?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - Мария Стюарт бунтует
sigrig
mirrinminttu
Совершенно точно известно, что, вернувшись в Эдинбург, Мария Стюарт была полна решимости взять то, что ей принадлежало, по ее мнению, силой. Она действительно была готова теперь выступить в свой персональный крестовый поход на Лондон. Епископ Данблейнский в Риме, по ее просьбе, запросил у папы 12 000 наемников, которых тот был готов предоставить – при условии, что Филипп Испанский одобрит его действия. Только вот, благодаря лорду Дарнли (или королю Шотландии, как он теперь назывался), о планах Марии лорд Сесил узнал раньше, чем король Филипп.



С давних пор в услужении семейства Ленноксов был некий торговец Яксли. Поскольку графиня Леннокс оказалась в Тауэре, Яксли прибился в Шотландию, и именно его Дарнли уговорил свою супругу послать к Филиппу. Яксли выехал из Холируда с подобающей поспешностью, но до первого встречного кабака, где достаточно громогласно, в конце концов, поведал всем, способным еще слушать, куда он отправляется и с каким поручением. А ведь должен был предполагать, что близлежащие к дворцам кабаки всегда и везде наполнены шпионами. Так было и в этом случае.

Очевидно, в Лондоне ждали реакции Филиппа с немалым интересом. Его неприязнь к Марии Стюарт была известна, но ведь были эти драгоценные земли Фландрии, которые испанский король защищал ревностнее, чем дракон сокровища. А близость протестантской Англии к этим землям сильно влияла на местные настроения. Неприятная дилемма, непростая. У Елизаветы был, с ее точки зрения, один выход – отмежеваться от Джеймса Стюарта и Аргайла. Комендант Бервика, граф Бедфорд, предложил, напротив, форсировать события в Шотландии. Он мог бы со своим гарнизоном (абсолютно под свою ответственность!) атаковать вместе с мятежными лордами Эдинбург, и кто там потом в свалке разберет, всякое может случиться...

На такую авантюру Елизавета, все-таки, не решилась. Допустим, Мария погибла бы вместе с Дарнли, но что дальше? Покорение Шотландии, в которое Филипп бы точно вмешался? Нет уж. Она предпочла передать Бедфорду 3 000 фунтов для Стюарта и Аргайла, предупредив, чтобы лорд Джеймс никак не показывал ей своей благодарности. Да и вообще лучше не афишировать, откуда деньги.

Поль де Фуа, французский посол, поверить не мог, что Елизавета упускает блестящий шанс избавиться он надоедливой родственницы. Ведь ситуация для этого была просто уникальной! В канцлерах у Марии сидел Риччио, человек изворотливый, но совершенно не в той весовой категории. В генералах у Марии был Джон Стюарт, граф Атолл, «юнец без опыта и рассудительности, чьим единственным достоинством является его фанатичный католицизм», как писал посол Екатерине Медичи. Екатерина даже посылала к Марии своего опытного дипломата де Кастельно, чтобы тот помог ей помириться с братом, но Мария решительно отвергла все попытки вмешательства посторонних в ее дела с ее подданными.

Тогда французы начали, совершенно неожиданно для Елизаветы, хлопотать относительно ее брака... с Робертом Дадли, графом Лейчестером. Де Сильва всё правильно понял, у папеньки сэра Роберта действительно было во Франции много друзей, и эти друзья продолжали бы с радостью дружить и с графом Лейчестером в роли короля Англии. Лишь бы как-то спаять Англию с Францией, даже не прямо, если Елизавета не настроена на брак с их королем.

Ответ Елизаветы на вопрос де Фуа, не вышла ли бы она замуж за Лейчестера, был фееричным. Лорд Роберт - ее друг, а «ее муж не получил бы ни частички ее власти, ни ключей от ее казны; ее подданные хотят преемника короны, и она использовала бы услуги мужа, чтобы дать им, чего они хотят; но мысль о замужестве сама по себе ей омерзительна, и при одной мысли об этом ей кажется, что у нее сердце из груди вырывают». Нет, она не оказала бы такой дурной услуги сэру Роберту.

Интрига набирала обороты, а тут Елизавете преподнесла сюрприз другая ее родственница, очередная леди Грей. Из троих сестер, главных наследниц после Елизаветы, леди Джейн была казнена, леди Екатерина умирала. Оставалась леди Мэри, которой было 20 лет. И вот эта леди Мэри ухитрилась обвенчаться прямо во дворце с сержантом гвардии, причем не удосужившись даже запомнить, кто ее, собственно, венчал? «Толстый священник в короткой рясе», - бормотала она. Сесил с долей сарказма заметил, что, вероятно, единственным, что свело эту парочку, был контраст: леди Мэри была крошечного роста, а сержант – настоящим великаном. Подозревалось, что всё венчание было совершено на сильно нетрезвые головы участников, но что сделано – то сделано, и никакие юристы Елизаветы не нашли ни малейшей возможности этот брак расторгнуть. Леди Мэри посадили под домашний арест, сержанта отправили в тюрьму. И вот эта леди Мэри была альтернативой Марии Стюарт... Конечно, оставались еще сыновья леди Екатерины, имеющие королевскую кровь и со стороны матери, и со стороны отца. Но, по какой-то причине, Елизавета линию Греев не переносила в принципе. Возможно потому, что ее младшая тетка, от которой эта линия пошла, была во враждебных отношениях с ее матерью. Возможно, девочки Грей были антипатичны ей лично. Видит Бог, она имела на это основания. У старшей, Джейн, были, хотя бы, и ум, и образование, и амбиции. Хотя королева из нее все равно получилась бы символическая. У средней, Екатерины, были только амбиции, а уж у младшей и тех не было.

леди Мэри

Впрочем, Мария в Эдинбурге вела себя не рациональнее малышки Грей, хоть и на свой лад. Мария ругалась с посланцем своей бывшей свекрови. Она не допустит превращения Шотландии в республику! Екатерина Медичи должна поддерживать ее, выступить с ней единым фронтом в борьбе за священные права суверена, а не предлагать помощь в примирении с лордами! А если она не хочет – что ж, Мария протянет руку Филиппу Испанскому. Но никогда, никогда она не сделает ничего, что принесло бы торжество королеве Англии, лучше уж потерять корону! В октябре она выступит против Англии, и точка! Кастельно был неприятно поражен. Он подозревал, что голосом Марии с ним говорит Босуэлл, «министр беспорядков», как выразился дипломат в своем рапорте. Босуэлл уже тогда был у самого королевского трона.

Кастельно

Англичане начали готовиться к шотландскому вторжению. Весь совет, до последнего человека, находился в Лондоне. С северной границы отозвали лордов-католиков: Кумберленда, Вестморленда, Нортумберленда. Красиво отозвали, под предлогом, что Лондону нужны их знания приграничной ситуации. Совет не пожалел времени на составление длиннейшего списка всех обид и провокаций со стороны Марии Стюарт, вплоть до последних. На всякий случай: если вторжение состоится, Мария на него не будет смотреть со стороны, и если она погибнет, то будет важно обосновать для европейских дворов, что «сама виновата».

Снова рассматривался вопрос, не стоит ли напасть первыми. Благо, Мария начала сильно притеснять у себя протестантов, и помощь братьям по вере была бы хорошим предлогом для оправдания вмешательства. Но Елизавета продолжала сопротивляться. Ее пугали расходы и неясность цели, и она сделала вполне дельное замечание: как лорды собираются провести массивную мобилизацию без того, чтобы об этом не узнали в Эдинбурге, Париже и Мадриде? На всякий случай, решили быть готовыми к любому повороту событий. А под шумок конфисковали всю собственность Ленноксов, находящуюся в Англии.

Октябрь приближался, стояли последние дни сентября 1565 года.

пикник королевы Елизаветы
Метки: