mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Развод Екатерины Арагонской - великая миссия Томаса Болейна

Перед встречей с Чарльзом, Болейн завернул в Париж. Дело в том, что посольство его сына, которое высокомерно проглядел имперский посол в Лондане, отработало предварительный договор с Францией, по которому Франция немедленно придет на выручку Англии, если последняя встрянет в вооруженный конфликт с имперцами. Болейн-старший еще раз прошелся по пунктам договора и включил в него особый подпункт, касающийся поддержки Францией развода и нового брака короля, военной силой и дипломатией. Но пока это были только предварительные наметки, потому что оба сына короля Франциска были заложниками у императора. Но их должны были вернуть домой весной или летом, и вот тогда... Если бы г-н посол понял, что «маленький принц», как прозвали язвительные французы Джорджа Болейна, просто так дорогие одежды протирать в Париже не станет, Чарльз задержался бы с передачей заложников, несомненно.

Второй задачей Болейна было получение благоприятного для своего будущего зятя вердикта Сорбонны. И там уже поработали его сынок и его «клиент» Стоксли. «Клиент» в том античном смысле этого слова, потому что и Стоксли, и сам Кранмер были на содержании у семейства Болейн. Но в Сорбонне раздоры были еще жестче, чем в Кембридже, потому что среди профессоров Сорбонны были испанцы. Единственным, что помогло бы выжать из враждующей между собой профессуры нужный вердикт, было прямое вмешательства короля Франциска, а тот до возвращения сыновей вмешаться не мог.

Несколько засидевшись в Париже, Болейн чуть не опоздал на встречу с императором Чарльзом. Узнав, что Чарльз и папа встречаются 24 февраля в Болонье, Болейн понесся туда во весь дух, но свалился в Лионе, совершенно разбитый дорогой. Но он успел. С императором Болейн встретился 15 марта.

Что ж, это было бесплодной попыткой, как можно понять из отчета Болейна. Когда он попытался процитировать аргументы своего короля, император просто оборвал его: «Он не тот, кому можно верить в этом вопросе. Он – заинтересованная сторона» (Болейн). На это граф ответил, что в данном случае он выступает не как отец Анны Болейн, а как подданный короля Англии и слуга своего господина. Он сказал, что английский король с радостью встретил бы в императоре понимание своей позиции, но и неудовольствие императора не повлияет на его, короля, позицию в вопросе о Разводе. Вопрос, как продолжил граф, в том, что есть воля Бога и есть воля Папы, и разницы между первым и вторым быть не должно. Поскольку воля Бога ясна, король предпочтет оскорбить человека (папу), но не Бога.

Император выслушал Болейна, демонстрируя все признаки нетерпения и неприязни: «если папский суд выскажется за аннулирование брака моей тети, я ничего не буду предпринимать, а если признает брак действительным, то буду» - и после этого лаконичного ответа он отправил Томаса Болейна вон.

Но самым унизительным для графа Вилтшира было то, что в Болонье его застал имперский посол при папе, который был и адвокатом Катарины – и сумел вручить графу, как представителю короля, вызов Генри на папский суд. И что мог сделать Болейн? Ничего. Даже обругать Мэя не мог, потому что в Болонье был император с войсками. Потом, когда император отбыл 22 марта, Болейн попытался выразить папе протест, требуя отложить вызов на полгода, поскольку он был вручен не лично Генри. Папа поблажки не дал, требуя мнения императора по вопросу. Чарльз против задержки не возражал, и вызов Генри на суд был отложен.

Болейн не преувеличил и не преуменьшил ничего в своем отчете Генри. Разве что прибавил к описанному выше информацию, которую получил от французского посла при папе: он перечислил, кто в Курии является наиболее жестким противником развода.Король получил это письмо в начале апреля, в присутствии французского посла в Лондоне. Тот и описал реакцию короля. Сказав много нехороших слов в адрес императора, Генри мечтательно заметил, как здорово было бы отозвать своего посла от двора императора, потому что в ответ тот бы отозвал своего посла из Лондона (посол открыто презирал и при каждом повороте оскорблял Анну Болейн). Король также сказал, что раз папа настолько продажен, то он вообще откажется признавать авторитет Рима, и вынесет вопрос о Разводе на решение своего, национального парламента.

Вопрос только в том, насколько хорошо Болейн послужил своему королю, поведя разговор с императором так, как он повел. Вполне может быть, что Томас уже договорился с дочерью, что его задачей является не примирить антагонизм между Генри а Чарльзом, а обострить. И отец, и дочь не сомневались, что Рим развода не даст, значит, надо было сделать так, чтобы король и не обратился бы в Рим.

Но самым интересным было то, что пока Болейн раздражал императора, Кранмер купил (можно в этом не сомневаться) благосклонные резолюции для Генри аж в четырех итальянских университетах: в Падуе, в Павии, в Ферраре – и даже в Болонье. Почему купил? Потому, что сохранилось его письмо, где он просит снабдить его деньгами.

Университеты Франции тоже вынесли резолюции в пользу Генри: Орлеан 5 апреля, Ангерс 7 мая, Бург 10 июня. Сорбонна сопротивлялась. Но 1 июля император Чарльз передал сыновей Франциска французам, и 2 июля Сорбонна подписала, наконец, резолюцию в пользу Генри.

Имперский посол потом писал Чарльзу, как была встречена эта новость королем и Анной. Анна была в полном экстазе, заявив, что кто теперь боится императора? Если понадобится, она лично выставит военные силы в количестве 10000 человек. Она знала, о чем говорила: ее брат и отец хорошо поработали во Франции.

А к моменту возвращения Томаса Болейна в Англию (в начале августа 1530 года) король уже был достаточно обработан своей подругой, чтобы решить окончательно, что король Англии и его развод не подлежат юрисдикции Рима.

В августе король занимался, как обычно, охотой, и его сопровождали обе женщины его жизни: Катарина, как королева страны, и Анна, как королева сердца. В Виндзоре жила, все-таки, Катарина. Так что обе леди знали, что 7 августа король отправил письмо с курьером в Рим, а на 11 августа созвал в Лондон свой королевский совет. Французский посол там тоже присутствовал. Совет заседал несколько дней, и имперский посол заподозрил, что обсуждают лорды королевства развод. Но, как имперский посол, получил заявление, что не обсуждают.

17 августа в Рим был послан еще один курьер. Эти письма не дошли до наших дней. О содержании их можно судить только по по другой переписке и по ответам. В письмах папа извещался о том, что он не имеет юридической власти в Англии, что обычай и закон страны не позволяет искать закон вне королевства. «Это наш обычай и наша привилегия». Речь шла, конечно, о полумистической Королевской Супрематии. Именно она утверждала, что король, а не папа, является главой церкви в Англии. Якобы, исторически.

Возникает вопрос, из какого рукава был вытряхнут этот козырь? Возможно, прецедент случился в 1514 году, когда лондонский купец (Richard Hunne) с лоллардскими воззрениями был найден на виселице лондонского епископа. Раннее этот купец был обвинен в ереси, и поэтому возник вопрос: случилось ли самоубийство или это было убийство? Церковный суд решил в пользу самоубийства, светский – в пользу убийства. Решать, кто прав, пришлось королю. И вот в своем решении он тогда и написал: «По воле и дозволению Божьему мы являемся королем Англии, и короли Англии испокон веков не имели выше себя никого, кроме Бога...». Его вердиктом было, кстати, убийство, в котором обвинили людей епископа, тишком казнивших «еретика» - для осуждения в суде у них не было никаких доказательств предполагаемой ереси торговца..

Казалось бы, всё ясно – Генри всегда вел линию Супрематии. Но он не вел. В 1520 году он написал свою знаменитую ”Assertio”, превозносящую папскую власть. Через 7 лет он потратил почти 3 года на то, чтобы добиться решения по своему разводу у папы. Он всадил массу денег и усилий на работу своих агентов в Риме. Нет, можно с полной уверенностью сказать, что в 1514 году он сдобрил свое решение юношеской реторикой, а в 1530 году умная Анна, сделав домашнюю работу, убедила его уцепиться за эту фразу.

На всякий случай, Генри запретил публикацию в Англии любых папских документов, полученных в течение последнего года, и любое обращение к папскому суду из Англии
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Роберт Куртгёз - в плену

    После Теншбре, Роберт даже не пытался изображать из себя плененного правителя, ожидающего от верных подданных помощи в освобождении. Он сам, лично…

  • Роберт Куртгёз - герцог теряет герцогство

    Когда речь идет об Ансельме, совершенно невозможно сказать, насколько всерьез он собирался отлучить от церкви английского короля, начавшего кампанию…

  • Роберт Куртгёз - Нормандия в войне

    Перед Пасхой 1105 года, король Англии Генри I, со своим флотом, пересек пролив, и высадился в Барфлёре. Ставка короля расположилась в деревне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments