Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Анна Клевская - трансформация из жены в сестру
sigrig
mirrinminttu
Королевский брак засыхал на корню. Сначала о проблеме короля знали только Кромвель и врачи, потом Кромвель начал делегировать проблему, и слух о невозможной ситуации в королевской спальне начал расползаться. Графу Рутленду пришло в голову, что там, где бессильны мужчины, помочь могут женщины. Он переговорил со своей женой, та – с придворными дамами, но вот незадача: придворные дамы не могли начать разговор с королевой сами. По жесткому тюдоровскому этикету, королева обращалась к одной из своих дам, та подходила, опускалась перед королевой на колени, и вот так они общались. Единственной достаточно дерзкой оказалась вдова Джорджа Болейна, но этот разговор, который я уже пересказала, привел в никуда. Королева была довольна, король несчастен.

Генри в 1540-м году

Разумеется, ситуация разрядилась. Дворец епископа Гардинера находился всего-то через реку от королевской резиденции, и по вечерам придворные наблюдали, как повеселевший король грузился в челн и отбывал веселиться. Вот эта ситуация королеве совершенно не понравилась, и она пожаловалась немецкому послу на поведение короля. А королю закатила пару скандалов. Король же скандалил с молодой женой по другому поводу: он собирался выдать замуж Мэри за герцога Баварского, но Анна уперлась в несогласии. Я не знаю, почему Генри было нужно согласие Анны для того, чтобы выдать замуж Мэри, но, очевидно, это было обязательно.

Речь, очевидно, шла о Луи X Баварском, который правил вместе с братом, и в вопросах религии придерживался в Баварии той же политики, что и Генри в Анлии. Поскольку известно, что Анна и Мэри были довольно дружны, то сопротивление, наверное, шло от самой Мэри, но Анна храбро ее поддерживала, потому что сама Мэри, разумеется, проявлять недовольство не решилась бы.

Жених для Мэри?

В общем, так дальше продолжаться не могло, да еще Генри, наконец, влюбился. Новая любовь короля не отказывала ему в любовных утехах, но у Генри выработалась тенденция жениться на тех, кого он любил, и вот 24 июня Анна получила приказ удалиться в Ричмонд Палас. 6 июля немецкий посол и Анна получили извещения, что король намерен расторгнуть неудавшийся брак. Анна рыдала, посол пытался ее утешать, но никакого просвета в ситуации они не видели. Да и Генри приготовился к долгой и мучительной процедуре развода. Документы о расторжении помолвки между герцогом Лотарингским и Анной Клевской уже были в Англии, их спешно переводили с немецкого на латынь и с латыни на английский.

7 июля к Анне прибыли члены королевского совета. Очевидно, среди них нашелся кто-то достаточно умный, чтобы с впавшей в немилость королевой поговорить по-человечески. Результат был ошеломляющий: Анна заявила, что она не возражает против развода. Заявила вербально, и этого было достаточно, чтобы машина закрутилась. Тем не менее, подписать бумагу о своем согласии она не торопилась, дожидаясь ответного шага Генри. Тот не замедлил предложить, что она перейдет из статуса жены в статус уважаемой сестры, и будет щедро вознаграждена. Анна быстро подписала документ, и расписалась: «сестра и слуга Вашего Величества, дочь Клевская».

Ричмонд Палас

Король был вне себя от счастья. Он немедленно назначил Анне щедрейшее содержание в 4000 фунтов в год и проживание во дворцах Ричмонд и Блетчингли. Оказывается, единственным, чего боялась Анна (и о чем кто-то из членов королевского совета догадался спросить), было возвращение домой. «Мой брат убил бы меня», - твердила она. Генри обещал ей моральную и физическую защиту. Анна известила родственников, что она навсегда остается в Англии, и что любые письма, которые им будет угодно ей отправлять, будут передаваться нераспечатанными английскому королю. После этого она уточнила количество прислуги в замках, свой штат, получила уверение, что она будет членом королевской семьи, и дело было завершено. И уже в августе король смог жениться на своей новой Великой Любви, Екатерине Говард.

брат, которого боялась Анна

В королевстве же всё шло своим чередом. Еще 18 апреля Кромвель был произведен в графы (он стал графом Эссекс). Здесь скажу немного о его семье. У него был сын, Грегори, который был женат на сестре королевы Джейн Сеймур, Элизабет. Он был бароном (барон Кромвель), в 1539 приглашался в парламент в списках пэров, имел Оксфордское образование. У них с женой было пятеро детей, и баронат просуществовал до 1709 года.
А вот знаменитый Оливер Кромвель происходил от Екатерины Кромвель, сестры данного канцлера.



Внутренняя политика по-прежнему резко меняла курс. Прибытие епископа Гардинера в Англию вызвало весной у Кромвеля очень острую реакцию, что привело к публичным выпадам против Гардинера. Самый языкастый, Роберт Бернс, был арестован вместе с другими друзьями Кромвеля, и они были вынуждены на коленях просить прощения у Гардинера.



В мае, после производства в графы, Кромвель арестовал друга Гардинера, епископа Семпсона, и отправил его в Тауэр. Вместе с ним он арестовал самого Лисли. Оба были друзьями короля, но противниками Реформации. А в июле был арестован сам Кромвель. Его обвинили в предательстве, ереси и преследовании знати. Знать он действительно преследовал, потому что знать его реформам сопротивлялась. В ереси его, пожалуй, тоже можно было обвинить согласно принятым еще в 1538 году Six Articles. Вот предательство – это посложнее.

Часто считают, что Генри отомстил Кромвелю таким образом за его чрезмерную активность в Клевском браке. Но гораздо вероятнее, что дело было в Гардинере. Генри именно в том момент, когда нелегкая надоумила Кромвеля арестовать дрезей Гардинера, с Гардинером очень дружили – тот ведь покровительствовал развлечениям короля, утомленного неудачной женитьбой.

Так или иначе, но Кромвеля тихонько казнили в Тауэре. Заодно казнили и других, но уже публично: Барнса, Уильяма Джерома и Томаса Джерарда сожгли, как еретиков, а Томаса Абеля, Ричарда Физерстоуна и Эдварда Пауэлла повесили за предательство и непризнание королевской супремационной власти (Старки пишет, что повесили, Вики – что повесили, утопили и четвертовали).



Компания была пестрая, и включала как католиков, так и протестантов. Кто-то из них отказался принести присягу признания Генри главой церкви, кто-то не признал еще в свое время брак Генри с Болейн... Король избавлялся от балласта без дискриминации одной или другой религии. Таким образом, все подданные короля понимали, что лучше им делать так, как желает король, без проявлений инициатив в ту или иную сторону
Метки:

  • 1
Я однажды читала (или смотрела), что Анна Клевская, не желая повторить участь предыдущих жен, притворилась глупой. Таким образом, открестилась от брака с королем и получила свободу.
Насколько правдоподобна эта версия, как думаете?

Абсолютно неправдоподобна. Во-первых, проблема была не в Анне. Да, ее не научили тому, что надлежит делать в постели, но в нормальных обстоятельствах опытный муж всё бы сделал сам. И что ей оставалось делать, как не притворяться, что она не понимает намеков своих придворных дам? Объявить, что король не в состоянии быть с ней интимно?

Во-вторых, она протестовала против того, что король отправляется развлекаться на стороне.

В-третьих, Джейн Сеймур тоже не блистала эрудицией, она просто была милой женщиной. И Анна Клевская была тоже милой женщиной, да еще и привыкшей к тирании дома.

Нет, здесь дело не в желании откреститься от брака. Она сильно рисковала, потому что нормальной процедурой была бы ее отправка домой под каким-нибудь предлогом, чего она боялась. Ни казнь, ни монастырь ей по-любому не угрожали.

Просто так вышло. Анна ведь никогда позже не пыталась устроить себе замужество. Хотя Генри наверняка с удовольствием сосватал бы ей любого, на кого она бы указала. Очевидно, тот самый случай гормональной пассивности, что чувствовал инстинктивно король.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account