mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

О Генрихе VIII

Генрих VIII больше известен широкой публике через свои бесконечные женитьбы. Симпатии и антипатии к его женам часто приводят к тому, что сам король судится и осуждается через них. Часто можно встретить мнения, что Генри был глуп, только и делал, что охотился, бренчал на лютне и сочинял плохие сонеты, что он был труслив, что он не терпел конкуренции ни от более умных жен, ни от более умных советников. Картинка получается довольно однобокой, потому что, хотя характер этого короля и был далек от идеального, ни глупцом, ни завистником он не был.

Для начала, о его образовании. Его отец всегда планировал, что на трон сядет Артур, и для Генри предназначался пост архиепископа Кентерберийского, то есть, учили его для духовной карьеры, и учили серьезно. Не менее серьезно, чем впоследствии будут учить его собственных детей. В те времена родители и не думали, что, загружая своих отпрысков учебой, они отнимают у них детство.

При дворе Генриха VII уже появились признаки атмосферы Ренессанса, и Генри был первым английским принцем, которого воспитывали, как принца новой эпохи. Как и его брата, разумеется, но тот умер молодым, и речь не о нем. Маргарет Бьюфорт, бабка по отцу, основала два колледжа в Кембридже, немало способствовала развитию печатного дела в Англии, переводила книги с латыни на английский. Отец, человек военного еще типа, наукам скорее покровительствовал, чем сам в них отличался, но прекрасно понимал ценность хорошего образования. О его практическом уме в Европе ходили легенды. Мать, Элизабет Йорк, была довольно высоко оценена самим Эразмом Роттердамским, по мнению которого эта женщина сочетала в себе редкую ясность ума и милосердие. В общем, генетически Генри глупцом было не в кого быть. Конечно, остается отравленная кровь Валуа, так сильно сказавшаяся в Генрихе VI, но ведь и тот интеллектуально был более, чем развит.

Учили Генри Бернар Андре - провансальский поэт и хронист, Жиль д’Эве - автор французской грамматики, Скелтон – поэт, сатирик и... монах, тайно женатый и ненавидящий монахов. Генри был хорош в математике, знал прекрасно латынь, в совершенстве французский, кое-как итальянский, позднее довольно неплохо выучил испанский. Ему было 9 лет, когда он впервые встретился с Эразмом Роттердамским, и впоследствии они обменивались письмами. Эразм был поражен, как подросток составляет письма и излагает мысли, и заподозрил, что принцу кто-то в этом помогает, но позднее убедился, что тот, несомненно, писал сам. Он был хорошо обучен логике, риторике, философии, знанию религиозных текстов.

Разумеется, принца учили музыке, выделив ему собственных менестрелей: Генри учили сочинять стихи, играть на лютне, органе и арфе, петь по нотам. Кстати, о плохих стихах. Стихи были на уровне его времени, две сложенные им песни популярны по нынешний день, и считаются уже народными, а сочинение для хора O Lord the maker of all thyng очень высоко ценится даже профессионалами. Он всю жизнь искал в своей стране талантливых певцов и помогал им в карьере, он создавал певческие хоры и ассигновал для развития английской музыки значительные суммы.

Жизнь принца резко изменилась после того, как умер его старший брат: из Генри начали делать короля, и первым шагом было посвящение в мир государственных интриг и методов их регулирования. Заметим: в 10 лет. Посмотрите на своих десятилеток, или на детей знакомых, и представьте, что к этому возрасту они должны бы были уже иметь настолько обширные базовые знания, что могли бы постигать хитросплетения международной политики. Посмотрите и прочувствуйте!

Что касается женитьбы, то короли никогда не женились для того, чтобы быть счастливыми в браке, а принцессы никогда не выходили замуж для того, чтобы обрести истинную любовь. Через брак делалась политика. Об этом тоже стоит помнить, осуждая то, что в будущем то же самое делал и Генри. Очень часто эти политические браки были счастливыми. Например, младшая сестра Генри Мэри пошла замуж за престарелого французского короля, не помня себя от гордости и совершенно искреннего счастья – об этом сохранилась запись Катарины Арагонской, при разговоре присутствовавшей. Она прекресно понимала гордость отпрыска новой династии, но была потрясена тем, что Мэри Тюдор действительно испытывала от организованного брака со стариком радость.

Женитьба самого Генри на Катарине, вдове его брата, вовсе не была чем-то решенным раз и навсегда. Более того, когда Генри достиг «взрослого» возраста 14 лет, он должен был самостоятельно подтвердить или отвергнуть предварительные обручения и брачные обязательства, заключенные другими от его имени. Так вот, он объявил их все недействительными. Несомненно, как от него и ожидал его отец, намеревавшийся заключить для своих детей блестящие браки, выгодные для королевства.

Не стоит забывать и о политических тенденциях времени, в котором жил и правил Генрих VIII: глобальность Европы средних веков, где каждое государство управлялось как своим государем, так и Римом через императоров Римской Империи, в эпоху Ренессанса исчезла. Появилась тенденция к концентрации власти внутри королевств – с одной стороны, и амбиция образовать своего рода соединенные королевства Европы под сильным руководством Императора Священной Римской Империи с другой. В этих обстоятельствах духовная власть Святейшего Престола, Рима и его папы, становилась просто орудием в руках сильного и амбитного императора.

Что касается Англии, то там в анамнезе было практически 60 лет административного анархизма – никто никому не подчинялся полностью, и каждый тянул в свою сторону. Генрих VII просто истребил основных противников своей власти, но немало оставалось сделать и его сыну. Отец обезглавил возможную светскую оппозицию, сын занялся оппозицией духовной. Генри был государем переходного периода, он прокладывал в Англии дорогу от Средневековью к Ренессансу, и поэтому он навсегда остался в тройке сильнейших монархов своей страны, вместе со своей дочерью Елизаветой и королевой Викторией.

Дело было, в общем-то, не в том, по каким текстам молиться Богу. Дело было в том, какой пакет предлагался вместе с каждой верой. Монарх или усиливал свою абсолютную власть, делая свое королевство сильным и независимым, либо продолжал цепляться за утопающий на тот момент корабль глобальной политики. Вера всего лишь сублимировала в одно множество самых разнообразных политических действий и побуждений. Как в свое время вера стала объединяющей силой, символом для крестовых походов.

У Генри был свой период колебаний. Несомненно, благодаря увлечению героическими играми в средневековых героев и влиянию Катарины, личности чисто средневекового менталитета. Он даже собирался в крестовый поход с тестем, с Фердинандом. И именно Фердинанд продемонстрировал ему, что времена единых походов Европы миновали.

Вопреки своей репутации, Генри вел необыкновенно тонкую, мудрую политику, уравновешивая силы в своем королевстве, не давая противостоянию интересов привести к гражданской войне. То, что эта уравновешивающая политика привела к гибели многих персонажей игры, было неизбежностью и, в конце концов, малой платой. Особенно если не забывать, что игроки прекрасно знали о правилах игры.

Понятно, что королевство настолько сильно, насколько сильна его центральная власть. Для Тюдоров, династии новой и еще не утвердившейся, вопрос наследия был центральным. После смерти Артура, отец запретил Генри рисковать здоровьем и жизнью, участвуя в турнирах. Его мать умерла, пытаясь в неподходящем для этого дела возрасте родить еще одного сына, альтернативу на случай самого худшего.

Глубокое непонимание между Генри и Катариной росло именно из-за того, что для одного верным преемником был только сын – он опирался на примеры истории своей страны. Для Катарины женщина была совершенно естественной фигурой на троне, ведь она была дочерью Изабеллы, правившей в буквальном смысле железной рукой, закованной в латную перчатку. Позже Генри, очевидно, уведел и еще одну опасность. Неизвестно, в каком возрасте его старшая дочь начала проявлять признаки болезненности. Зато известно, насколько строго католическую ориентацию получило ее воспитание. К тому моменту король уже знал, что разрыв с Римом для Англии неизбежен, и рисковать будущим своего королевства не хотел. Как только появился наследник-сын, Мэри была восстановлена в отцовском фаворе.

И при всем этом он оставался просто человеком. Если смотреть на происходящее в те времена в Англии через призму личности по имени Генри Тюдор, то можно легко упустить главное: какие бы колебания, чувства и устремления ни просматривались через историю его собственной жизни, они никогда не шли вразрез с неумолимо логичной политикой его действий, как короля Генриха VIII.
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Генри VII - король сходит со сцены

    Король умер, слуга закрывает ему глаза. Присутствуют: три врача (вкл. главного, Джиованни Баттисту Боэрио); два духовника (Фишер и Волси); сэр…

  • Генри VII - король повышает ставки

    Впрочем, умереть король Англии в 1508 году просто не мог себе позволить. Пусть тело его было хлипким, и утомлялся он быстро, но ум оставался…

  • Генри VII - король добивается своего

    В самом конце сентября, к концу охотничьего сезона, Генри VII с сопровождением вернулся в аллею Темзы. Надо сказать, что выбор мест, где он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments