?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Чем болели лондонцы времен Тюдоров
sigrig
mirrinminttu
Помимо чумы, лондонцев терзали эпидемии оспы. Да, smallpox, которой переболел и Эдуард VI, это именно классическая оспа. В октябре 1562 года заболела оспой и королева Елизавета. Весь день 10 октября она неважно себя чувствовала, и отправилась проветриться. В результате у нее поднялась температура, но не было никаких признаков сыпи. Несмотря на это, ее терапевт – немец Баркот – правильно диагностировал оспу, но королева не хотела ему верить. Пришлось. 16 октября, через 6 дней, она потеряла сознание. Врач велел завернуть ее в красную фланель и положить поближе к огню. Через два часа Элизабет пришла в себя, и была в совершенной ярости, увидев оспенные нарывы на своих руках, которыми она так гордилась.



Врач тоже разозлился: «Что лучше, получить отметины на руки и даже лицо, или нарыв в сердце, который убъет все тело?!» Элизабет пришлось смириться, и начать принимать докторовы микстуры. Ее спасла ее конституция, та, которая помогла ее матери пережить загадочную болезнь, косившую периодически английских ноблей. Через шесть дней королева была уже здорова. Она отделалась оспинами на щеках, которые легко маскировались густой косметикой тех времен, а вот ее подруга, леди Сидней, которая ухаживала за ней и заразилась оспой сама, была оспой так изуродована, что больше никогда не появлялась при дворе. Эти вариации были типичны для оспы – одни просто получали больше или меньше оспин на мягкие ткани лица, другие слепли и даже умирали. Редко у кого из лондонцев в те годы не было отметок на лицах, разве что у тех, кто в детстве переболел легкой формой оспы и выработал пожизненный иммунитет к болезни.

леди Фрэнсис Сидней

Другими убийственными болезнями были тиф и дезинтерия. Кажется, никаких попыток карантина тогда при этих заболеваниях не предпринимали. Немало людей умирало от туберкулеза, годами чувствуя себя слабо, но не понимая, в чем дело.

Туберкулез называли «consumption», то есть чахоткой, и о его эпидемической природе знали. Туберкулез, кстати, в некоторых приходах уносил столько же жизней, сколько и чума, которой так боялись. Между 1583 и 1600-м в приходе св. Ботольфа на чахотку пришлась четверть всех смертей, а ведь этот период включал в себя и 1593-й, очень жестокий чумной год.

Распространялся в Лондоне, портовом городе, сифилис, который назвали «французской оспой» или «неаполитанским ревматизмом». Лиза Пикард в своей книге «Елизаветинский Лондон» утверждает, что, по принятой в наше время теории, сифилис в своей родной среде был так же безобиден, как корь для европейцев. Только вынесенные из своей естественной среды, возбудители этих болезней приобрели убийственные свойства.

Среди моряков была часта цинга, и от цинги массово страдали дети. Правда, лечить эту болезнь умели, и не только дорогущими цитрусовыми. Обычная «серебряная трава», или ложечница, содержала не меньше витамина С. Саймон Форман, астролог королевы и знаток трав, рекомендовал всем, чья диета не отличается разнообразием, принимать по четыре ложки либо лимонного сока, либо настойки ложечницы на эле.

Форман

От малярии страдали жители южного берега Темзы, где обширные заболоченные площади были настоящим комариным раем. С комарами малярию тогда, впрочем, не связывали. Многие получали приступы «лихорадки» через каждые три дня, другие – через четыре. Лечить малярию не умели, с ней просто жили. Худшим в этой болезни было то, что она истощала организм и убивала иммунную систему. Поэтому от малярии не умирали, умирали, подхватив что-то другое, и не имея ресурсов сопротивляться заболеванию.

Детские болезни были и в 16-м веке те же, что и в наше время: тонзиллиты, корь, диаррея, детские кошмары, и пр. Правда, в те времена детей автоматически пользовали несколько раз в год глистогонным - на всякий случай.

Рассеянный склероз, менингит и заболевания моторики в те времена распознавать не умели. Зато умели распознавать апоплексию, и даже иногда спасать больных, которых «хватил удар». Хотя здесь принадлежность к высшей социальной иерархии была не на пользу больному: там, где соседний цирюльник просто пускал страдальцу кровь в бедном квартале, в богатом терапевт мог заявить, что больной пострадал от «задумчивости»: смерть Маргарет Расселл, например, была объявлена коронером именно так. Злой дух заманил душу в задумчивое состояние, и она забыла про тело.



Лечить больных, конечно, лечили. Богатые могли для поправки здоровья выезжать на природу и обращаться к дипломированным врачам, для бедных было два госпиталя – св. Томаса и св. Варфаломея. Причем, там тоже практиковали дипломированные врачи – им за это платила корона. Но о лечении пойдет речь в другой истории.
Метки: