал был уже вытащен из ножен – но для кого? Дуглас стреляет, промахивается, бросается в направлении Марии, видит у ее ног Риччио, выхватывает у Дарнли, держащего жену, кинжал, и наносит первый удар итальянцу. Мария вырывается и убегает в спальню, муж за ней, Рутвен за ними. А дальше начинается всеобщая беготня. Дарнли что, для любимой супруги кинжал выхватил, когда его родич промахнулся?

Тем временем, никем не замеченный паж проскользнул к сигнальному колоколу и ударил тревогу. Лорды королевы выскочили из комнат в коридор, где их окружили люди Мортона с требованием сдаться. Рутвен, тоже появившийся в коридоре на звон, потребовал обе стороны опустить оружие, зачитав им указ короля, что всё происходящее делается по его приказу. Мог и не зачитывать, вообще-то. Рутвена и без того в Эдинбурге боялись до икоты, считая колдуном. Все снова разошлись по комнатам, но Босуэлл и Хантли выломали окна и бежали. Начальник стражи Эдинбурга у замка появился с четырьмя сотнями стражников, но подчинился приказу короля отправиться прочь. Марию заперли, а Дарнли с Рутвеном удалились по своим делам. Так закончилась ночь 9 марта 1566 года в Холируде.

На следующий день Дарнли, как король, объявил, что открытие парламента откладывается на неопределенное время. Прибытия Джеймса Стюарта ожидали с минуты на минуту – еще одно доказательства того, что убийство Риччио не было ни главной, ни единственной целью заговорщиков, потому что путь из центральных областей Англии до Эдинбурга далек, и лорд Стюарт должен был быть осведомлен и уверен, что сможет вернуться домой в определенный день. Католики, которые не знали, насколько широко и глубоко проник заговор, подчинились беспрекословно.

лорд Джеймс

Другое дело – сама Мария Стюарт, которая не имела ни малейшего намерения сдаться и передать власть мужу, которого к этому моменту она уже ненавидела, как чуму. Рутвен, кстати, не имел по поводу своей королевы иллюзий. Он точно знал, что она попытается взять реванш. Но что в данной ситуации можно было сделать? Мария была жива, и Мария была Марией – той женщиной, которая, при желании, могла убедить кого угодно и в чем угодно. Тем более, убедить Дарнли, упоенного победой и чувством настоящей королевской власти. Он был слишком молод, чтобы понимать и уважать женщин в качестве противников.

Уже на следующее утро к Марии были допущены ее придворные дамы, что автоматически означало, что известия из Холируда отправились к Босуэллу и Хантли. А к вечеру у ворот замка появился лорд Джеймс Стюарт. Очевидно, ожидавший вызова у самой границы, если даже уже и не в самой стране. Мария, конечно, предпочла бы увидеть не брата, а его голову, которую ей обещал Босуэлл. Фроде неопределенно указывает в качестве причины такой ненависти то, что лорд Джеймс знал о Марии кое-какие опасные секреты, но какие – не уточняет. Напрашивается только одно предположение: Шателяр. Тогда лорд Джеймс был первым, прибежавшим на крики сестры о помощи. Возможно, попытка изнасилования не ограничилась только попыткой? Кто знает.

Тем не менее, в данных обстоятельствах дела прошлые не имели уже значения. Вопрос стоял о самой королевской власти, которую Мария потеряла в тот момент. И она бросилась к нему на шею, заливаясь слезами. Возможно, даже искренними. Возможно, лорд Джеймс тоже всхлипывал в ответ вполне искренне. Слишком велика была ставка и слишком сильным было потрясение от того, как легко произошел переворот. Кто-то называет лорда Джеймса интриганом, кто-то – человеком благородной натуры, но кем бы он ни был, он встал на сторону сестры. Он, встретившись с лордами-заговорщиками, узнал, что одни хотели бы просто видеть Марию мертвой. Другие предпочли бы, чтобы она оставалась пожизненной пленницей, сохранив внешние атрибуты власти. Третьим было важнее, чтобы она объявила парламенту, что передает всю полноту власти королю, своему мужу.

Королю... В этом-то и была проблема. Лорд Джеймс ни в тот момент, ни позже, не принял предложения короноваться самому. А Дарнли был не королем, и даже не рыцарем, а просто валетом. Мария очень быстро объяснила ему, с какими проблемами он столкнется, отобрав у нее власть. И, поскольку она была права, он ей поверил. И помог бежать из Холируда. Да-да, ведь и более умные и опытные люди капитулировали перед харизматическим обаянием Марии Стюарт. Тот же Мэйтленд. Где уж было выстоять не слишком обремененному умом юнцу? Не могу сказать, сама ли Мария решила поставить на человека, которому основательно не доверяла, и которого бешено ненавидела. Известно, что, после заседания с лордами, сэр Джеймс битый час ходил с сестрой под руку по галереям Холируда. С одной стороны, Джеймс Стюарт обычно действовал прямолинейно. С другой стороны, обстоятельства, в которые угодила его сестра, были чрезвычайными.

От Дадли не слишком много требовалось, просто организовать дежурства у покоев королевы так, чтобы туда попали определенные офицеры. Остальное Мария сделала сама. Не забыв прихватить мужа, который был ей в данный момент стратегически необходим, она, через подземелья Холируда, выбралась к Холирудскому аббатству, и оттуда, верхом, в замок Данбар, в 50 км от Эдинбурга. К утру она была уже за крепкими стенами этой крепости, и могла думать о реванше.

развалины Холирудского аббатства
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments