mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Елизавета I - выбор Марии Стюарт

Парламент должен был собраться снова осенью 1564 года, с тем, чтобы решить, наконец, вопрос о престолонаследии. Ведь Елизавета обещала подумать. Ситуация складывалась любопытно: Мария Стюарт послала в Лондон Мелвила, чтобы тот пудрил англичанам мозги по поводу ее предполагаемого брака с Дадли, а на самом деле подготавливал бы бегство в Шотландию лорда Дарнли и его матушки, графини Леннокс. Сесил продолжал настаивать на австрийском браке. Филипп был готов благословить брак Елизаветы с Дадли, будучи абсолютно уверенным, что если она вообще выйдет замуж, то только за сэра Роберта. И только Елизавета просто хотела назначить своей преемницей Марию Стюарт, чтобы ее оставили в покое.



Мелвил получил приватную аудиенцию у Елизаветы, и, по-моему, она сказала ему одну замечательную вещь: она хочет, чтобы Мария взяла Дадли в мужья, потому что после этого она, Елизавета, могла бы назначить Марию своей наследницей, не опасаясь попыток узурпации. Вполне в духе Елизаветы, такая откровенность. Она даже не стала скрывать, что знает о секретной миссии Мелвила. «Я знаю, что тебе больше нравится этот долговязый парень», - сказала она, указав на Дарнли.



Очевидно, Елизавета была в курсе, что Мария Стюарт состоит в секретной переписке с графиней Леннокс – служба безопасности у Сесила не дремала. И посол Англии в Эдинбурге осведомлял о том, что там «все знают» о плане королевы взять в мужья Дарнли. Еще бы! Католики Ленноксы были заклятыми врагами протестантов Гамильтонов, и брак королевы Шотландии с лордом Дарнли пугала многих. Мария ссорилась со своими ноблями, угрожая даже бросить их на произвол судьбы, на что ей отвечали, что кто ж ее отпустит. Те, кто не имел причин бояться ни действий Ленноксов, ни победы католической фракции, относились к перспективе получить, наконец, короля с полным безразличием.

Как ни странно, с таким же безразличием реагировала на это и Елизавета. В Бервике 18 ноября собралась Большая Четверка решать относительно прав Марии на престол Англии. Первым выступил лорд Бедфорд со знакомой схемой: условие – брак с Дадли. Шотландцы так же привычно отвели кандидатуру сэра Роберта, которого к тому моменту уже начали называть не Дадли, а Лейчестером.



Сэр Роберт сам был тем самым четвертым на встрече, но явно ситуацию оскорбительной не считал. На самом деле, к тому моменту он уже принес свои персональные извинения Марии Стюарт за то, что его кандидатура предлагается ей в мужья. За это Фроде заклеймил его практически предателем интересов Елизаветы, которая ему верила «как другу и брату», но Фроде не мог знать того, что стало известно в 21 веке: Лейчестер был куратором управления службы внутренней безопасности королевства. Системой разведки до 1570-х руководил Сесил, хотя с 1564 года он потихоньку начал передавать дела этого департамента другому человеку, а вот полностью внутренней безопасностью занимался именно Лейчестер. Этим объясняются его странно упорные контакты с испанскими послами, не поддающиеся логическому объяснению. Это объясняет и его приветливость к окружению Марии Стюарт. В недалеком будущем эта линия поведения предотвратит многие серьезные неприятности.

Так или иначе, англичане знали, что кандидатура сэра Роберта будет отвергнута, и заготовили две другие: католика Норфолка или католика Дарнли. В этом явно слышны отзвуки какой-то большой игры, потому что ни тот, ни другой не могли бы служить полисом безопасности для Елизаветы. Норфолк, впрочем, был в те годы человеком честным, а кем был Дарнли – не знал никто, включая его самого.

Как обычно для подобных переговорах, они проходят «в теплой и дружественной обстановке», не вынося никакого конкретного решения. Имя Дарнли даже не упомянули, но, стоило только конференции закончится, как Мария написала Елизавете письмо с просьбой разрешить лорду Дарнли присоединиться к своему отцу Ленноксу в Шотландии, под предлогом выяснения судьбы какой-то спорной собственности. Таким образом, дело сдвинулось с мертвой точки.

Похоже, что единственным человеком, который впал в настоящую панику от перспективы брака Марии Стюарт с лордом Дарнли, был старый, добрый Мейтленд. Он был честным и умным человеком, он был протестантом, но попал под власть очарования своей королевы, предпочтя верить, что всё образуется каким-то волшебным образом, и его страна сможет избежать серьезных потрясений из-за столкновения религий. Но когда он познакомился в Англии с Дарнли, он просто испугался. Возможно, он предвидел, какая каша заварится, когда Дарнли будет принят к шотландскому двору, где должность фаворита при королеве уже два года как была занята Дэвидом Риччио.



Мейтленда недаром считают единственным толковым министром, который был у Марии Стюарт. Он боялся совершенно правильно. Вот какой документ нашелся в шотландских архивах:
«Enemies to the Earl of Lennox—All the Protestants of that realm in general, and in special the Duke of Chatelherault, with all the Harailtons in Clydesdale, Linlithgow, and Edinburgh; the Bishop of St. Andrew's; the Abbot of Kilwinning; the Bishop of Glasgow; all the Betons; the
allies of the late Cardinal of St. Andrew's; the Laird of Borthwick, and all the Scots. The Earl of Argyle, sister's son to the duke; all the Campbells; the Earl of Glencairn, whose eldest son is sister's son to the duke: and all the Cunninghams. The Earl of Eglinton was never good Lennox,

The Earl of Cassilis, young, and of small conduct. The remnants of Huntly's house will favour the duke, and so will James M'Connell, and others of the Isles. The Lord James and Ledington in their hearts have misliked Lennox; unless now, in hope to continue their rule in that realm, they may be changed.

The Earl of Morton, being chancellor, the young Earl of Angus, Drumlanrig, and all the Douglasses, with the Justice Clerk; M'Gill and their alliance, if my Lady Lennox do not relinquish her title to the Earldom of Angus, which I suppose, in respect of the greater advancement, she hath already promised.

The Lords Maxwell and Erskine, allied to Argyle. Livingstone is friend to the duke, and Fleming likewise. Borthwick will hang with the Douglasses. The Earl of Montrose and the Leslies, being Protestants.

Of these [some] may be won, partly in hope that Darnley will embrace religion, which I doubt will never be, partly by preferment of spiritual lands, partly by money, and partly but in fear by the authority and in respect of other insolent pretences.

Friends hoped upon it

The Humes and the Kers, albeit they will choose the best side. The Earl of Bothwell, of no force now. The Earl Athol; the Earl Errol; the Lords Ruthven and Seton; the gentlemen of Lennox, and some of the Barony of Renfrew. The Laird of Tullybardine, a young head.»

Документ не подписан и адресат не обозначен, но из него четко видно, какие фракции возникнут в Шотландии, если и когда Мария Стюарт выйдет замуж за Дарнли. Протестанты явно превалируют. Если королевская пара начнет католизацию страны сверху, Шотландия вспыхнет, как порох.

Почему Елизавета и ее советники так снисходительно отреагировали на планы Марии Стюарт и графини Леннокс? Возможно, они предвидели, что у соседей начнется заварушка, в которой Мария вполне может и сгинуть, с ее-то кавалерийскими замашками. Они не могли знать, что брак шотландской королевы с юным балбесом королевских кровей определит судьбу Англии на многие столетия.

графиня
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments