mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Генеральная уборка Мэри Тюдор

Воспользовавшись тем, что ее популярность была высока, Мэри решила предпринять некоторые шаги к своей Великой Цели. Наверное, это было семейным. У отца – Великое Дело, у дочери – Великая Цель. Но если отец, начав свое Великое Дело подсознательно уже имел в виду нечто большее, чем свой частный интерес, и обратил затем этот интерес на пользу нации, то с дочерью было сложнее. Персонального интереса в том, чтобы сделать Англию снова папистской, у нее не было. Сама она никогда не теряла связи с Великим Престолом, и в собственном спасении не сомневалась. Но ей еще и всю нацию, все королевство захотелось спасти.



Нет, дело даже не было в амбициозном желании. Она действовала единственным естественным для себя образом, и это было хуже всего. Амбиции и цели можно модифицировать, о них можно вести переговоры, их можно отшлифовывать и даже от них отказываться. Но когда человек действует определенным образом просто потому, что он для него – единственно возможный, все доводы рассудка бессильны.

Генеральная уборка в своем королевстве была для Мэри именно таким естественным действием.

Во-первых, что-то надо было делать с многочисленными протестантами самой жесткой формации из разных стран, собравшимися в прошлое царствование под крыло правительства Эдуарда. Ей они в Англии были совершенно не нужны, они привезли с собой проблемы, заставившие их покинуть родину, они были ограничены в своих убеждениях и ненавидели всё, что отличалось от их понимания правильного. Они были ожесточенными и отчаявшимися людьми, которым было больше нечего терять, которые не остановились бы и перед убийствами и открытыми бунтами. И их было много.

Во-вторых, надо было провести основательную чистку в самой церкви. С точки зрения католичества, женатый священник просто по определению не мог быть священником. Он превращался в обычного человека. А как обычный человек может совершать таинство причастия? Священник должен быть выше своей человеческой натуры, он должен стать единым с Богом, только так человек может получить сверхчеловеческие силы. Конечно, Мэри лучше, чем ее подданные знала, до какой степени коррумпированности доходили католические прелаты. Она знала главных из них лично, как людей. Но то ли она относила их слабости именно к слабостям человеческой натуры, которые отступали в великие моменты единения с Богом, то ли вообще не была способна на критическую оценку их действий.

С иммигрантами вопрос решился с элегантной простотой (снова подсказка императора). Было просто объявлено, что все иммигранты, разыскивающиеся за какие-либо преступления, будут арестованы. Потому что среди иностранных иммигрантов была масса людей, объявленных на родине в розыск за обыкновенные уголовные преступления. Преступления против религии в указе Мэри не упоминались вообще. Тем не менее, иммигрантская прослойка в Лондоне сильно поредела, чему коренные лондонцы были, как водится, очень рады. Иностранным проповедникам просто приказали покинуть страну. Особенно непонятливым объясняли необходимость уехать личные посланцы Гардинера.

Но в некоторых случаях правительство Мэри действовало своеобразно, как то с итальянцем Пьетро Мартире Вермигли (Питер Мартир, как его называли в Англии).



Он рассорился в свое время в Италии с начальством, ему запретили проповедовать, потом, по апелляции в Рим, снова восстановили, но потом его пригласил в Англию Кранмер. Его и Бернардино Очино. Оба получили должности в Оксфорде и пенсии в 40 марок от государства. Был Мартир и женат, на бывшей монахине по имени Катарина, которая умерла в Оксфорде еще в феврале 1553 года. Мартир был совершенно уверен, что его арестуют. Вместо этого, он получил охраную грамоту. Мэри была действительно начитанной королевой. Она знала, что Мартир очень много внес в Книгу Общих Молитв. Очевидно, она пришла к выводу, что Мартир, позиционируя себя англиканцем, является скорее ученым, теологом, чем профетом протестантизма. Он из Англии, все-таки, уехал.

После того, как с иммигрантами было сделано все возможное, пришло время вычистить собственную церковь. 29 августа Гардинер, Боннер, Дей и Танстелл были назначены в комиссию, делом которой стало разобраться с состоянием церкви в Англии. Протестантским епископам было разрешено сохранить свои титулы при условии Quamdiu se bene gesserint, хорошего поведения.

Поняв намек, епископ Бата, Барлоу, подал в отставку. Этого прелата называли за глаза «флюгер», потому что он был то августинцем, то евангелистом, то реформистом – в зависимости от того, кто был в силе при дворе. И он в свое время очень активно поддерживал партию Болейнов. Был он также женат. Не знаю, правда, на ком – в Германию он уехал с баронессой Екатериной Виллоуби. Правда, к тому моменту она была замужем за кем-то по имени Ричард Берти, но ни для кого не было секретом, что Берти был ей не пара, и брак был формальным. Кстати, своего спаниэля баронесса назвала Гардинер. Барлоу абсолютно не пострадал, пробыв все время правления Мэри за границей, вернувшись при Элизабет в Англию и снова став епископом. Правда, практичная королева Лиз сделала его несколько беднее. Мэри, очевидно, его личного состояния не коснулась.

Катерина Виллоуби

Подал в отставку Поль Буш, епископ Бристоля. Этот тоже был из августинцев, и особых грехов за ним не водилось, кроме того, что он был женат. Впрочем, его никто и не преследовал. Он спокойно прожил в своем поместье около Бристоля до почтенного возраста в 68 лет.

Трагичной оказалась судьба епископа Глочестерского, Джона Хупера. Он был хорошим человеком, активно обучающим монахов, заботящимся о больных, помогающим сиротам. Идеальный прелат, но, к сожалению, кальвинист по убеждениям, а кальвинизма в Англию не хотел никто, даже Кранмер. Хупер был опасным человеком, именно благодаря своей репутации, поэтому Гардинер и Боннер упрятали его в тюрьму Флит, и позже его сожгли.

Хупер

Епископ из Уэллса, Роберт Феррар, прожил жизнь очень бурную, впав в оппозицию еще при короле Генри, периодически пропадая из поля зрения тотально. Настолько, что его в 1540 уже разжаловали из епископов за хронические неявки на церковные сборы. Чем он в своем Уэллсе тогда занимался – неясно, но в 1545 от точно купил землю для сельскохозяйственных целей. Потом он снова появился в роли епископа, но уже в 1551-м был судим по 56 (!) обвинениям по четырем категориям: коррупция, предрассудки, общая небрежность и сумасбродство. Феррар женился еще в 1548 году, так что его Гардинер тоже обвинил в беспутстве и лишил чина, но вот как он угодил на костер в 1555 – не совсем понятно. Гардинер просто нашел его «неадекватным». Кажется, он даже в тюрьме находился на тот момент еще с 1551-го, т.е. с времен Эдуарда. Очевидно, кто-то просто свел старые счеты.

Епископ Честерский Джон Бирд был из кармелитов. Тоже женился, и потому был из епископов разжалован, но он больше известен своими финансовыми операциями, в результате которых все всегда оставались в проигрыше (и он тоже). Он продолжил работу в церкви в должности викария, и умер в 1558 году.

Архиепископ Йоркский Роберт Холгейт к моменту слушания своего дела уже успел снова стать католиком и отослать свою жену прочь, но архиепископского места он лишился. Слишком уж это был значительный пост, а Холгейт был человеком, как говорится, ниоткуда. Зато, на грех, очень богатым: пять домов, 1200 фунтов в золотых монетах и 2370 унций посуды из драгметаллов, цепи и кольца с бриллиантами, сапфирами и жемчугом, пару тысяч овец, турецкие ковры, лошади, и даже пушки и гарнизон. Впрочем, архиепископом он был хорошим, строил школы, заботился о больных. Буквально сразу после увольнения с должности, он унаследовал управление госпиталем, и умер в этой должности.

Холгейт

Заодно комиссия Гардинера сместила явно чересчур радикальных по своим взглядам епископов.

Потерял должность епископ Майлс Ковердейл, епископ Экзетерский. Он уехал в Данию, но впоследствии вернулся в Англию, где обнаружил, что для королевы Элизабет он слишком протестант. Епископом он больше не стал.

Николас Ридли, епископ Лондонский, поплатился по двум причинам: во-первых, он занял место Боннера, во-вторых, не было в Лондоне перекрестка, где бы он ни объявил в дни правления леди Джейн Грей, что и Мэри, и Элизабет являются бастардами, а их матери были незаконными женами. Ридли поэтому оказался в Тауэре вместе с остальными сторонниками Нортумберленда, и в Тауэре он остался до самой казни.

Джон Скори ухитрился наступить на мозоль Джорджу Дею: когда Кранмер отправил Дея в Тауэр, Скори занял место епископа Чичестерского. Когда Дей вернулся, Скори пришлось епископский дворец покинуть. Его не преследовали. Он дожил до старости, и при Элизабет стал епископом Херефорда.

Джон Понет был женат на дочери одного из финансистов Кранмера, и его посадили ни больше, ни меньше, чем на епископский трон самого Гардинера: в Винчестер. При Мэри Гардинер стал канцлером, но Понету пришлось место освободить, и он с женой уехал за границу. Очевидно, человеком он был беспокойным, потому что вернулся в Англию во время бунта Вайата-младшего, но снова бежал в Страсбург после того, как бунт был подавлен. В Страсбурге он и умер.

С арестом Хью Латимера была настоящая трагикомедия. Он был уже человеком сильно за 60, капелланом покойного короля Эдварда, и его предупредили за 4 часа, что придут арестовывать. Латимер никогда не был мирным прелатом. В свое время, когда король Генри жег своих католиков, Латимер считал уместным проповедовать Реформу под вопли поджариваемых на медленном огне. Когда король Генри жег своих протестантов, Латимер оказался в Тауэре. Потом снова были репрессии против католиков, и Латимера опять спустили с цепи. В 1546 снова посадили в Тауэр. А потом король Генри умер, Латимер был из Тауэра извлечен Кранмером, и попал во дворец. Неудивительно, что юный король Эдвард рос таким страстным протестантом – при таком-то капеллане! В общем, Латимера непрямо попросили собрать вещи и отбыть, как все приличные протестанты, за границу. Но он не захотел. Ладно, ему вручили ордер на арест, и оставили на свободе. Но... он отправился в Лондон, предстал перед комиссией, которой пришлось отправить его в Тауэр. Латимер явно решил закончить свою жизнь ярко. Ему это удалось, он был сожжен вместе с Ридли.

Латимер

Наконец, сам архиепископ Кентерберийский, Кранмер, беспокойная душа, сидел у себя в Ламбете с чувством возраставшего недоумения. Он был уверен, что Мэри никогда не простит ему развода своей матери. Но его никто не трогал! Зато поползли странные слухи: что он служил в соборе мессу, что он добровольно предложил пропеть реквием по покойному крестнику. Кто знает, хотели ли его этим дискредитировать. Вряд ли. Англичане и так радостно вернулись к мессам, сделав выбор. Скорее всего, Гардинер колебался. В конце концов, это он в свое время втянул скромного оксфордского учителя в орбиту дворцовых интриг. Скорее всего, Гардинер или надеялся, что у Кранмера хватит ума уехать прочь из Англии, или все сделают вид, что ничего не случилось.

Но это не устраивало Кранмера! Он написал опровержение в виде письма, с которого было снято столько копий, что они заполонили весь Лондон. За это это вызвали на комиссию, и, в результате, в Тауэре оказался и он.

А теперь очень важная деталь. Никто из тех, кто был, в конце концов, сожжен, не пострадал до 1554 года. Такова была жизнь людей высокого ранга в Англии тех времен: периодически она оказывались в Тауэре, откуда чаще всего достаточно быстро выпускались. Возможно, то же самое произошло бы и на этот раз. Но на подходе были уже новые участники этой драмы, и бунт Вайата, в результате которого правление Мэри Тюдор, начавшееся так счастливо, превратилось в террор
Subscribe

  • Августовские закаты

    Красота невероятная. Причем, самое приятное время - и тепло вечером, и кровососы не докучают. А вот с музыкой затык. Как-то ничего…

  • Цветики и котики

    "Цветики" свои, и цветут не благодаря уходу, а вопреки неуходу. А вообще, в этом году всё отцвело с бешеной скоростью, я и не заметила. Но…

  • Адище продолжается,

    поэтому продолжаю экономить силы. Собственно, на ногах я, кроме работы, часа 2 до отъезда (пытаясь привести себя в мобильное состояние), и часа 1,5…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments