mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Развод Екатерины Арагонской - воспоминания о свадьбе с Артуром

Как же ждала Англия инфанту Катарину! Больше десяти лет ждала. Ей было всего четыре года, когда странно одетый мужчина низко поклонился ей, назвав «наша принцесса Англии, донна Катарина». Была весна 1489 года, была коррида в Медина дель Кампо и восторженно кричащая толпа. Когда она стала чуть старше, она читала трехтомник про короля Артура на староиспанском, думая, конечно, что и ее жениха зовут Артуром, и живет он именно там, где жил герой книги. И когда она прибыла, наконец, в Англию, король и принц не смогли спокойно ждать ее в Лондоне, а поскакали навстречу – против всех правил этикета и даже приличий.



Сама подготовка к свадьбе и вовсе началась еще в 1499 году! Как тогда и полагалось, церемония должна была состоять из четырех частей: процессии (entree), из церемонии бракосочетания, посвящения ноблей в рыцари, и турнира в честь новобрачных. Первая часть всегда состояла из процессии через Сити от Тауэра на востоке до Темпл Бар на западе. Лондонцам, которых тогда было уже 50 000, и которые были людьми независимыми и гордыми, надо было с толком показать всех членов королевской семьи во всем блеске. Церемонии обычно проходили в Вестминстере, посвящение в рыцари – в Бате. Но инфанту с принцем решили венчать в Сент-Поле, в Сити. Собор мог вместить около 10 000 зрителей, даже больше.

Король Генрих не зря назначил целую комиссию для планирования и организации свадьбы сына. Вопросов было много: Где расположить трумбетистов? Когда они должны играть? Как координировать фанфары с церемонией? Как расположить представителей духовенства со всеми их красивыми атрибутами, чтобы они не мешали происходящему? Что должна делать пара, чтобы порадовать зрителей? И как сделать, чтобы зрители хорошо видели обряд? А уж что касается размещения гостей и логистики... Байнард Кастл, королевская резиденция, мог вместить только короля и королеву со свитами. Принца Артура, испанского посла и Екатерину надо было разместить в других местах, причем подготовить апартаменты в соответствии с рангом их занимающих. А еще лошади, свита, униформы, прислуга – тысячи и тысячи мелочей.

Катарина должна была торжественно въехать в Лондон 11 ноября 1501 года. Но, поскольку английскую погоду король контролировать не мог, было запланировано, при необходимости, перенести торжество на 12 ноября. Так и вышло. Из своей резиденции (Ламбета) Катарина выехала в 10 утра. Организаторам пришлось смириться, что инфанта наотрез отказалась въехать в Лондон в паланкине, как от нее ожидали. Нет, она въехала верхом, причем сидя в правостороннем седле, а не в левостороннем, как было заведено у англичанок. И одета она была по испанской моде, и ее мул был украшен на испанский манер. Конечно же она хотела ехать верхом, она к этому привыкла. Даже ее последняя задержка выезда в Англию произошла потому, что она с матерью и отцом участвовала в подавлении восстания мавров - в военных действиях. Паланкин не для принцесс-воительниц!

В районе Сент-Джордж Филдс ее встретил английский эскорт во главе с Генри, герцогом Йоркским, будущим Генрихом VIII, которому было на тот момент 10 лет. Сити встретил свою будущую королеву на середине моста, где красовалась красочная арка и «живые картинки» со стихами приветствия на английском (и коротком их переводе на латыни). Скорее всего, Генри объяснял ей все происходящее на французском, который она выучила дома по рекомендации будущей свекрови, или даже на латыни, в которой Генрих был тоже хорош, но, все-таки, не настолько, насколько Катарина. Сама арка представляла собой две фигуры: св. Екатерины, символизирующей Добродетель, ведущую к Чести, и св. Урсулы, которая говорила инфанте, что в этом путешествии Артур будет ее помощником и компаньоном.

Имя Артура обыграли не просто именем Того Самого Артура, но и звездой Арктур в созведии, где она, звезда, блистала наиболее ярко. Вообще-то это было идеей самого короля, который обожал астрономию и астрологию. И это несколько отвлекало внимание зрителей от факта, что король Артур был бездетным инцестором, а Джиневра изменила ему с его лучшим рыцарем, что вряд ли могло быть хорошим примером и знаком для новобрачных.

Потом процессия вошла на Грейсчёрч Стрит. По сторонам улицы были построены специальные навесы, под которыми стояла благородная публика, и за которыми толпились горожане. Люди также свешивались с балконов и из окон, чтобы ничего не упустить, и потом особым знаком божьего благоволения к браку рассматривалось то, что никто не сорвался и не убился.
Где-то на середине улицы стояла следующая арка, изображавшая саму Добродетель.

На углу Лиденхилл Маркет процессия свернула на Корнхилл, ведущий в Чипсайд, главную торговую улицу Сити. Там была следующая арка, изображающая Луну, которую вращали трое мальчишек, одетых в соответственно разукрашенные одежды – это было данью уважения предку Катарины, королю-астроному Альфонсу Арагонскому. В живой картинке король Альфонсо предсказывал инфанте счастье с Артуром.

Следующей была арка Солнца. Оно тоже ходил по орбите, окружая фигуру Артура/Арктура, приветствующего свою невесту. А потом была арка Храма, где сам Бог сидел, окруженный горящими свечами и поющими ангелами: «Люби меня и мою Церковь, твою духовную мать». Через пару шагов процессию встретил актер, одетый епископом. Он сравнивал Царство Небесное с царством некоего короля, который женит своего сына. Сам король, «инкогнито» наблюдал за представлением из окна. В конце Чисайда, на Литтл Кондуит, где была последняя арка, Катарина достигла цели своего путешествия – Чести, и сама Честь указывала на два трона, для Артура и Катарины. Мэр и олдермены Лондона произнесли хвалебные речи и подарили свои дорогие подарки.

Архиепископ Кентерберийский в митре и парадном облачении ждал Катарину на открытом пространстве церковного двора кафедрала. Она сделала полагающиеся подношения, помолилась у гробницы св. Эрконвальда (епископа VII столетия), и удалилась передохнуть в епископский дворец.

Поскольку у Генриха VII была привычка отряжать хронистов для записей всех торжеств, мы и знаем детали. Знаем даже, на Катарине была «маленькая шапочка в форме кардинальской, отделанная золотом, и ее медного цвета волосы были распущены свободно».

Свадьба была назначена на 14 ноября. Из епископского дворца в церковь невесту снова сопровождал Генри, герцог Йоркский. Для венчания был построен поднятый на высоту подиум, чтобы церемония была хорошо видна отовсюду. Катарина была в белом, и в мантилье, ниспадающей до середины бедер. Очевидно, это была первая фата в Англии. Мантилья была прикреплена к драгоценной диадеме шириной в полтора дюйма.

В первую очередь была зачитана папская диспенсация, авторизирующая брак. Далее были повторены все параграфы брачного контракта. Король и принц Артур поставили под контрактом свои печати, а испанцы передали первую часть приданного инфанты, 20000 фунтов золотом. Это, конечно, было частью театрального зрелища для публики. Само венчание длилось три часа! Невеста с женихом ходили туда и сюда, чтобы их все видели, и зрители были счастливы. А потом должна была еще прозвучать месса. К счастью, устроители торжества не забыли о перерыве для того, чтобы виновники торжества могли «облегчить себя» в специально для этой цели постороенных укромных заведениях.

После мессы присутствующим были поданы вино и закуски, после чего Артур удалился, чтобы подготовиться к вечеру. Интересно, что свадебный обед жених и невеста давали отдельно. В пять часов вечера домоправительницы принцессы (дона Эльвира Мануэль) и принца (леди Элизабет Дарси) отправились готовить брачную постель.

Разумеется, благородные дамы только наблюдали за работой прислуги, потому что работа эта была не из легких. Постель состояла из нескольких слоев: первый был из снопов соломы, по которым один из работников попрыгал, чтобы спрессовать их получше, и убедиться, что в них ничего не спрятано. Снопы были прикрыты затем защитным полотном, а на него положена перина, на перину покрытие, и затем нижняя и верхняя протыни, поверх них одеяло, потом два-три меховых ковра. Верхняя простыня была отогнута, подушки положены и прикрыты наволочками. Потом перина и подушки хорошенько взбили, простыни разгладили, подоткнули – и постель была готова. В качестве заключительного штриха, постель окропили несколькими каплями святой воды. Процедура заняла около трех часов.

Затем Катарину привели в спальню, раздели и уложили в кровать. Туда же отправился и Артур, после довольно оживленной вечеринки с танцами, шутками, вином и историями соответствующего содержания. Епископы благословили пару словами «Благослови, Боже, этот брак и их, в него вступающих, чтоб жили они в твоей любви, и размножались, и состарились вместе». Бог и ангелы были призваны благославлять и защищать новобрачных. Затем молодых оставили одних.

Что случилось дальше, знал только Бог, Артур, Катарина и их исповедники. Ни у кого из участников торжества не было никаких сомнений в том, что все прошло так, как и должно было. Через 30 лет им пришлось вспоминать детали, но никто не вспомнил ничего исключительного. На следующее утро Артур велел своему личному слуге Энтони Виллоуби: «Подай мне кубок эля, Виллоуби, ибо я побывал этой ночью в центре Испании». Парню было 15 лет, и он был необыкновенно горд тем, что стал взрослым – через подобное прошли почти все присутствующие при разговоре Артура и Виллоуби, так что принца все поняли однозначно.

На следующий день король с обоими сыновьями отправились совершить благодарственную молитву в Сент-Поль, после этого Генрих VII навестил невестку с подарками и поздравлениями, а потом она давала свой первый обед уже в роли принцессы Уэльской, а не инфанты испанской. Могла ли она в тот момент подумать, что придет день, когда ей придется поклясться, что она осталась после этого брака девственницей?
Tags: Тюдоры
Subscribe

  • Адище продолжается,

    поэтому продолжаю экономить силы. Собственно, на ногах я, кроме работы, часа 2 до отъезда (пытаясь привести себя в мобильное состояние), и часа 1,5…

  • И у нас вакцинация началась

    Как бы по всему Евросоюзу одновременно. Хотя первые партии - чисто символические, особенно если учесть, что внутри стран-то прибывшие несколько тысяч…

  • Словно к гадалке сходила

    Вернее, словно телефонной гадалке позвонила. У нас улучшайзинги в медицине достигли немыслимых высот. Теперь, более или менее быстро получить помощь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments