mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Елизавета I - королева и епископы

Всего через месяц после роспуска парламента, 8 июня 1559 года, акт о супремации королевы Елизаветы был подписан всеми, кто имел церковные или административные должности в королевстве. Исключением, как всегда, были пэры – с ними принцип был тем же, но от письменного подтверждения их благородного слова они были избавлены. Это означает, что все малую и великую власть имущие подтвердили, что королева Елизавета является высшим попечителем английской церкви, то есть имеет над ней власть, независимую от папы и равной (как минимум!) папской. Отныне все несогласные рассматривались законом не как еретики, но как предатели и заговорщики.

Минимальным наказанием было отстранение от должности в качестве первого предупреждения. Что, вообще-то, вполне разумно: только совершенно безумный правитель будет держать оппозицию в аппарате управления. Если отставка не срабатывала, следующей степенью наказания упорствующему было тюремное заключение, и, наконец, с 1563 года, смерть для самых упорных противников. Впрочем, Елизавета знала, что совсем необязательно устраивать массовые казни. Толпа казни любила, но как зрелища, а не как акты устрашения, а молодая королева сильно зависела от любви, которую испытывали к ней ее подданные. Поэтому многие упрямцы просто сгинули в тюрьмах, и их смерть решительно никого не взволновала.

Например, епископ Лондонский Боннер. Он отказался подписать супремационный акт, за что был тут же отстранен от своей должности и отправлен в тюрьму Маршалси. Та же судьба постигла епископов Винчестерского и Линкольнского, Вайта и Ватсона. Боннера приводили в Вестминстер четырежды в год, для того, чтобы он ответил на вопрос: готов ли он признать супремационное право Елизаветы? Каждый раз он отвечал отказом. Там Эдмунд Боннер и умер в Маршалси в 1569 году, в возрасте 69 лет. Протестанты были готовы его казнить еще в 1563-м, но испанский посол предупредил королеву, что, в случае казни епископов, король Филипп не сможет прикрывать больше Англию в Риме.

Джон Вайт умер уже в 1560-м году в Тауэре, хотя ему было всего 50 лет. Томас Ватсон прожил аж до 1584 года. У него вообще судьба была интересной. Потому что Томас Ватсон был... протестантом, преследовавшим «папистов» еще при Кромвеле. Но потом Кромвель назначил на пост, на который метил Ватсон, своего человека, и Ватсон сблизился с Гардинером, став его капелланом. У Гардинера были свои периоды, когда было совершенно невозможно понять, католик он или не католик. То же было и с Ватсоном. Непонятно, как он увязывал веру и реальность, но он неплохо выплывал на поверхность при любом режиме. Очевидно, путеводной нитью для него был только и только сакрамент, потому что только в этом вопросе Ватсон всегда был последователен.

До 1570 года Ватсон то находился в Тауэре, то под присмотром своих старых оппонентов: Кокса, Гриндела и Геста. Гром грянул в 1570-м году, когда папа отлучил, все-таки, Елизавету, и на католиков Англии обрушился настоящий террор. Ватсон угодил в зловещий замок Висбич Кастл, превращенный в концлагерь для католиков. Впрочем, католики там чувствовали себя среди своих, а суровое обращение людей этой закалки потрясти не могло. Ватсона еще пытались осудить на смерть в 1581 году, по обвинению в переписке с католиками Португалии, но он был практически уже слеп и очень слаб, так что обвинение выглядело диким даже для судей Елизаветы. А зря, потому что Ватсон был активен в деле католиков, и пользовался в Висбиче большим авторитетом. Умер он своей смертью, в возрасте 69 лет.

замок Висбич

Но это случится потом, а пока, в июне 1559 года, Елизавета испытывала первые политические разочарования и крушения планов. Она предполагала, что выбранная ею форма религиозной реформы будет достаточно приемлемой для католиков ее сестры, за исключением нескольких. На деле же, из всего духовенства Мэри с Элизабет был готов сотрудничать только епископ Китчен из Лландаффа.

резиденция епископов Лландаффа

Самым неприятным фактом для королевы оказалась оппозиция со стороны Хета из Йорка и Тирлби из Или. Этих людей она уважала, и надеялась, что их преданность короне окажется сильнее мелких, с ее точки зрения, расхождений в религиозно-обрядовых вопросах. Увы, для них эти вопросы не были мелкими. Еще меньше она была готова к сюрпризам со стороны Танстелла, епископа Дархема. Просто потому, что тот был невероятно стар, 85 лет. Она освободила его от обязанностей епископа, сославшись на его почтенный возраст, и, не задумываясь, согласилась встретиться, когда Танстелл об этом попросил. Она полагала, что поблагодарит старика за полувековую службу короне, тот растрогается, и они расстанутся довольными друг другом.

Не тут-то было. Катберт Танстелл, потомок норманнов, живший, как епископ периода норманнов, въехал в Лондон во главе положенных ему по чину 60 вооруженных рыцарей. Менее всего королева ожидала, что старый советник ее отца привезет ее письмо, написанное Генри собственноручно, в котором король приходит к выводу, что не согласен с идеями протестантов. Был у Танстелла и Тюдора, оказывается, период (1538 год), когда оба тщательно разбирались с лютеранством и обменивались письмами по поводу. И вот 20 июля 1559 года Танстелл потребовал от королевы Англии уважения к воле ее отца. Он так же довольно прямолинейно ответил на слова королевы о том, что ее печалит участь епископов Йорка и Или. «Как ты можешь печалиться, имея в руках лекарство, способное эту печаль исцелить? Если ты только захочешь быть католичкой, с тобой будут не только они, но и многие другие!»

Танстелл

Королева испытала минуты неловкости, пытаясь уверить старика, что письмо ее великого отца – святыня для нее, и что она сделает всё, чтобы быть хорошей дочерью. Елизавета лгала. Ее великий отец был мертв, и королевой, со всей вытекающей из этого ответственностью, была она. И много что изменилось с тех пор, как ее отец академично разбирал состоятельность или несостоятельность лютеранства. Для нее в этом вопросе академизм был далеко. Вторично епископа Дархема она не приняла, хотя Танстелл довольно долго оставался в Лондоне, ожидая продолжения разговора. 20 августа Танстелл, не дождавшись аудиенции у королевы, направил письма лорду Сесилу и Перри, что не может ни подписать супремационный акт, ни участвовать в возведении Паркера епископом Кентерберийским. Причем, выражений Танстелл особенно не выбирал.

Таким образом, полувековая служба епископа Танстелла Тюдорам завершилась ссылкой Танстелла в Ламбет, под надзор Паркера. Его пытались уговорить, его пытались купить, потому что был он фигурой настолько мощной и в свои 85, что сами его добрые отношения с Елизаветой уже придали бы ее политике определенный вес в глазах многих католиков. Насколько жа плохо и сама Елизавета, и ее правительство юристов и теологов, понимали людей склада епископа Дархема! Танстелл не сдавался. Неизвестно, чем бы закончилась эта довольно опасная ситуация, если бы природа не взяла свое: 18 ноября 1559 года Танстелл умер.

Духовные лица режима, протестанты, понимали характер Танстелла и ему подобных гораздо лучше. Поэтому он заслужил от своих религиозных оппонентов невероятно хвалебную посмертную проповедь. С неменьшим уважение отзывается о нем и хронист, тоже протестант. А Елизавету мертвый епископ уже не интересовал – от него не могло быть никакой пользы. Гораздо больше ее заинтересовало странное братство духа, установившееся между ее епископами и епископами-католиками. Это могло стать проблемой, и, в качестве превентивной меры, все представители католического духовенства, не подписавшие к июню 1560 года акт о супремации, были заключены в Тауэр.

В апреле 1561 года дело зашло уже так далеко, что двое советников времен королевы Мэри, сэр Эдвард Вальгрейв и лорд Гастингс из Лонгборо, были также арестованы. Сэр Вальгрейв вскоре умер умер в Тауэре, очевидно, от какой-то заразы, а Гастингс предпочел подписать акт о супремации.

сэр Вальгрейв

С епископами Хетом и Бокселлом Елизавета поддерживала хотя бы имитацию дружеских отношений, распорядившись довольно быстро освободить их из Тауэра. Впрочем, Хет дал официальную клятву полностью отойти от участия в политике, как светской, так и духовной, и клятве своей был верен. Бокселл, предшественник Сесила, жил в довольно комфортной ссылке. Неизвестно, что на самом деле думали друг о друге королева и епископы-католики. С внешней стороны все выглядело достаточно куртуазно до самого 1570 года.

Надо отдать Елизавете должное. Как и ее сестра, она начала свое царствование с «генеральной уборки» - заменила весь совет и всё высшее духовенство. Но сделала она это максимально вежливо и осторожно, без громких деклараций и потрясаний хоругвями. Могла себе позволить, хочется заметить. Ей не приходилось иметь дело с реальной угрозой своей жизни и воевать со своими лордами. Времена действительно изменились.

Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Ещё музыки

    Вспомнила, что у нас как раз раскручивают одну группу из Турку, достаточно свежую (группой стали в 2014 году), победившую в конкурсе Radio Rock…

  • Нашла

    Давно музыки здесь не было, ничто слух не поражало. Пока недавно не услышала Search And Destroy в манере Ministry. Как оно и заметно, парни были…

  • Евровидение - финал

    Ура, в этом году победила Музыка. Больше всего баллов набрали лучшие исполнители. Кстати, и у финнов - лучшее место чуть ли не с 1960-х (шестое),…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments