mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Развод Екатерины Арагонской - игра проиграна

Парламент 1532 года начался для Генри плохо. Целый месяц палаты обсуждали, есть ли на свете такое понятие, как королевская супрематия. В феврале Норфолк попытался провести в королевском совете мысль о том, что, «по мнению многих ученых» вопросы брака относятся к темпоральной, а не экклезиастической юрисдикции, так что не будет ли благородным пэрам угодно поддержать короля в этом вопросе? В переводе на человеческий язык это означало, что церковный закон должен применяться только в отношении вопросов веры, а всё остальное должно решаться общим законом, в том числе и вопросы брака.



Выяснилось, что благородным пэрам мнение короля поддержать угодно не было. Лорд Дарси определенно заявил, что всё, что он знает по данному поводу, указывает, что брак – состояние духовное, и все дебаты по нему должны решаться только в церковном суде. Остальные лорды Дарси поддержали.

Практически одновременно Томас Болейн предложил парламенту перевести власть архиепископа над церковью королю. Почему? Потому, что архиепископ Кентерберийский Вархем, например, был категоричесим противником королевского развода. Парламент энтузиазма не проявил.



Зато король сумел провести довольно серьезный акт, лишивший Рим и папу немалых доходов. По правилам, назначенный на место епископа священник должен был отдать в папскую казну сумму, равную годовому доходу от его епископата. Проблема была в том, что эту сумму надо было заплатить до возведения в чин, то есть до получения доходов. Поэтому епископам приходилось деньги занимать. А если они умирали раньше, чем успевали расплатиться с долгами, кредиторы оставались ни с чем.

Но даже этот акт парламент одобрять не хотел, слишком ясно было видно, кого и почему добрый король Генри хочет наказать. Король провел его силовыми методами, как пишет Дэвид Старки, но не пишет, какими именно. А папе в Риме было сказано, что король не будет применять данный акт, если папа согласится на благоприятное для него решение по поводу развода.

Анна была консерватизмом парламента раздосадована настолько, что решила принять свои меры. Например, переиздать антиклерикальные памфлеты. Но Кромвель, которого семейство Болейнов после смерти его прежнего хозяина не забыло (ох и оправдались кардиналовы деньги, вложенные в Джеймса Болейна!), пошел несколько более окольным путем. Используя антиклерикальные работы, он создал настолько убедительную петицию, что духовный собор в мае 1532 года мог только действительно передать верховную власть в английской церкви королю. Это случилось 15 мая, а 16 мая Томас Мор, нынче Лорд Канцлер, уволился с работы в знак протеста.

Протестовал и Стивен Гардинер. Он работал на королевский развод, не жалея сил, но вот независимость церкви была для него важнее личной преданности. Поплатился он за это немедленно. Поскольку теперь он был епископом Винчестерским, он жил в Ханворте, довольно роскошном поместье. Анна была зла на Гардинера уже с лета 1531 года, когда тот высказал сочувствие королеве, так жестоко разлученной с дочерью. Но она ждала, пока Гардинер не разозлил и короля, и только потом объявила, что хочет поместье Ханворт себе. И она его получила, в июне 1532 года. Кто сказал, что женщины не умеют ждать?



Не упустила Анна и случая еще раз показать Катарине, кто отныне хозяйка в королевстве. Она послала к ней Норфолка с известием, что хочет украшения и драгоценности королевы. Бедняга герцог, чья жена ненавидела Анну и всегда дружила с Катариной, попытался разрулить ситуацию дипломатично, но Катарина отныне была настроена на лаконичное общение: нет, она вовсе не собирается украшать «скандал христианского мира» добровольно. Если ее муж хочет ее украшения для своей любовницы, пусть он пришлет приказ, которому она, разумеется, подчинится. Генри приказ прислал, и Анна получила драгоценности королевы. Еще один ненужный жест – вся сокровищница Генри была для нее открыта. Но ее хотелось отбирать чужое.

Но летом и осенью 1532 года Анна нацелилась отобрать нечто гораздо более ценное. После подписания договора между Францией и Англией, Генри решил, что было бы неплохо и встретиться с Франциском лично. Анна заявила, что она желает Генри на эту встречу сопровождать, поскольку у нее такие счастливые воспоминания о Франции, и она будет так рада встретиться с дорогим Франциском и дорогой Маргаритой Ангулемской, его сестрой. На самом деле, она захотела появиться с королем на встрече, куда его могла сопровождать только жена и соправительница. Генри спровадил французского посла лично Анне, сам он попросить о таком просто не решился.

Маргарита

Посол, конечно, заметил, что на охоте его оставляют наедине с Анной, сообразил, в чем дело, и запросил инструкций из Париже. Почему нет, был ответ. Франциск будет рад видеть «маленькую Болейн». На радостях Анна дала понять своему коронованному пажу, что надо бы возвести ее в такой ранг, чтобы королю было понятно, что он имеет дело не с прежней незначительной придворной дамой. И Анну сделали маркизой Пемброк, с совершенно фантастической родословной. Благо, земли отбирать ни у кого на этот раз не пришлось: Пемброк принадлежал когда-то Джасперу Тюдору, и отошел к Генри по наследству. Очевидно, сладости моменту в глазах Анны добавляло то, что Гардинеру, как епископу Винчестерскому, пришлось зачитывать на высокой латыни эту фиктивную родословную, а потом еще и мессу служить благодарственную. Свидетели церемонии записали, что наряд маркизы был сплошь покрыт драгоценными камнями.



Во Франции дипломатичная сестра короля сказалась больной, в связи с чем она никак не могла присутствовать на встрече королей. Получилось, что для новоиспеченной маркизы не нашлось в числе хозяев леди ее ранга – и ей пришлось остаться в Кале. Дело в том, что она заранее предупредила французов, что английскому королю будет неприятно видеть на встрече французскую королеву, вторую жену Франциска, которая приходилась императору Чарльзу сестрой, а все еще Генриховой жене Катарине – родной племянницей. Франциск был в любом случае рад, что ему не надо будет везти с собой свои имперские вериги – на леди Алиеноре он женился, проиграв битву под Павией, и, похоже всегда воспринимал леди скорее своим надсмотрщиком, нежели женой.

Алиенора

Зато Анна развернулась вовсю, когда Франциск навестил в Кале Генриха. На балу произошел любопытный случай: Анна и семь леди танцевали с французами, и Анна, разумеется, танцевала с Франциском. Когда танец закончился, Генри, как бы дурачась, сорвал с нее маску. Таким образом, все убедились, с кем танцевал французский король. А Франциск подарил Анне роскошный бриллиант. Таким образом, короли и приличия соблюли (любовница короля, все-таки, не появилась на официальной встрече), и дружбу подтвердили, хоть и в домашних условиях, так сказать.

Франциск

На обратном пути в Англию, в Дувре, Генри и Анна секретно поженились. Хронист Халл пишет: «Король после своего возвращения приватно женился на леди Анне Болейн... и этот брак был тайной для всех, кроме тех немногих, которые о нем знали.» Анна получила свои гарантии.

Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Как люди охлаждались в Средние века

    Недавно мы тут задумались, как люди выживали в жару до изобретения вентиляторов и сплитов? Ведь нынешнее потепление - отнюдь не первое в истории,…

  • Кто-нибудь знает сюжет?

    Вот, в некотором недоумении пребываем с приятельницей: что за история изображена на этом гобелене? Le fragment de tapisserie intitulé "La…

  • Анонс

    11.02.2021 в 14:51Пишет kate_kapella: Анонс :) Включайте YouTube-канал Proshloe сегодня в 19:00! Представляя себе Средние века,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments