mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Екатерина Парр - король в поход собрался

Итак, Кранмеру снова повезло, а Гардинер потерпел поражение. Более того, король объявил всеобщее помилование, которое не исключало обвиненных в ереси. Парламент также жестко подвел преследование еретиков под общую юрисдикцию, запретив, таким образом, всякие тайные комиссии и секретные расследования. Кого за это нужно благодарить? Екатерину Парр? Возможно, потому что она стала в тот период единственным новым игроком в сложной схеме дворцовых интриг. Да, в игре на стороне Реформы участвовали очень близкие к королю люди, включая его личного врача, но они не смогли предотвратить репрессий 1543-го года. Вряд ли их усилия стояли за неожиданным потеплением климата в 1544-м году. Но еще вероятнее, что за всем, как всегда, стоял сам король с собственной агендой.



Выглядящие для непосвященных малопонятными игрища вокруг Реформации и конр-Реформации получили объяснение, когда в Рождественский сезон 1543-44 года ко двору прибыл представитель императора Чарльза Фернандо де Гонзага, помимо всего вице-король Сицилии. Король Генри собрался вступить в союз со своим лучшим врагом Чарльзом против Франции. Именно поэтому Гардинер был спущен с цепи в 1543 году – чтобы император увидел, что Англия впадать в протестантскую ересь не собирается.

дон Фернандо, побеждающий врагов

А вот за контр-движением стояло несколько мотивов сразу. Для начала, король, отправляющийся воевать за границу, должен оставить домашнюю территорию в относительно хорошем состоянии. Поэтому террор нужно было прекратить. Опять же, наибольшую склонность к лютеранской ереси проявляли торговцы и прочие буржуа, те, кто снабжал королевство деньгами. Короля не слишком интересовало, как они молятся дома, лишь бы колеса государственной машины крутились бойко.

Во-вторых, в отсутствии короля страной оставалась править королева, протестантка. Ее надо было успокоить, чтобы она могла сосредоточиться на главном: экономическом управлении страной, находящейся в состоянии войны, и сдерживании неизбежного в случае войны с Францией конфликта с Шотландией. Кто знает, что она могла бы нарешать, обладая абсолютной властью, если бы протестантов продолжали пытаться активно жечь?

В-третьих, Генри, наученый горьким опытом с Римским папой, не собирался давать в своем королевстве ни одному прелату абсолютной духовной власти. Пока Гардинер и Кранмер кружили, норовя вцепиться друг другу в глотку, абсолютный авторитет оставался за королем.

Нужно отдать должное Екатерине: каким бы неприятным ей ни был союз Англии с тем, кто олицетворял ортодоксальный католицизм, она наилучшим образом развлекала и де Гонзагу, и сменившего его герцога Альбукеркского. Последний, считавшийся при дворе самого императора человеком сложным, поладил с не менее сложным английским королем неожиданно хорошо. Его поселили рядом с дворцом, его даже пригласили участвовать в заседаниях королевского совета. И на войну Генри решительно желал отбыть вместе с новым приятелем.

герцог Бельтран де ла Куэва

До отбытия, впрочем, надо было решить дома еще кое-что. Наледник престола, принц Эдуард, был переведен в Хэмптон Корт, его персонал был расформирован, и он получил новый, во главе с двумя наставниками-мужчинами. Детство принца, таким образом, закончилось, пора было учиться быть королем. Ему шел седьмой год.



И оставалась, разумеется, Шотландия. Сестра Генри, Маргарет, к тому моменту уже умерла. Жизнь она прожила бурную, но не без счастья. Ее политический брак с королем Джеймсом IV оказался в личном плане счастливым, хотя политически он поддерживал Францию. Что, в конечном итоге, стоило ему жизни – это его рубашку отослала мужу в свое время Катарина Арагонская с гордостью средневекового крестоносца, сразившего враждебного короля.

Маргарет Тюдор

Маргарет осталась регентом при малолетнем сыне, с условием, что замуж больше не пойдет, а если пойдет, то регентом быть перестанет. Каким-то чудом ей удалось победить про-французскую группировку, жаждавшую реванша над Англией и одного из Стюартов в регенты. Очевидно, чудо имело имя: дом Дугласов. В 1514-м договор с Англией был подписан, и Шотландия перестала быть на некоторое время головной болью Генри.

Джеймс IV, муж

Увы, женщина на троне – существо, редко отказывающееся от личной жизни ради общего блага. Некоторым, как матери Катарины Арагнской, удается совместить эти две функции, другие, как в будущем Елизавата Английская, ухитряются контролировать обе раздельно, но Маргарет Тюдор была Тюдор. Ее брат женился по любви на своих придворных дамах, а Маргарет вышла замуж по любви за своего придворного. Казалось бы, муж из рода Дугласов – это сила, но... Данный Дуглас характеризовался даже своими родными, как «юный безмозглый дурак». По условиям завещания ее доброго мужа, право на регенство Маргарет потеряла. Пришлось передать его Стюарту.

"Безмозглый" Дуглас

Генри звал сестру домой, в Англию, вместе с детьми (из шестерых к тому времени были живы два сына), но та решила не рисковать будущим принцев. Сыновья остались в Эдинбурге, который сама она покинула совершенно легально. Нелегально она пересекла границу.Ее дочь родилась, таким образом, англичанкой, и была воспитана, как член семьи Генри. Тот хоть и считал брак сестры скандальным, особенно после того, как ее муженек бросил ее в Англии и вернулся договариваться со Стюартом, но родня есть родня.

Потом Маргарет вернулась в Шотландию, пока Стюарт был во Франции. За год она здорово поумнела, особенно узнав, что ее муж содержал в Англии любовницу на ее деньги. Она решила разводиться, что не понравилось ее брату, тогда еще консерватившейшему католику – ирония судьбы, да... В результате, Маргарет подружилась с про-французской партией, Стюарт, не имеющий большого желания возвращаться из Франции в Шотландию, написал ей что-вроде «правь ты там сама», и эти двое здорово подружились. А Маграрет научилась уже тогда играть на противоречиях интересов враждующих фракций, поддерживая баланс в стране.

Джеймс V, сын (а ведь в Тюдоров пошел!)

Увы, ее «безмозглый дурак» Дуглас похитил ее сына, хотя она делала всё, что могла, стараясь его в Эдинбург не допустить, даже из пушек палить приказала по его отряду. А у кого в руках король, тот и правит. В результате, сын Маргарет возненавидел и Дугласов, и заодно всю английскую родню, Дугласов поддерживающую. В марте 1527 года Маргарет получила, наконец, из Рима разрешение считать свой брак расторгнутым – и немедленно выскочила замуж за другого своего подданного, Генри Стюарта. Генри-брат, надо сказать, считал эту папскую бумагу «полным бесстыдством». Тем не менее, сестра получила от папы то, в чем тот отказал брату. Наверное, для Клемента VII Тюдоры стали его ночным кошмаром, со своими любовными историями и навязчивым стремлением оформлять их в легальные браки...

В личной жизни Маргарет сначала опередила брата, а потом начала ему следовать. Второй муж оказался не лучше первого, и она снова решила разводиться. Но у Маргарет в Шотландии не было той власти, какая была у Генри в Англии, и ее сын решительно пресек попытки матери как развестись, так и покинуть страну. Она жаловалась брату, что разочарована в Шотландии и разочарована в сыне. Но с прибывшей в Эдинбург невесткой, Марией де Гиз, они поладили отлично. Раздоры с мужем были забыты, и Маргарет снова стала чувствовать себя при дворе сына как дома.



В 1541 году Маргарет умерла в возрасте 52-х лет от нескольких инсультов, последовавших друг за другом. А через год умер и ее сын, успев начать с Англией военные действия и потерпев поражение. Шотландцы утверждали, что их король умер от горя, а англичане посмеивались, что от истощения, нажив семерых бастардов. Королевой была объявлена его буквально шестидневная дочь, а регентом при ней – Мария де Гиз. По мирному договору младенца обручили, на всякий случай, с принцем Эдуардом, но вообще Генри заниматься шотландскими делами не хотелось. Был бы мир.

Но мир нужно было обеспечить, потому что правительством руководил герцог Арран, которого Генри считал союзником, но который тоже примкнул к про-французской группировке. В противовес этому, Генри пошел с карты Дугласов и Стюартов сразу. Маргарет Дуглас была под рукой, и сбыть ее в рук королю очень хотелось. Что-то там было, потому что после казни Катрины Говард Генри предупредил племянницу: «Берегись третьего раза!». Мужем ей выбрали Мэттью Стюарта, графа Леннокса, который пообещал быть хорошим союзником Англии, если станет королем Шотландии. Неизвестно, что подумал король, но ему было важно, чтобы пара заняла Шотландию на время, когда сам Генри будет во Франции. Им дали немного денег, немного войска, и отправили добывать себе корону.

Маргарет Дуглас (возможно)

Интересно складываются судьбы: королем и королевой Шотландии они не стали, но у них родился сын, который женился на Марии I Стюарт, и их внук стал в далеком будущем королем Англии. А где-то в Ашбридже рыжеволосая девочка учила итальянский, и писала на этом языке письмо мачехе, Екатерине Парр: «Уже почти год я лишена счастья Вас видеть». Эта девочка станет королевой Бесс, которая будет заключать свою кузену в Тауэр после брака каждого сына Маргарет. Впрочем, другую кузену она вообще решит казнить. И все-таки смирится перед неизбежным: на ней закончится линия Тюдоров.


Семейство Ленноксов: у гробницы убиенного сына, мужа Марии Стюарт, впереди внук Джеймс, будущий король Англии и Шотландии, Мэтью, Маргарет и сын Чарльз
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments