?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Елизавета I - королева не доверяет
sigrig
mirrinminttu
Дипломатия Елизаветы была невероятно сложной игрой для всех в нее вовлеченных, и так пошло c самого начала. Нота, с которой Монтегю и Чемберлен отправились в 1560-м году в Мадрид, переделывалась и обсуждалась неоднократно. Сначала это был перечень всех претензий к Франции и требование поддержки, к которой Испанию обязывал союзнический договор.

Потом Елизавета набросала письмо, в котором преувеличенно униженно извиняется за то, что отправила флот, не спросив разрешения у «мудрого старшего брата» и вопреки его советам, и клянется, что больше никогда, никогда...

В следующем наброске она горячо клянется, что ее единственным желание является мир во всем мире и т.п. Монтегю рвался к испанскому послу, чтобы что-то ему поведать, но это сделали для него невозможным. Хотел ли один из лидеров католической оппозиции заранее предупредить Филиппа о том, что всерьез ноты королевы Англии воспринимать нельзя? Наверняка Филлип об этом и сам догадывался, хотя и вряд ли мог на 100% поверить, до какой степени нельзя верить нотам Елизаветы Тюдор.

Французы своим неофициальным делегатом выбрали принцессу Елизавету, молодую супругу Филиппа. Через нее они напоминали, что королева Англии – враг веры, что она раздувает бунт в Шотландии для того, чтобы уничтожить там истинную церковь, и что ее агенты во Франции занимаются тем же. Разве не в интересах Филиппа единая Европа, объединенная католической религией?

Филипп никогда не руководствовался в решениях эмоциями. Жену он очень любил, но мнение эксперта по ситуации запросил. Герцог Альба решительно ответил, что королева Англии ни в коем случае не может игнорировать присутствие французской армии в Шотландии. На горькие упреки епископа Лиможского, что неужто суверен не имеет права призвать к порядку своих бунтующих подданных, герцог отрубил, что король и королева Франции дали повод королеве Англии заподозрить себя в нехороших намерениях, воодрузив на свои щиты ее герб. Впрочем, герцог может предложить Франции выход в отношении подавления восстания: христианнейший король Испании может сделать это сам.

На самом деле, дипломаты Филиппа прекрасно понимали, что испанцы в Шотландии не нужны ни Франции, ни Англии. С другой стороны, Англия не считала возможным в таком тонком деле протестовать. Кабинет Елизаветы предугадал, что Филипп сделает такой ход, и принял меры еще до того, как Альбы вытащил из манжеты данное предложение. Грешем развернулся с закупками меди, оружия и пороха так, что граф Фериа всполошился, и попытался через фландрские власти запретить вывоз такого стратегического груза. Но Грешем вывез его без разрешения. На свой риск и по своей инициативе, ага.

Англия вооружилась до зубов. Англичане вооружились до зубов. Сама королева тренировалась в фектовании на глазах у всего Лондона в Сент-Джеймском парке. Даже де Квадра, скрипя зубами, должен был признать, что королева фектует, как дьявол. За посольствами католиков англичане приглядывали, не стесняясь. На протесты они отвечали, что выслеживают английских подданных, предательски и вопреки закону посещающих мессы во французском и испанском посольствах. Таких арестовывали на выходе, и нескольких казнили за государственную измену. Это не было идеей Елизаветы. На самом деле, она даже хотела восстановить распятия в приходских церквях, как она восстановила распятие в собственной часовне, но ее не поддержали. Или она с верным Сесилем снова разыграла одну из своих комедий – возглавил протестующих протестантов в этом вопросе именно Сесил.

Это было присутствие английского флота перед Лейтом, что заставляло французов искать примирения с Англией. Хорошо подумав, французы послали к Елизавете д'Эвре с предложением: они выведут из Шотландии все войска, оставив только 400 человек, а Елизавета уберет от Лейта Винтера. Д'Эвре также уверял Елизавету, что его король с королевой взяли на щиты ее знаки только по приказу короля-отца, ныне покойного, а сами-то они ни-ни. Елизавета слушала, поднимая брови и надменно раздувая ноздри – Трогмортон предупредил ее заранее, что соглашаться можно не на частичный, а только на полный вывод французских войск.

Как будто она сомневалась! Пришлось д'Эвре выслушать примой ответ королевы, что она не верит его словам ни на йоту. Факты говорят сами за себя. Дело вовсе не в каких-то намалеванных на щитах знаках, а в том, что Мария Стюарт официально именует себя в государственной переписке королевой Англии. Она, Елизавета, просто не позволит так унижать себя перед всем светом. И по какому праву д'Эвре называет шотландцев бунтовщиками? Шотландцы верны собственному королевскому дому, и в отсутствии своего суверена имеют полное право держать управление страной в собственных руках. И при чем здесь французы, им-то что в Шотландии делать? Да если шотландцы сдадутся кардиналу Лотарингскому и герцогу де Гизу, они опозорятся на всю Европу. И их собственная королева, если она переживет своего мужа, сможет их обвинить в предательстве и будет права!

А сами шотландские протестанты тем временем на своей территории слабели, пока Винтер красовался без дела на рейде Лейта, а Норфолк сидел без дела в Бервике. Ситуация сложилась так, что протестантам надо было или помогать, или... Но что решит Филипп, и так было понятно (англичане думали, что испанцы действительно хотят мира и только мира, поэтому воевать запретят), и англичане решили начать действовать, но секретно. Снова пресловутая частная инициатива! 25 февраля 1560 года лорд Джеймс Стюарт, лорд Максвелл, лорд Рутленд, молодой Мейтленд и Генри Балнабис пробрались в Бервик, чтобы обсудить, на каких условиях Елизавета позволит своим войскам вмешаться в ситуацию.

Елизавете, например, хотелось бы знать, как шотландцы намереваются воспрепятствовать возвращению французского гарнизона в Лейт, если англичане это гарнизон из Лейта вышвырнут? Не может же Винтер до конца своих дней болтаться у Лейта! А как поведут себя шотландцы, если французы вторгнутся в Англию? Ведь помощь Шотландии наверняка обернется для Англии войной с Францией. И, наконец, есть ли у благородных лордов план, который гарантировал бы вечный покой и гармонию в обоих королевствах? Последний вопрос имел только один возможный вариант ответа, брак Елизаветы с герцогом Арраном, поэтому его деликатно оставили в стороне на будущее.

Договор обсуждался два дня, и после этого был подписан. Учитывая опасность аннексирования Шотландии Францией, Елизавета Английская, ради сохранения древней независимости этой страны, берет ее под свою защиту, и обещает знати Шотландии помощь в изгнании иностранных захватчиков. Шотландцы, со своей стороны, обязались не заключать сепаратного мира, и, поскольку их королева была и королевой Франции, обязались оставить в Англии заложников своего верного союзнического поведения. Шотландцы также обязались выставить армию, если французы вторгнутся в Англию в ответ на действия Англии в Шотландии. Отдельным параграфом стояло утверждение, что действия сторон не имеют целью свержение законной династии, но только защищают права и свободы Шотландии. Со стороны Англии договор подписал герцог Норфолк.

Днем, в который английская армия перейдет границу, был назначен 25.3.1560, и на этом переговоры закончились. Лорды так же незаметно вернулись к себе в Шотландию, а Мейтленд отправился в Лондон, чтобы встретиться лично с королевой и Сесилем.
Тем временем, шотландские протестанты признались, что им практически нечего предложить своим братьям по вере. Их было слишком мало. Население Шотландии либо относилось к ним безразлично, либо откровенно враждебно. Таким образом, англичанам, если они желали провести в Шотландии реформацию, придется делать это собственными силами.

Таким образом, одна из причин, по которой Англия должна была рассориться с Францией и, предположительно, с Испанией, отпадала сама собой. Невозможно проводить религиозную реформу в стране, население которой категорически против этой реформы. Оставалась другая причина – безопасность самой Англии, но ведь обеспечить эту безопасность было возможно и другим способом. Перед брезгливо поеживающейся Елизаветой снова замаячил призрак большеголового герцога, который уже успел сделать ей официальное предложение, и посол которого ждал ответа.

Де Квадра, сообщая новости своему королю, проявляет изумительную осведомленность в делах английской королевы. По-прежнему, информаторы испанцев были в самых приближенных к правительству кругах. Собственно, в письме стоит имя информатора, но архивариусы Испании перед открытием архивов его закодировали. То есть, или у этого человека есть в наше время прямые потомки, либо он - важная государственная личность с определенной репутацией.

Де Квадра знал даже о приватном послании Трогмортона относительно намерений д’Эвре, и был сам с Трогмортоном совершенно согласен, добавляя, что, к счастью, королева явно полна решимости выгнать французов из Шотландии. Но король Франции неожиданно объявил, что у него есть свидетельства пяти-шести значительных лиц о том, что она пытается разжечь религиозную революцию во Франции. Благодаря этим доказательствам он надеется, что папа объявит ее незаконной правительницей, и на Англию наложит интердикцию.

Королева, пытаясь выиграть на свою сторону испанцев, так горячо утверждала, что она - истинная католичка, что если бы де Квадра не знал ее, он бы ей поверил. Католики Англии планировали, что если папа сделает то, чего от него ожидают французы, то они провозгласят королем сына графини Леннокс. То есть, потомка той же старшей сестры короля Генри, но от другого брака.
Метки: