?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Еще немного о Сеймурах и Элизабет
sigrig
mirrinminttu
Я хочу немного подробнее написать здесь о противостоянии братьев Сеймуров. Потому что многое в истории Томаса Сеймура и Элизабет выглядит странно. Кое-что об этом пишет David Loades, ”Intrigue and Treason, The Tudor Court 1547 – 1558”, Pearson Education Limited, 2004. У этого историка есть только один «пунктик»: он относится к коронованным женщинам с некоторой недоверчивой настороженностью, почти неприязнью. Попутно несколько историй, занимавших умы людей в те годы.

Итак, вечная, как мир, загадка первая: разворовал ли Эдвард Сеймур казну?



Проблема была вот в чем: Сеймур объявил, что казна короля оказалась пустой. Общее же мнение было, что Генри собрал за время своего царствования значительные средства. Когда Эдварда Сеймура судили, ему предъявили, помимо прочего, и обвинение в том, что он присвоил драгоцености и деньги покойного короля. Лодс считает, что обвинительный акт относится к ситуации в октябре 1549 года, но не в январе 1547. Что Сеймур действительно сотворил в тот момент, так это не отдал Екатерине Парр драгоценности, которые король ей дарил во время брака. Сделал он это на основании того, что эти драгоценности принадлежали короне, не королю. Вот этот поступок и положил прецедент, на основании которого Сеймура обвинили через неполных три года.



Потому что Екатерина Парр, конечно, с решением не согласилась, а жена Сеймура подлила масла в огонь, появившись при дворе в некоторых из этих украшений 20 февраля. Что касается денег короля Генри, то у него в последние месяцы жизни появилась странная тенденция обращать ценности в звонкую монету, и прятать шкатулки с деньгами в самых неожиданных местах. Единственным, кто мог быть в курсе местонахождения тайников, был Энтони Денни. И в марте 1548 года он отчитался, куда и когда были перемещены сундучки. Например, 11 435 фунтов 9 шиллингов и 6 пенсов были перенесены в тайное хранилище в Тауэр. Деньги были в золотых ангелах и испанских реалах. Учитывая, в какие суммы обошелся королю военный поход во Францию, вполне могло быть, что это и было всё, чем владел на момент смерти король Генри. Но никто не может знать наверняка, куда и как попали другие заначки, если они были. Вряд ли в руки Сеймура, тем не менее. Скорее уж Денни.

Лодс также категорически возражает против того, что раздел власти новым правительством принято насмешливо назвать «дележкой добычи». По его мнению, разделение власти прошло гораздо более справедливо, чем надел землями и титулами своих заслуженных сподвижников королем. Сэр Уильям Пейджет, секретарь, подтвердил под присягой, что король намеревался произвести некоторых придворных в пэры, наделив землями. Лодс, кажется, полностью доверяет сэру Уильяму, который действительно считается самым честным персонажем того странного правительства. Правительства, поименно назначенным самим королем, так что можно не сомневаться, что Генри, как всегда, тщательно просчитал баланс сил. Но, вспоминая фокусы, выкидываемые г-ном секретарем в его борьбе с Гардинером, мне не хочется присоединяться к вере Лодса в безупречность сэра Пейджета.

И, наконец, трагическая история противостояния братьев, Эдварда и Томаса Сеймура. Началась она именно с истории с драгоценностями Екатерины Парр. Сеймур мог бы завалить свою возлюбленную драгоценностями, он был богат. Но Екатерина восстала против несправедливого решения, и Томас просто не мог остаться в данной ситуации нейтральным. Особенно после того, как в чужих украшениях стала щеголять жена его брата! Эдвард же свою жену ценил очень высоко, и любые нападки на нее принимал близко к сердцу.
Вторым моментом были отношения с племянником. Малолетний Эдуард любил веселого и красивого дядю Томаса и не любил дядю Эдварда. Он ведь учился с сыном Эдварда Сеймура от первого брака, и наверняка проникся и мутностью истории с первой женой, и тем, что, женившись во второй раз, Эдвард лишил своего первого сына прав наследника. Томас тоже был привязан к племяннику, но, помимо этого, был справедливо оскорблен тем, что непосредственно власть с племянником делил его нелюбимый дядя, а ему, любимому, было только дано право видеть Эдуарда в официальной обстановке.

Что делает Томас. Начинает неофициальные отношения с Эдуардом через пажей племянника. Сначала он спрашивает его, на ком, по его мнению, ему нужно жениться? Ведь пора. Польщенный мальчишка поразмыслил, что неплохой вариант – Анна Клевская, потому что она хорошая. Или сестра Мэри, потому что он ее любит, а дядя Томас смог бы исправить сестрицу в ее теологических заблуждениях. Тогда Томас спросил более прямо: будет ли возражать король, если он женится на его мачехе, на Екатерине Парр? Эдуард не возражал, он счел этот вариант вполне подходящим. И только после этого Томас и Екатерина тайно обвенчались. Разрешение короля было получено, через его пажа, правда, но было, и Эдуард был не настолько мал, чтобы Эдвард Сеймур посмел от этого факта отмахнуться.

"Адова Бездна" или Анна Стенхоуп

Потом был знаменитый скандал с женой Лорда Хранителя и женой Лорда Адмирала, в результате которого леди Стенхоуп не только не заняла первого места при дворе, а скатилась на пятое: после Мэри, Элизабет, самой Екатерины и Анны Клевской, которая официально считалась сестрой короля (подробнее здесь: http://mirrinminttu.diary.ru/p113652515.htm#more1)
.
Да что там, были и еще более значительные дамы, родня Генриха. Эдварду Сеймуру такое унижение супруги не понравилось. А тут еще и выяснилось, что Томас передает тайком племяннику деньги в тот момент, когда Эдвард ему отказывает, да еще и требует отчета в тратах. Более того, он прямо заявлял королю: ”You are but a very beggarly king now: ye have not to play or to give to your servants” Какой контраст! Нелюбимый дяд говорил ему, что он нищ настолько, что не может тратить ничего, а любимый заботился о соблюдении королевского достоинства племянника.

С августа 1547 по март 1549 Томас передал племяннику 80 фунтов только на игру и вознаграждения его прислуги. Отдельно он потратил 411 фунтов на различные выплаты по распоряжению безденежного короля-подростка. Надо сказать, это не помогло склонить Эдуарда вмешаться в историю с драгоценностями Екатерины Парр. Кажется, король панически боялся своего нелюбимого дядю.

И вот как Лодс рассказывает историю Томаса Сеймура и Элизабет. Он пишет, что Элизабет жила вместе с Парр на момент смерти Генри. Здесь историк неточен: Элизабет до того самого момента, как ее и брата привезли в Лондон, находилась под одной крышей с братом, не с Парр. Екатерина забрала ее уже после смерти мужа. Далее, Лодс просто пишет дословно вот что: «Сначала Сеймур четко разграничивал пристойное и непристойное. Там были игрища с четким сексуальным контекстом, но скандала удалось избежать, поскольку Екатерина сама в них участвовала, а Кэт Эшли, наставница Элизабет, ничего неприличного в них не видела»

Забавно, что Лодс ссылается на документ «Признания Катерины Эшли и Томаса Перри», т.е. на протокол допроса. Не утруждая себя упоминаниями об источниках, Лодс просто говорит дальше, что летом 1548 года Екатерина Парр застала мужа и воспитанницу «в чрезвычайно компроментирующих объятиях», последовал скандал, и Элизабет выкинули прочь к Денни. Вот, собственно, и вся история. Лодс очень широко публикуется, поэтому неудивительно, что именно в таком виде история и упоминается практически повсюду.
Нельзя сказать, что он искажает факты, он просто излагает их так, что читателю кажется, что пикантные детали не изложены просто из уважения к приличиям. Что, конечно, неправда. Уже простой факт интенсивного обмена письмами Парр и Элизабет опровергает наличие ссоры между ними.

Чем закончилась борьба братьев, и в чем на самом деле был обвинен Томас Сеймур, я писала здесь: http://mirrinminttu.diary.ru/p113800787.htm#more1

Честно говоря, меня всегда озадачивало следующее: зачем Сеймур так настойчиво пытался доказать факт соблазнения Элизабет своим братом? А он пытался, я напишу об интенсивности этих попыток отдельно. Чтобы доказать «моральную деградацию» брата? Но ведь Элизабет по закону считалась уже взрослой женщиной, эта история случилась тогода, когда ей было 14-15 лет. Да, негласно было принято, чтобы дети оставались на положении детей и после того, как они легально «входили в возраст» (мальчики в 14 и девочки в 12), но ведь буква закона не была нарушена, когда Томас Сеймур начал предварительные переговоры о женитьбе на 15-летней принцессе.

Лодс случайно дает намек, приводя утверждение историка Хейварда, что вся вражда и все ее перепитии были искусно спланированы умницей Дадли. Вот это уже логично. Дадли вполне мог увидеть потенциально выигрышную ситуацию: если Эдуард умрет, он возведет через леди Джейн на престол своего сына. Мэри просто уберут (за ней ведь отправились на охоту сыновья Дадли), а Элизабет будет скомпроментировна так, что вопрос о ее праве на престол и не встанет. Ведь закон Англии признавал браком и обещание вступить когда-нибудь в брак, подтвержденное физической близостью. А про Элизабет именно запустили слух, что она беременна от Томаса Сеймура. К счастью, ей удалось отстоять свою честь, но ситуация была опасной. Эдвард же Сеймур просто слепо следовал подкинутой ему идее доказать моральную деградацию брата, чтобы обвинение в попытке переворота не выглядело странным: Томас и племянник любили друг друга, какой переворот???

Лодс, впрочем, даже не задумывается о ситуации с Элизабет, он разбирает возможность, что Варвик-Дадли действительно мастерски сначала убрал одного Сеймура руками другого, а потом убрал и старшего Сеймура, который утопил себя сам, испортив отношения со всем советом, и погубив свою репутацию, казнив брата. И получил малолетнего короля в собственное распоряжение. Что ж, Мэри своей невероятной храбростью, которой от нее никто не ожидал, свела все хитрые планы семьи Дадли к нулю
Метки: