mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Анна Болейн - о хрупкости человеческих отношений

Как часто бывает так, что осуществившаяся мечта не выдерживает близкого рассмотрения! Именно это произошло и с Генри. Годами он воевал за то, чтобы перекроить свою жизнь по своему желанию! И вот все у него получилось. Получилось даже больше, чем он планировал: кроме женщины, желанной многими, он получил всё царство в абсолютное владение. Еще никогда английский король не имел столько власти в своем королевстве. Но...



Главного – новой, счастливой, безоблачной жизни в окружении большой и любящей семьи – он так и не получил. Более того, тепла вокруг него сильно поуменьшилось. Умерла сестра, которая любила его даже в ссоре. Умерла Катарина, понимающая, заботливая, надежная. Когда-то любимая, ненаглядная дочь Мэри стала ему если и не явным врагом, то чужой уж точно. Елизавета была еще так мала, что связь между отцом и дочерью не образовалась.

Что осталось ему, 45-летнему мужчине, чьи лучшие годы остались в прошлом? Политика, конечно. Развлечения короля, которому ни одна красавица королевства не скажет «нет». И женщина, которую он потихоньку начинал ненавидеть за пережитые разочарования, но которая все еще была несомненным призом, желанным многими. Уже не им, но все равно приятно иметь легальные права на то, что хотят другие.

С этим «призом» король с января 1536 года практически не общался, не считая нужным даже внешне демонстрировать куртуазность, как он делал это в самые горячие годы Развода с Катариной. Королева Анна была его личным творением, и обращался он с ней соответственно.



Но Анна отнюдь не была из породы женщин, которые стушевываются без мужчины за своей спиной. Она сосредоточилась на том, что когда-то стало ее оружием против Катарины: на протестантстве. Поскольку самые значительные епископы оплатили свое назначение в королевскую казну из ее собственных денег (по 200 фунтов каждый), она считала себя в полном праве ими командовать. Она открывала школы, которые обучали народ по Библии, используя для этого помещения и имущество разогнанных мелких монастырей. Те монастыри, которые еще уцелели, просили ее милости, но она отвечала, что стиль их жизни ушел так далеко от первоначальной цели образования монастырей, что выход у них один: жить скромно, а на освободившиеся ресурсы открывать школы.

Проблемой Анны стало то, что отнюдь не все из ее созданий хотели поддерживать ее в вопросах, где у короля были свои взгляды. Ярчайший пример тому Кромвель. С одной стороны, пригрела его после падения Волси именно Анна. С другой стороны, Кромвель, бывший торговец (а еще раньше – наемник), придерживался про-имперской политики, потому что это было выгодно для торговли. Анна же ненавидела все, связанное с Империей, и играла во всем в сторону Франции. Умница Кромвель заметил, что король относится к союзу с Францией все более скептически, и все больше времени проводит с послом императора.

император

Проворный посол даже набросал для Генри план сближения Империи и Англии, который был переработан лично королем, и набросок этот сохранился. Во-первых, Чарльз должен был помочь Генри наладить нормальные отношения с Римом. Во-вторых, Генри будет помогать Чарльзу в войне против турок и будет вместе с Императором, если французы атакуют Милан. Третий пункт был самым интересным: «насколько возможно, что Бог пошлет Нам сына и наследника, который сменит Нас... для надежности легитимизировать нашу дочь Мэри от нашей горячо любимой жены Королевы в возможности занять определенное место в линии наследования». Что это было??? Раскаяние? Или политический ход?

Кромвель не поколебался войти в конфронтацию с Анной, поставив на короля. Посол осторожно подливал масла в огонь: она, Анна – опасная женщина, свалившая самого Волси... Как бы он, посол, желал своему другу Канцлеру госпожу, способную оценить, сколько он сделал для ее блага... Кромвель ответил задушевно-задумчивым голосом: «Только недавно понял я, как хрупки человеческие отношения... особенно при дворе». Он наберется терпения, а остальное оставит на милость Бога.

Для того, чтобы ввести короля в меридиан, Анна выбрала не самый лучший метод. В Страстное Воскресенье, на проповеди перед всем двором, альмонарий Анны Джон Скип напомнил королю о царе Соломоне, который под старость лет стал невоздержанно брать себе многих жен и любовниц. Кромвеля проповедник сравнил со злым советником Хаманом, а весь парламент обвинил в алчности: не для того ли они одобрили акт о расформировании монастырей, чтобы наложить руку на их имущество?



Текстом проповеди была история о злом советнике, который решил устроить погром евреев, чтобы завладеть их имуществом. Но королева Эстер, тайная иудейка, спасла свой народ. Правда, даже Скип не посмел назвать Эстер по имени, он сказал «добродельная женщина, которую король любил и доверял ей, потому что знал, что она его друг». Кульминацией проповеди стало наказание зла: злой советник Хаман был повешен на высоченной виселице.

Позже Кромвель сказал имперскому послу, что именно в тот момент он решил, что от Анны надо избавиться. Она пригрозила ему через своего человека виселицей, публично. Учитывая непредсказуемость короля, эта угроза не была пустой.

Генри смог ответить Анне полной мерой уже в том же месяце. 23 апреля, перед праздником св. Георгия, король принимал в орден Подвязки одного из двоих кандидатов на освободившееся место. Кандидатов было двое: родной брат Анны Джордж, «маленький принц», и ее же кузен сэр Николас Кэрью. Большим «но» в этом раскладе было то, что кузен уже давно был против Анны и за Катарину с Мэри. И Генри выбрал его, а не брата Анны!



И это еще не все. 27 апреля юридическая комиссия объявила о созыве нового парламента. Учитывая, что прежний был распущен только 14 апреля, что-то явно затевалось. Кэрью с друзьями намекали, что речь пойдет о разводе Анны с королем, поскольку она обменялась когда-то с Нортумберлендом брачными обещаниями. И что Мэри будет признана старшей в линии наследования, поскольку даже если брак ее родителей не был, согласно теологическому закону, действителен, они на момент ее рождения верили, что брак действителен. На этот счет даже консультировались с епископом Лондона Стоксли, но тот с глубокомысленным видом ответил, что своими выводами поделится только с самим королем.

В последний раз Анна Болейн встретила короля на турнире в Майский день. Ничто не предвещало трагедии: король был любезен, Анна блистала. По окончании турнира, Генри удалился, не сказав ей ни слова, вместе с Генри Норрисом, руководившим личным хозяйством короля. Ничего необычного в этом, казалось бы, не было. Анна, очевидно, уже выбросила из головы свою ссору с Норрисом в предыдущий день. А напрасно, потому что именно то, что она сказала в тот злополучный день, было использовано в деле против нее.

Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments