mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Эдуард VI теряет любимого дядюшку

История падения Лорда Протектора может послужать иллюстрацией к принципу «не рой другому яму». А ведь началась она с настоящего реванша Эдварда Сеймура над его братом Томасом.



В мае 1547 года Екатерина Парр вышла замуж за своего давнего поклонника Томаса Сеймура. Судя по тому, что красавчик Томас, адмирал и джентельмен, много лет оставался холостяком, а на Екатерине женился, можно предположить, что он ее любил. Вернее, как она писала, «я, наконец, свободна выйти за вас замуж». Правда, замуж после этого письма она вышла за короля, но Томас Сеймур был не в обиде. Женился, когда невеста стала свободной в очередной раз.

Зато в обиде был Эдвард Сеймур. Непонятно, правда, почему. Возможно, такой скоропалительный брак вдовствующей королевы оскорбил его понятия о приличиях. Возможно, дело было просто в том, что Екатерина по чину оставалась первой дамой королевства (в конце концов, сестру Генри до конца жизни называли вдовствующей королевой французской и оказывали почести как таковой, хотя она была замужем за своим Брэндоном).

Как бы то ни было, Эдвард делал все, чтобы осложнить жизнь и брату, и его супруге. Особенно Томаса задело то, что его не допускали и близко к племяннику, а он-то хотел стать ему Гувернером. Томас был милым человеком, но он любил нравиться, что в случае с Екатериной привело его к неприятностям. Неизвестно, насколько он серьезно флиртовал с принцессой Элизабет, но Екатерина была в ярости, и даже отослала падчерицу прочь. Скорее всего, «сестричка Умеренность» была в те годы весьма умеренна и в флирте, в конце концов, в 1547 – 48 гг ей было всего-то 14-15 лет.



Впрочем, Томас флиртовал и с гораздо более серьезными возможностями поднять свой статус. Эдвард хотел бы женить малолетнего короля на одной из своих дочерей. Томас же заплатил маркизу Дорсету 1000 фунтов за право опекунства над леди Джейн Грей, решив женить племянника на ней. Леди Джейн переехала жить в дом лорда адмирала, и осталась там после смерти Екатерины под присмотром матери Сеймуров.



Похоже, что со смертью Екатерины из жизни Томаса исчезло сдерживающее и разумное начало, потому что он немедленно вступил с племянником в тайную переписку и даже начал снабжать его деньгами, в которых юному королю отказывал другой Сеймур, Эдвард. Следующим шагом Томаса было предложить племяннику обратиться к парламенту с жалобой на плохое обращение с ним Лорда Протектора, и даже составил черновик, но племянник эту жалобу подписать отказался. Очевидно, сознавая в глубине души, что нелюбимый дядя не делал ничего такого, что не входило бы в его прямые обязанности.



Не унявшись, Томас Сеймур стал формировать оппозицию брату в обществе и даже внутри совета. Разумеется, Эдвард Сеймур узнал об этом немедленно, и вызвал брата на ковер, куда тот не явился, после чего был арестован и угодил в Тауэр. Из Тауэра Эдварду брата выпускать не хотелось, поэтому он начал лихородочно собирать доказательства того, что со стороны Томаса имела место государственная измена. Допрашивались все, от членов совета до принцессы Элизабет и самого короля.



Обвинительное заключение против Томаса Сеймура содержало 33 пункта: три касались его морального облика, восемь – отношений с королем, двенадцать – политических интриг и десять – его деятельности в должности Лорда Адмирала.

Признаками моральной деградации Томаса Сеймура были названы слишком скоропалительная женитьба на вдове короля, то, что эта женитьба была тайной, и планы женитьбы на принцессе Элизабет. Тем не менее, обвинения в аморальности такого плана не могли привести лорда адмирала на плаху. В конце концов, Екатерина была свободной и самостоятельной женщиной, а предположительные планы жениться на принцессе могли быть и у последнего пастуха. Планы – они и есть планы.

Серьезнее были обвинения, касающиеся отношений Томаса Сеймура с племянником. Здесь, вступив в тайную переписку, он обогнул законную прерогативу Лорда Протектора решать, с кем законно опекаемому им королю можно общаться. То, что он вознаграждал посланцев деньгами, могло привести к обвинению в подкупе. Выплыла и неподписанная королем петиция в парламент: будучи подписанной, она могла бы привести к правительственному кризису. Далее Томаса обвиняли в том, что он пытался промыть мозги королю, соблазняя его попрать отцовское завещание и взять власть в свои руки. Здесь уже были конкретные действия против правительства. Более того, просматривалась попытка стать силой за троном, направляя несовершенного племянника своими советами. Не имел Томас права и обещать королю женитьбу на леди Грей: это решение могло принадлежать только правительству.

Тем не менее, король Эдуард, не подписав петицию парламенту, свел на нет все обвинения по данным пунктам, доказав, что руководить им не так-то просто даже любимому дядюшке.

Гораздо более скользкими были обвинения в политических интригах: попытки привлечь к себе чланов совета, обещания создать новый парламент, агитация ноблей поднять свои голоса против существующего режима, заигрывания с йоменами с той же целью, превышение установленного числа служащих, находящихся на содержании Томаса Сеймура, утверждения о возможности выставить вооруженные силы в числе 10 000, распространение секретных сведений и сопротивление постановлению совета неявкой на слушание.

Но – насколько действия Томаса Сеймура ни бы ли бы направлены против правления Эдварда Сеймура, Лорд Протектор не был королем. А обвинение в государственной измене могло быть предъявлено только за действия против короля или во вред королю.

Таким образом, главные обвинения против Томаса сосредоточились именно на его деятельности в качестве Лорда Адмирала. И здесь действительно было, где разгуляться: манкирование обязанностями, незаконное присвоение собственности, откровенные мошенничества, раздача чужой собственности своим людям. Но даже эти преступления носили чисто уголовный, а не политический характер, и подвести через них дядю короля под топор палача было почти непосильной задачей даже для изобретательных членов совета. Разорить штрафом – да, но какой смысл имело бы это действие в отношении любимого дядюшки короля, который с каждым днем приближался к возрасту своего независимого правления? А сбор свидетельств по этим обвинениям занял бы годы!

Поэтому совет отправился в Тауэр, не без надежды, что Томас ляпнет что-нибудь во вред себе сам. Но Томас предпочел ответить молчанием, потому что знал, что его логика не всегда успевает за его языком. Он ограничился заявлением, что ответит на обвинения на суде. Только вот его братец никакого суда не хотел. Настоящим трюком со стороны Эдварда Сеймура было проведение через парламент реанимированного для данного случая закона покойного короля Генри, который дозволял осудить только на основании пунктов обвинения, без возможности защиты. Парламент поспорил, но закон одобрил. Сколько это стоило Лорду Протектору, знал только он. Очевидно, не обошлось и без влияния на парламент жуткого Ричарда Рича, нынешнего Лорда Канцлера.

Половина совета не подписала приговора Томасу Сеймуру, но голос Лорда Протектора был решающим, и 20 марта 1549 года любимый родич короля был обезглавлен в Тауэре. Это было убийством, разумеется, и возмездие настигло Эдварда Сеймура очень быстро, всего через полгода. Ведь не случайно акты короля Генри о государственной измене были отменены на первом же парламенте после его смерти. Теперь, когда они были реанимированы, никто не мог чувствовать себя в безопасности, никто из членов совета не мог быть уверен, что не станет следующей жертвой человека, не остановившегося ни перед чем для того, чтобы пустить в расход собственного брата.



А пока Лорд Протектор наслаждался победой. Он конфисковал все владения брата, что сделало дочь Томаса Сеймура и Екатерины Парр абсолютной бесприданницей: Екатерина ухитрилась завещать все свое немалое состояние мужу, и теперь оно было конфисковано Эдвардом Сеймуром. Брат Екатерины, Уильям Парр, отказался взять племянницу в свой дом, и двухлетнюю девочку определили к герцогине Саффолк. Считается, что девочка умерла где-то в том же году, но на самом деле свидетельств о ее смерти нет. Она просто исчезла из записей, никто не знает, что с ней случилось
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Императрица Матильда - последний триумф

    Аббатство Бек Пока герцог Генри был в Англии, императрице Матильде в Нормандии приходилось не слишком легко. Луи VII был более чем недоволен…

  • Король Стефан - конец короля

    Вестминстерскую хартию 1153 года засвидетельствовали 37 человек: архиепископ Теобальд, все епископы южных провинций в числе тринадцати человек,…

  • Король Стефан - конец династии

    Если попытаться проследить, чем занимался герцог Генри с января по июль 1153 года, то никаких громних военных действий там не найдется. Поначалу, он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment