Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Эдуард VI - падение Лорда Протектора
sigrig
mirrinminttu
В 1549 году Англию сотрясали восстания крестьян, касающиеся политики сгона крестьян с их полей, которые землевладельцы предпочитали отвести под пастбища для овец. На подавление бунтов кинулся Лорд Протектор, как ему и полагалось по должности, но военная удача от него отвернулась. Бунт подавили Расселл, Варвик и Герберт.

для арендатора потеря земли часто была прямой дорогой в бродяжничество, а бродяги считались преступниками

Военная удача вообще стала отворачиваться от Эдварда Сеймура слишком часто. Его блестящая победа над шотландцами в 1547 году была сведена на нет браком Марии Стюарт, наследницы престола Шотландии, с французским дофином, в результате чего французы пришли к шотландцам укреплять Эдинбург. Содержание усиленных гарнизонов в Шотландии стало для английской короны настолько дорогим, что Англия начала выводить из Шотландии свои войска.

Мария Стюарт

Что еще хуже, Сеймур начал терять то, что завоевал Генри во Франции. Страсть англичан к завоеваниям во Франции вообще может объясняться только сентиментальной гордостью, потому что сам Генрих V, который эту Францию для Англии завоевал, понял, что пирог просто слишком велик для едока. Тем не менее, потерять что-либо во Франции всегда было для английского политика верным способом превратиться в самое ненавистное лицо в королевстве. В случае же с Сеймуром, почва для ненависти была им неплохо возделана и удобрена.

Случилось так, что когда 14 сентября 1549 года Варвик, Герберт и Рассел собрались в лондонских апартаментах Варвика, Сеймур собирался по каким-то делам к своему подопечному королю в Хэмптон Корт вместе с верным Пейджетом, Кранмером и двумя секретарями. Очевидно, для какой-то управленческой рутины. 18 сентября он уехал в Хэмптон Корт, а остальные члены совета собрались у Варвика дома. Результатом было решение сместить Сеймура с должности Лорда Протектора и вообще прекратить весь институт протектората. Сомерсету было направлено письмо с предложением подать в отставку.



Он послал своего секретаря в Лондон, но тот не вернулся. Он обратился лично к Герберту, но тот был не на его стороне. Тогда Сомерсет, по сути, похитил короля и заперся с ним в Виндзорском замке. Король Эдуард был именно в тот момент жестоко простужен, страдал от ОРЗ, и путешествие это его чуть было не доканало, и наверняка явилось причиной общего ослабления здоровья. Совету этот поступок Лорда Протектора был словно по заказу, потому что достойный Лорд Протектор загнал им себя в угол. Кранмеру и Пейджету объяснили, что либо те с советом, либо с Сеймуром, и в обоих случаях разделяют участь выбранной стороны. Те поняли, и Сеймура покинули. 12 октября Энтони Вингфилд явился в Виндзор с полномочиями совета арестовать Сеймура. В замке Вингфилд встретил короля, который был совсем плох, и признался, что «я думал, я в тюрьме». Но в тюрьму, в одну из башен норманнов, заключили Сеймура.



На следующий день в Виндзор прибыли остальные члены совета, и было ясно, кто среди них главный: Варвик. Король принял их с явной радостью, а Сеймура под конвоем отправили в Лондон. А дальше началось шоу абсурдов: Сеймур кается в грехах, бия себя в грудь кулаком, и грехи ему прощаются. 6 февраля 1550 года его выпускают из тюрьмы под залог в 10 000 фентов, выплатить которые для него проблем не было. Ему назначают проживание в собственном поместье, запретив только удаляться от дома дальше, чем на 4 мили. Но уже 19 февраля он получает полное помилование, 10 апреля восстанавливается в совете в качестве рядового советника, 14 мая его делают кабинетным советником короля, и 27 мая восстанавливают во всех правах собственности.



Что произошло? Варвик настолько явно не хотел обострять отношения с Сеймуром, что даже женил своего сына на старшей дочери Сеймура, 22-летней Анне. Анна и ее сестры, кстати, были воспитаны по принципу учения Томаса Мора: девочки в семье должны получать то же обучение, что и мальчики, и спрос с них должен быть не слабее. К моменту замужества, Анна была уже известна, как поэтесса, и состояла в переписке с Кальвином. В мае 1551-го Сеймур уже был Лордом Лейтенантом Беркшира и Бэкингемшира. Проявил ли это милосердие король Эдуард или его даже не спросили? А если так, то почему?

Возможно, в тот момент убрать Сеймура с горизонта политики навсегда было слишком сложно юридически, возможно, слишком сильна еще была его поддержка в совете и парламенте. Точно одно: такое решение не являлось признаком смягчения нравов эпохи, отнюдь.

Отказавшись от системы протектората, совет расширил себя до состава в 35 человек, потому что было решено привлечь в него старую аристократию. За переформированием этого своего рода кабинета министров последовал неизбежный круг награждения дорвавшихся титулами и владениями. К королю стали относиться с большим пиететом, но править страной его, разумеется, не допускали, страной правил Варвик-Дадли, он же нынешний Лорд Адмирал и герцог Нортумберленд.

Первым делом, Варивик стал хлопотать по установлению мира. Булонь отдали Франции за 40 000 крон, заложниками и пленными обменялись, ко двору французского короля послали одного за другим послов, имеющих как хорошие манеры и современное образование, так и подкованный в области экономики и международной торговли. Генриху II Франзузскому пожаловали орден Подвязки, а английский король получил французский орден св. Михаила.

Варвик, будучи по личным убеждениям скорее католиком, взял, тем не менее курс на систематизированное приведение королевства под эгиду протестантизма. Понятно, почему: буржуазия Англии, особенно Лондона, была уже давно преимущественно протестантской, а именно буржуазия приносила королевству деньги. Варвик также был из категории жестких администраторов. Не жестоких, а именно жестких: законы должны соблюдаться всеми без исключения, и точка.

С Испанией, и императором все отношения были разорваны, принцесса Мэри со своими мессами и католическими священниками в очередной раз оказалась в полной оппозиции к власти и королю. Молодой король был полон протестантских идей, свою старшею сестру он практически не знал, и постепенно научился сильно ее не любить. Будущее Мэри выглядело скверно, а в настоящем ее священники подвергались открытой травле.

Парламент 1552 года одобрил новую Библию и принял Акт о единстве церковной практики, остатки имущества католической и англиканской церкви были конфискованы, а Гардинер, Дэй и Танстелл оказались в Тауэре. Танстелл особенно был человеком, имеющим абсолютно свои убеждения, персона по натуре средневековая в лучшем понимании. Интересная у него получилась жизнь: он пережил немилость правительства Варвика, снова стал епископом при Мэри, и снова впал в немилость при Элизабет. Кстати, при великой королеве среди епископов как мор прошел: 85 (!) в ее правление умерли, находясь под домашним арестом. Менее скандально, чем жечь религиозных противников публично.

Танстелл

И еще интересный штрих эпохи. Уже во времена казни Томаса Мора Лондон был весьма протестантским городом, но католика Мора лондонцы уважали и очень ему сочувствовали. То же повторилось и с Танстеллом: правительство Эдуарда пыталось провести через парламет его разжалование из епископов, но попытка провалилась с треском: почти полностью протестантская палата общин наотрез отказалась разжаловать епископа-«еретика». Так и сидел он в Тауэре епископом.

Начались немедленные работы по приведению в порядок фортификаций и флота, который обворожительный Томас Сеймур совершенно забросил. Король Эдуард особенно заинтересовался этими проектами, и много писал о них в своем дневнике.

Сделав выводы из истории с Томасом Сеймуром, парламент ввел новый закон о государственной измене, по которому таковой считались не только действия против короля, но и против его совета. Чтобы закон не остался простыми словами, совет назначил 900 человек себя охранять.

Для короля Эдуарда наступили более светлые времена. Нынешний совет уже не относился к нему, как к несмышленному мальчишке, трое советников были назначены по его личной просьбе, да и обязанности кое-какие появились. По большей части церемониальные, конечно, но все равно важные. Например, он принимал Марию де Гиз, которая была в Лондоне в качестве вдовствующей королевы Шотландии. Очень часто король принимал послов. Очень Эдуард восхищался свадьбой Анны Сеймур и сына нынешнего герцога Нортумберленда, с которым он даже подружился.

1551 год выдался для него тяжелым. Очередная эпидемия странной болезни под названием sweating sickness унесла двух его друзей сразу, Чарльза и Генри Брендонов. Это действительно была странная болезнь: хронисты утверждают, что ею никогда не болели иностранцы, и никогда – бедняки, она уносила именно богатых англичан. Не всегда, конечно, Анна Болейн переболела и выздоровела, но чаще всего исход был летальным.

Довольно мрачно обстояло дело и на религиозном фронте. Протестанты и кальвинисты так же прилежно жгли еретиков, как в свое время католики жгли протестантов. Показательна история Жанны Буше, которую сначала преследовали, как еретичку, католики, а потом и сами протестанты. Католики просто подержали ее в тюрьме и выпустили, уж больно экзотическое видение истории Христа у нее было (анабаптическое), зато протестанты сожгли. Король Эдуард мандат на казнь подписал. Есть трогательная история о том, что он подписывать отказался, и совет послал к нему Кранмера, который практически заставид крестника подписать мандат. Но это вряд ли. Эдуард был протестантом, он был сыном своего времени, и вряд ли у него было какое-то милосердие к еретикам.

В довершение ко всему, раскрылся заговор, который готовил Эдвард Сеймур против совета. Он ничуть не поумнел после краткой отсидки в Тауэре, и жаждал реванша над Дадли-Варвиком. Начал Сеймур с того, что собрал вокруг себя ветеранов-вояк: Майлса Патриджа, Ральфа Вэйна, Томаса Арундела, Томаса Палмера. В Сомерсет Хаус собирали людей и оружие, планировали убить, во-первых, самого Варвика, и нескольких наиболее преданных ему членов совета.

Разумеется, их выдали – выдал Томас Палмер, у которого не было сомнений, что дело закончится крахом, и который решил вовремя соскочить о тонущего корабля интриги.

17 октября 1551 года Эдвард Сеймур, его жена, деверь Стенхоуп, Арунделл, Вэйн и Патридж были арестованы и отправлены в Тауэр. Были арестованы свидетели, джентельмены дома Сеймура, на время арестовали лордов Пейджета, Арунделла, Грея и Дакра, но вскоре выпустили. Персонал дома Сеймура был арестован с семьями, пытки к ним применять было не запрещено (они не были пэрами и лордами, и речь явно шла о государственном преступлении, хотя вообще-то английский закон издавна запрещал пытки, кроме как в делах исключительной важности, имеющих государственное значение), и очень быстро были получены признания, подтвердившие историю Палмера.

Сам Сеймур предстал перед судом 26 пэров (герцог, как-никак) 1 декабря 1551 года, и признал только то, что действительно замышлял против Дадли-Варвика-Нортумберленда. Этого было достаточно, благо совет заблаговременно защитил себя законом. 22 января 1552 года Эдвард Сеймур был казнен. Вместе с ним были казнены Патридж, Вэйн и Арунделл.

картинка должна изображать Эдварда Сеймура, "Готов к смерти", как гласит подпись, но что-то подозрительно не похож...

Его племянник холодно изложил в журнале детали судебного процесса и зафиксировал факт казни. И всё. Несомненно, ему пришлось подписать и этот мандат на смертную казнь, но если он и чувствовал злорадство или жалость, он не выразил их ни в своем дневнике, ни в письме к другу.

Что касается жены Эдварда Сеймура, то «Адова Бездна» была из Тауэра выпущена, вышла замуж на сенешаля казненного мужа, и вполне благополучно прожила еще 35 лет, скончавшись на девятом десятке жизни, и успев отгрохать себе роскошнейшую гробницу в Вестминстерском аббатстве (все-таки, королевская кровь).



Ее принято обвинять в деяниях и судьбе Эдварда Сеймура, но что-то с трудом верится. Даже если она и обладала склочным и амбициозным нравом, у Сеймуров вполне хватало собственных амбиций.

Метки:

?

Log in

No account? Create an account