mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Ладлоу Кастл

До Ладлоу из Глостера надо ехать на перекладных. Сначала полтора часа на автобусе до Херефорда, и оттуда на поезде, буквально две остановки. Вокзальчик махонький, направление до замка покажет любой. Его вообще от вокзала видно. Потом, правда, когда заходишь в город, то уже не видно, но идти надо по самой оживленной и старомодно выглядящей улице, и будет вам счастье. Мне было, Ладлоу- безумно симпатичное место.







А вообще, народ в Ладлоу живет чрезвычайно неторопливый, и несколько... бестолковый, что ли. По чайному домику при замке слоняется ровно одна сонная молодка. В час ланча. А посетителей на все три комнаты хватило. На мой вопрос о ланче она только глазами захлопала: меню написано на доске, а доска в другой комнате, а на память она не помнит. Ну да ладно. Пошла я на штурм замка натощак, причем обнаружилось, что по узеньким лесенкам в стенах ходить было легко. Ступени невысокие, стены рядом. Влезла почти на самый верх. Почти - потому что на самый верх дверь была заперта.





Вход на территорию платный, и редко когда место продажи билетов так хорошо замаскировано от покупателей так, как в Ладлоу.

Что бы ни говорили о стратегическом расположении замка, внушительно он выглядит только с реки. Со стороны суши, он был скорее символом феодальной власти, чем оборонительным сооружением. То есть, отбиться от нескольких десятков дружинников оборзевшего соседа - запросто. Но не более того. Хотя кто бы посмел павлиниться перед Вальтером де Лэси, пожалованному 75 манорами в семи графствах? Он этот замок и начал строить в 1070-х, и даже погиб на строительстве (правда, не Ладлоу, а другого объекта - строил он самозабвенно). И задумывался замок именно как гнездо будущего феодального рода.



вид из окна, где-то на высоте 2-го этажа

С феодальным родом несколько не задалось. Замок достроил и добавил уже каменные элементы сын Вальтера, Роджер, но потом он ошибся поддержать восстание против сына Завоевателя, Руфуса, причем дважды, и Руфус, в данном случае, предпочел шугануть Роджера из Ладлоу в частности и из страны вообще, без помилования, и передать замок брату Роджера, Хью. Хью же то ли не оставил после себя потомства, то ли оставил дочь, но фактом остается, что наследницу Ладлоу женского рода тут же отдали призом за верную службу Пэйну Фиц-Джону, причем отдал король Генри I, который, в принципе, в коронационной клятве обещал от этой практики отказаться, но кто там к 1115-му году о той клятве дерзнул бы вспомнить. А Фиц-Джон был тем самым типом, который дал своей нагловатой беспечностью валлийцам возможность себя прикончить из засады, я об этом эпизоде писала недавно в истории короля Стефана. Разве что стоит добавить деталь, в некотором смысле объясняющую, почему Фиц-Джон позволил себе такую фатальную беспечность - он был шерифом того региона, и просто оценил степень подавленности валлийцев неправильно. Не он первый, не он последний.



А после смерти Фиц-Джона, история Ладлоу превращается в калейдоскоп. Сын ранее изгнанного Роджера де Лэси, Гилберт, заявляет свои права на Ладлоу - как-никак, а земля отцов, так сказать. Но Гилберт, похоже, обретался в Нормандии, и король Стефан поспешил отдать Ладлоу второму графу Херефорду, Роджеру Фиц-Майлсу (сыну Майло Глостерского), на верность которого он хотел рассчитывать. Потому что Фиц-Майлс вроде как был сговорен с одной из дочерей покойного Фиц-Джона, Сесилией. Так или нет - кто знает, потому что женился он на Сесилии аж только в январе 1138 года. И вскоре, как вы помните, в Англии высадилась императрица Мод, и все завертелось. Фиц-Майлс перешел на сторону Матильды, а потом, в заварушке, Ладлоу отжал Гилберт де Лэси. Но когда король Стефан, у которого в 1139 году как образовалась свободная минутка Ладлоу осадить, защищала замок... вдова Фиц-Джона, Сибилл. Неизвестно, правда, от чьего лица - то ли зятя, то ли кузена, то ли от своего собственного, считая именно себя истинной владелицей Ладлоу, как, скорее всего, и было.



Разумеется, Стефану повезло Ладлоу взять. И, поскольку два его последних владельца были теперь в антураже императрицы Мод, он решил отдать замок (а заодно и неукротимую Сибилл) бретонцу Жоселину де Динану, на благодарность которого он, почему-то, рассчитывал. Де Динан нравом отличался свирепым и авторитарным, и Стефан был уверен, что теперь о Ладлоу ему можно не беспокоиться, но у Сибилл не заняло много времени повернуть нового мужа против короля, и Жоселин тоже перешел к императрице Мод. На самом деле, это не в местном воздухе было что-то особенное, а в том, что Ладлоу плотно входил в сферу влияния Майло Глостерского, Роберта Глостерского, и, таким образом, императрицы.

Но и Сибилл, конечно, была женщиной неординарной. За Пэйна Фиц-Джона её выдали в 1115 году, и прожили они вместе 22 года, нажив двух дочерей, Сесилию и Агнес, одна из которых (Сесилия) уже сама вышла замуж в 1138 году. А в 1139 году Сибилл выдают за де Динана, которому она тоже рожает двух дочерей, Сибилл и Авису. И в состоянии враждебности с Гилбертом де Лэси это семейство пребывало до самого 1153 года, когда де Лэси удалось, все-таки, Ладлоу у де Динана оттягать. Судя по всему, этот год может быть годом смерти Сибилл. Потому что насколько Стефан и Матильда считались с правами Сибилл на Ладлоу, настолько Матильда и, впоследствии, её сын, посчитали права де Лэси выше прав де Нинана, и компенсировали ему потерю Ладлоу другими владениями. А сэр Гилберт посадил в Ладлоу своего наследника Роберта, а сам уехал в Левант, где стал пресептором тамплиеров в Триполи.



Всё это время, к слову сказать, Ладлоу (и город, и замок) рос и расширялся. В замке все уже не помещались в цитадели, и была построена новая стена, на изрядном расстоянии от жилых помещений. Всё это говорит о том, что военные действия, о которых говорилось выше, характер имели довольно эпизодический.



В то же время была построена и Круглая Башня. Тогда это была типичная норманнская часовня св. Марии Магдалины. Я не знаю, что там за изображения на стене. Возможно, это были окончания колонн, которые шли от пола до потолка? В таком случае, их убрали, когда в 1500-х сделали часовню "на два этажа", чтобы самой благородной публике не нужно было смешиваться во время молитвы со всякими там. В 1500-х и окна наверху пробили.






Впоследствии, замок частенько конфисковала в свою пользу корона, причем иногда просто на всякий случай, ведь замок был пограничным с Уэльсом. В руки Мортимеров Ладлоу попал через брак Мод ле Лэси и Жоффруа де Жонвилля. Их внучка вышла за Роджера Мортимера, и де Жонвилль отписал Ладлоу ему. Вот этот Роджер и построил Большие Палаты.



Мытарства Мортимеров известны хорошо, и их было так много, что не хочу всё перечислять. В итоге, последний Эдмунд Мортимер прочно занял место рядом с королем Генри V, и всего лишь чуть пережил своего кумира. После смерти Эдмунда, замок стал собственностью Ричарда герцога Йоркского, сына сестры Эдмунда Мортимера. И 12 октября 1459 года он бежал оттуда, бросив на произвол судьбы жену, двух сыновей и дочь-подростка. У них не было ни одного шанса выстоять перед штурмом ланкастерианской армии, пересидеть за стенами Ладлоу - защищать их было некому, в армии врагов шел сам король, и даже если это был всего лишь Генри VI, никто не посмел бы вступиться за семью мятежного герцога. В конечном итоге, они выжили. Но никто не знает, что им пришлось пережить до того, как их опредлили под домашний арест у сестры леди Сесилии, Анны герцогини Бэкингем, которая всего-то ограничивалась щипками и тычками дорогих родственничков.



Конец своей истории Ладлоу встретил в результате второй гражданской войны на своей памяти - теперь воевали парламент и король. Нет, именно разрушен Ладлоу не был, просто из него забрали всё ценное, а потом забросили. Впрочем, во время Второй мировой где-то там ещё размещались и играли в бейсбол американцы.



А потом я пошла искать себе ланч, и нашла его в симпатичном пабе "Церковное подворье". Вот это называется "колбаса по-кумберлендски". С неизбежным в Глостершире картофельным пюре, но зато плавающая в подливке и с луком! Это примирило меня с жизнью, и я пошла искать церковь, о которой с голодухи совсем забыла, но вспомнила, увидев из окна паба надпись Church Street.



Я могла бы сказать, что не особо напрягалась с фотографиями церкви св. Лоренса потому, что вся история церкви гораздо лучше рассказана и показана на ютубе:



Но это было бы ложью. Там просто было очень темно. Тот свет, который попадал через витражи, был единственным из имеющихся, и церковь показалась мне очень маленькой и очень ветхой. Дежурившая у неизбежного в Англии ящика для пожертвований ветхая старушка заговорила со мной, настойчиво предлагая подняться на башню, чего мне делать, после беготни по замковым развалинам, совсем не хотелось. И она всё время неопределенно говорила о "соседских парнях", делая жест в сторону, предположительно, замка, и витража, увидев который я слегка обалдела.




"Справа мы видим принцев Уэльских - бедного Эдварда и бедного Артура, соседских парней", - шелестела старушка. - "А слева - Ричард II и Эдвард IV, короли... Они тоже... по соседству". "Это не Ричард II, - на автомате возразила я, глазея на всемирно известное изображение. - Это Ричард герцог Йоркский, папаша Эдварда IV". Тут я, наконец, поняла, что бабушка мало что помнит из того, что когда-то знала, поэтому не стала подводить её к окну и показывать подпись (она продолжала настаивать, что на изображении - Ричард II).

В общем, я довольно без души щелкнула пару витражей, и теперь кусаю локти - эта церковь как раз знаменита тем, что там практически все витражи - средневековые, хотя некоторые и восстановлены в наше время. Но св. Лоренс милосерден, и в сети много чего из его сокровищ нашлось.

<img src="http://static.diary.ru/userdir/8/4/9/4/849469/87059315.jpg">

Вот это окно - как раз окно XIV столетия, в Капелле Богоматери, которое называют the Jesse Window



А это - викторианский "новодел" (1860), изображающий лордов Ладлоу Кастл, верхняя часть окна с "Ричардом II" и "бедняжками" принцами Уэльскими. Алтарная часть - тоже "новодел" викторианцев, которым почему-то решили почтить таким вот "парадом истуканов" священников, служивших в этой церкви. Скорее всего, им просто хотелось заполнить ниши от 14-го столетия, их которых апологеты Реформации повыкидывали их предыдущих обитателей.



А вот капеллу св. Иоанна Евангелиста я вообще как-то обошла вниманием, хотя там-то самое интересное и находится. Во-первых, полустертая фреска и какой-то очень раскрашенный ангел:




Допустим, на них я могла не обратить внимания в темноте. Но я упустила и средневековые витражи в этой капелле.



Совершенно роскошная св. Екатерина в нижнем ряду слева.




Тут чисто религиозное Credo

И, наконец, знаменитейшее "Окно паломников". Само по себе оно замечательно только тем, что оно средневековое. Тут история о том, как паломники из Ладлоу отплыли в Иерусалим, а тем временем Иоанн Евангелист решил испытать короля Эдварда Исповедника под видом нищего. Но Эдвард оказался достойным своей репутации, и подарил нищему свой перстень. Этот св. Иоанн нашел потом паломников из Ладлоу, отдал кольцо им, наказал вернуть его королю и сказать при этом, что через полгода он будет в Раю.



Покрупнее:



История с окном замечательна тем, что паломники на ней не какие-то там абстрактные. В Ладлоу была Гильдия Паломников. Образовали её в середине XIII века, то есть Гильдии во времена Эдварда Исповедника ещё не было, и сюжет витража абсолютно вымышленный. Но вот значимость Паломников в жизни Ладлоу была огромна, и остается очень существенной. В свое время, это была своего рода система социального страхования - Гильдия заботилась о своих обедневших и заболевших членах, а также о наиболее уязвимой группе больных на стороне - о слепых и прокаженных. Гильдия оплачивала мессы священников за души умерших, чтобы уменьшить время пребывания тех в Чистилище, а в 1394 года и вовсе построила свой колледж для обучения священников, откуда они выпускались в приходские церкви. К пятнадцатому веку Гильдия Паломников владела уже большими районами недвижимости не только в Ладлоу, но и в Мальборо и Вилтшире, Лондоне, и в ней состояли даже многие придворные.

Гильдия купила первый орган в церковь св. Лоренса, и платили из своих средств органисту и хористам. В пятнадцатом веке Гильдия открыла в Ладлоу грамматическую школу для горожан, в которой преподавали свои, гильдейские священники. С самого начала гильдия купила в Ладлоу несколько домов, где были устроены приюты для престарелых, инвалидов, и лиц, которые не могли сами о себе заботиться.

Для церкви св. Лоренса Гильдия Паломников оказалась ангелом-хранителем и в том отношении, что Реформация больших бед в ней не наделала. Там изначально были или чисто религиозные сюжеты на витражах, либо просто прозрачные окна, и социальная направленность деятельности Гильдии, в которой активно участвовала церковь, была вполне в духе идей Реформации, так что все закончилось только тем, что было убрано несколько витражей из "Окна Десяти Заповедей", которое показывало наглядно нарушение этих заповедей. Хотя и аллегорически.



Что я сделала, так это сфотографировала мизерикорды на хорах церкви, и тут мне даже повезло. Хоры освещались из верхних окон, и, возможно, я применила вспышку. Хотя свинство, конечно, если применила, они все от начала пятнадцатого века, 1433-1471 годы. Хотя выглядят хорошо. И вот здесь найдется объяснение, с какой стати бабушка в деменциях приплела к церкви св. Лоренса "бедняжку" Ричарда II.



Отдыхающий благородный олень был одним из символов Ричарда II. А справа - лис-епископ, читающий проповедь гусям!


А вот этот вот избыточно кудрявый мужчина справа - говорят, прижизненное изображение Ричарда II (почему-то сомневаюсь, староват он здесь):



Играющий на трубе ангел слева тоже был одной из эмблем Ричарда II

Фалькон Йорков соседствует с лебедем Ланкастеров и совой Мортимеров. По какой-то причине я лебедя с совой не сфотографировала, так что прилагаю хорошие сетевые фото вместо своих:





А вот антилопа с короной на шее и на цепи - это, представьте, эмблема Генри VI, и трудно представить себе более исчерпывающе характеризующую его эмблему. Хотя лично я увидела не антилопу, а какого-то Трезора на цепи, если честно, судите сами по крупному изображению. Слева - один из епископов Херефорда, выходец из Ладлоу. Теолог, философ, фриар-кармелит, и исповедник Генри IV.




А здесь уже сатира. Демоны утаскивают в ад воровитую кабатчицу, варившую плохой эль, и дама с модной прической изображена в виде летучей мыши. Смешно, но и в наши дни популярна фраза "когда-нибудь эта бабочка превратится в летучую мышь" по поводу модных девиц.



Сатира и здесь - мальчишки дразнят злую старуху, тоже в модной прическе. Тут игра слов, hag означает как "злой дух", так и "старая мымра". Интересно, по поводу кого из "соседей" изощрился мастер?



Мастера Гильдии Паломников и его красавицу-жену я вам тоже покажу в сетевом варианте, у меня это фото жутко смазано.




На следующих - сценка, на которой жена колотит мужа. Все-таки, мизерикорды для мужской братии делались, поэтому им показывали неприглядность семейной жизни вот так. В женском монастыре мизерикорд, вероятно, изображал бы драчливого мужа. А рай - это когда заготовки на зиму сделаны, в чайнике кипит вода для горячего напитка, и мужчина сидит у огонька один, потирая руки.




А ещё там есть грифон - это эмблема Эдварда III.



Следующая пара мизерикордов посвящена теме пьянства. "Саймон-келарь", с предвкушением на лице, наливает себе кружечку. А на следующей - уже совершенно безголовая пара друзей и бочонок вина.



Tags: англия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments