Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Как лечили лондонцев во времена Тюдоров
sigrig
mirrinminttu
Полным именем знаменитого Бедлама было The Hospital of St Mary of Bethlehem. Этот госпиталь еще с 1403 года специализировался на заботе о душевнобольных – именно заботе, потому что с лечением психических заболеваний в те времена было неважно. Генрих VIII, к тому же, передал управление госпиталем светским властям, и когда в 1598 году городская инспекция туда добралась, то шок был велик. Результатом был беспощадный акт текущего состояния, и приказ привести его в место, пригодное для обитания.



«Центральный колодец с нечистотами должен быть немедленно опустошен, и кухонные стоки заменены. Мы также нашли много упущений, приведших к тому, что человек в означенном доме жить не может. Попечитель довел его до такой грязной кондиции, что человеку туда и войти невозможно». Но люди там жили, 21 человек на момент инспекции.

В защиту управителя госпиталем можно сказать только то, что в его же ведении была тюрьма в Брайдвелле, которая требовала куда как большего внимания. И попечители Бедлама жили спокойно и сыто. За каждого «клиента» им платили от 12 до 20 пенни в неделю – или родственники, или приход, откуда был пациент. Иногда плательщиком был работодатель, как в случае с Джоном Саммерскейлом из Грей Инна. Мало того, что за него платили в год по 3 фунта, 6 шиллингов и 8 пенсов, за ним оставили и рабочее место дворецкого. Самое интересное, что он действительно вернулся из Бедлама, через 16 лет. Ему выплатили единовременно 7 фунтов «стартовых», и он занял прежнее место.

Эндрю Бурдл

О том, лечили ли в Бедламе людей от «лунатизма» - неизвестно. Что означает, скорее всего, что не лечили. Роспуск монастырей в этом отношении был фатален для подобных пациентов. Монахи умели составлять микстуры из трав, которые больных хотя бы успокаивали. Но эти рецепты никто не догадался сохранить. Эндрю Бурдл, терапевт, оставил кое-какие заметки по поводу того, как надо обращаться с душевнобольными: им надо было брить голову раз в месяц, чтобы она не была «разгоряченной», их надо было содержать в комнатах, полностью лишенных визуальных раздражителей, которые могли бы вызвать «фантазии».

учебник по анатомии, изданный в Лондоне а начале 17 века

Депрессию Бурдл предлагал лечить обильными разговорами с «загрустившим» и многими обещаниями, некоторое из которых следовало выполнять. Женщинам, впавшим в депрессию, он рекомендовал компанию мужчин, «это введет их в рассудок». Впрочем, врачи уже в елизаветинские времена знали то, что заново открыл Фрейд. Разве что тогда они признавали, что недостаток интимных отношений действует негативно не только на женщин, но и на мужчин. Во времена Фрейда уже считалось, что «истерия» - это женская болезнь.

хирургические инструменты, Страсбург, 1497 год

Диагностировали врачи заболевания по общему внешнему виду больного, по его пульсу, и, по-прежнему, по виду мочи. Многие терапевты даже не ходили сами взглянуть на больных, просто посылали верховых посыльных (моча больного должна была быть свежей). Некоторые терапевты утверждали, что при помощи уриноскопии они могли определить, не болен ли пациент венеричским заболеванием. Впрочем, серьезные врачи, вроде Формана, предпочитали больного осмотреть.

дистиллятор, Англия, елизаветинские времена

В елизаветинские времена врачи никогда не говорили пациентам, что «вам придется с этим жить» или «вы совершенно здоровы». Пациент обеспечивал врачу доход. Если пациент верил, что он болен – врач его лечил. Например, слабительным. Если пациент выздоравливал (или решал, что он выздоровел), это ставилось врачу в заслугу. Если пациенту становилось хуже – таковы были звезды или судьба. Астрология была тогда теснейшим образом связана с медициной, и, честное слово, слабительное было самым безобидным, что человек мог получить от слишком увлеченного своим делом врача.



Мало кто из терапевтов заводил на своих пациентов «больничную карту» - Форман же вел записи с первого момента до последнего о каждом пациенте, за что Колледж Терапевтов его сильно критиковал. По их мнению, это оскорбляло приватность пациентов. Скорее всего, они просто завидовали преуспевающему врачу-астрологу.

эти картинки - из учебника по анатомии, очевидно написан он был еще в конце 15 - начале 16-го вв, просто издан в Англии позже.


Помимо слабительного, в чести было рвотное и промывание кишечника. Что ж, повредить эти методы лечения точно не могли, чего нельзя сказать о неизбежном кровепускании, которое делали практически при любом заболевании – даже при цинге.



Были в шестнадцатом веке и педиатры, например, Томас Файр (или Файре, или Файер – по-разному его именуют). Вот его советы выглядят странноватыми, мягко говоря. Например, если еще можно понять рекомендацию давать беспокойным детям «маковый сироп», то какая польза может быть от золы из «навоза» пациента, смешанной с медом? И могло ли помочь детям, у которых режутся зубы, жевание красного коралла? В качестве средства от скопления газов в кишечнике ребенка, почтенный педиатр рекомендовал отвар коровьего навоза в молоке той же коровы, которая этот навоз произвела – думаю, что от такого лекарства газы действительно вылетали вместе с содержимым кишечника. Вот «трава, растущая на морских устрицах», рекомендующаяся в качестве глистогонного, звучит более загадочно. Очевидно, жители елизаветинского Лондона знали, о чем идет речь.



Впрочем, не стоит возмущенно хмыкать по поводу г-на Файра. Как минимум, он признал, что дети представляют собой особый класс пациентов, он научился хотя бы различать детские болезни, причем категорически настаивал, чтобы детей не пытались лечить от ветрянок и кори – природа сделает свое дело, утверждал он. Тело больного надо было осторожно обмывать травяным настоем, а подсыхающие ранки смазывать жиром, выделяющимся при обжаривании гуся на вертеле.

Он первым в Англии отнес энурез именно к заболеваниям (назвав его «дебилизмом почек»). Он детально описал виды глистов, встречающиеся в человеческом организме. К тому же, он был первым врачом, опубликовавшим свою медицинскую книгу на английском. Его возмущало то, что вся медицинская литература была на латыни, и простым смертным этих книг было просто не понять. Его книга, выпущенная в 1545 году, предназначалась для простых горожан, латыни не учивших, но за своих детей беспокоившихся. И, честно говоря, его порошки были не более странными, чем состав многочисленных «верных» средств для обретения стройности газели при любой степени ожирения, которые прекрасно продаются сегодня нам, просвещенным и циничным потребителям. И некоторые эту стройность даже обретают.

Врачи шестнадцатого века знали, что время менструации у женщины – не слишком подходящий момент для секса. Удивительно, но они знали и то, о чем у нас заговорили всего пару лет назад: престарелые должны питаться более калорийно, чем молодые. Им рекомендовались белый хлеб, хорошее мясо и вино. Одним из условий исцеления тяжелобольных считался оптимизм и вера в лучшее.

так представлены виды повреждений, обычные для человека

Можно ужасаться тем, что сифилис в то время лечили ударными дозами чрезвычайно ядовитой ртути, но ведь эта практика продолжалась до самого 1910 года. С шестнадцатого же века венерические болезни стали считаться признаком беспутного поведения пострадавшего, и сам Кловс считал, что больные ими должны наказываться. И они наказывались еще долго и повсюду, может быть, и сейчас где-то больных ими заключают в стационары, напоминающие тюрьмы.

В 1561 году Джон Холлибуш напечатал нечто вроде популярного издания различных рецептов от всех болезней, для домашнего пользования, под названием “A Most Excellent and Perfect Homish Apothecary or Homely Physic Book for All the Griefs and Diseases of the Body”. Любопытно здесь то, что имя Джон Холлибуш было псевдонимом знаменитейшего теолога и епископа, который перевел Новый Завет на английский язык – Майлса Кавердейла (о его псевдониме известно из письма, написанному епископу Питерсборо). Очевидно, хобби.

Книга эта очень редкая, и я не могу сказать, насколько практичной она была. По сети гуляют цитаты, надерганые у Лизы Пикард (которую читаю и я), но я бы не стала судить по ним обо всей книге. Очень похоже, что она ее слепила из того, что было, даже не полюбопытствовав, кем был автор с такой странной фамилией. К тому же, ее заключения еще и перевираются. Помогает ли вербена от головной боли и ножные ванны от похмелья – я не знаю. Туберкулез епископ считал неизлечимым, но рекомендовал больным для общего укрепления здоровья ослиное молоко.

Мэри занимается исцелением

Был еще один способ избавиться от болезней – прикосновение коронованного короля страны. Почти все короли относились к этой своей обязанности исцелять очень серьезно. Эдвард II, который не любил рано вставать и много работать, обязанностями несколько манкировал, чем заслужил неодобрение в хрониках своей страны – есть сравнительные количества больных, которых касались в день другие короли. Мэри относилась к этой обязанности очень серьезно. Элизабет – тоже. Кловс пишет об огромных количествах исцеляемых таким образом, англичан и иностранцев. По-видимому, люди действительно исцелялись: Сэмюэл Джонсон, живший уже в 18-м веке, например, всю жизнь носил медальон из золотой монеты, которая выдавалась каждому, к кому прикосались королевские руки. А ввел этот обычай еще Эдуард Исповедник
Метки:

?

Log in

No account? Create an account