mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Орден грандмонтинцев-2

После того, как грандмонтинцы стали уважаемым, почитаемым и активным в политике орденом, на них посыпались, как и следовало ожидать, материальные проявления этого уважения и почитания. И, поскольку правила ордена однозначно запрещали святой братии обременять свою души земными богатствами, был найден выход, который на то время (думаю, где-то с времен уже Пьера де Лиможа) показался гениальным: монахи оставались свободными от оков маммоны, а финансами и имуществом грандмонтинских аббатств стали заправлять братья-миряне. То есть, члены общины, не дававшие монашеского обета. Таким образом, аббатствам удавалось как бы иметь и, одновременно, не иметь собственность, и обрабатывать поля не допотопными средствами, и не изнурять монашескую братию принудительной диетой в добавок к обязательной. Можно было и скот разводить, и даже торговать, и при этом сами монахи могли сосредоточиться на том, для чего они, собственно, в монастырь и ушли - на делах духовных.



Эти братья-миряне изначально были просто теми, кто имел тягу к религиозной жизни, но не был достаточно образован, чтобы вступить в орден. Их называли по-разному: fratres conversi, laici barbati, illiterati, а то и idiotæ, представьте. Хотя сам по себе образовательный ценз не был прихотью монашеских орденов - помимо "поститься и молиться", монахам вменялось также пожизненно учиться. Учиться же, то есть изучать и обдумывать труды теологов и философов (и не только на латыни), начиная с античных времен, будучи совершенно неграмотным, было практически невозможно. Разумеется, уровень требований мог быть разным в разных аббатствах, которые в духовной деятельности специализировались каждое на своем, но базовая грамотность была, все-таки, критерием. Институт братьев-мирян появился, предположительно, около 1038 года, с легкой руки св. Джиованни Гуальберто, основателя валломброзианского ордена.



Сам-то св. Джиованни был прекрасно образованным патрицием, но жизнь в обычном бенедиктинском аббатстве показалась ему слишком лёгкой. Во всяком случае, именно так официально объясняется, почему именно он решил основать свой собственный орден с аскетическим образом жизни, что ему и удалось. Но после того, как папа Виктор II подписал, в 1056 году, устав этого ордена, валломброзиане, как впоследствии и грандмонтинцы, стали расширяться, что потребовало, в свою очередь, рабочих и управляющих рук, хотя до этого орден был практически клубом для избранных и тщательно ограничивал свою численность. Впрочем, св. Джиованни всегда мечтал о том, чтобы аскеты-отшельники не превращились в полумистические фигуры, забираясь в дебри, а жили среди людей, показывая пример своим аскетизмом. Правда, не совсем понятно, что именно св. Джиованни понимал под жизнью среди людей, ведь монахам его ордена запрещалось покидать территорию аббатства, какой бы ни была причина. Остается надеяться, что беднягам хотя бы разрешалось принимать гостей. Так или иначе, история братьев-мирян в монашеской общине началась именно с него.

Но время шло, и аббатствам пришлось значительно расширить круг своей деятельности. Пришлось открывать школы, больницы, приюты, участвовать в строительных проектах. Им пришлось обзавестись арендаторами, и управлять финансовыми потоками. Всё это привлекало в общины всё более образованных братьев-мирян. Более того, неизбежные связи с обществом, в котором аббатства действовали, подразумевали, что часть должностей при них стала почетным правом видных ремесленников и горожан. Конечно, многие аббатства с самого начала практиковали разделение братьев-мирян на своего рода касты: безграмотные и бесприютные жили как монахи, не являясь монахами, и за это у них была какая-никакая еда на столе и крыша над головой, а квалифицированную рабочую силу нанимали за деньги. Эта система работала отлично в тех религиозных орденах, которые не были связаны жесткими запретами. Там священники и монахи становились, по сути, членами окружающего социума, наравне с братьями-мирянами.

Но у грандмонтинцев сложилась такая ситуация, что их аббатства функционировали только благодаря братьям-мирянам, которые, благодаря этому, стали частью функционирующего аббатства, тогда как все права были у монахов, которые либо уже были рукоположены в священники, либо готовились к этому. Тут нужно снова сделать небольшой, но важный вбоквелл о том, как разделялись на тот момент церковные должности. Диаконом, священником и епископом можно было стать только через рукоположение. А вот архидьякон, протодьякон, иеромонах, пресвитер, архипресвитер, архимандрит, архиепископ, монсиньор (младший прелат), кардинал, патриарх и папа - это административные должности, рукоположения не требующие. В общем, братья-миряне хотели права избираться на некоторые из перечисленных должностей, которые в те времена были в ходу.

Опять же, была и политика, которая просто не могла, через тех же братьев-мирян, не повлиять на взаимоотношения аббатств в ордене. Большая часть аббатств градмонтинцев была на континенте: в Нормандии, во Франции, в Анжу и в Аквитании. Но и в Англии имелись три аббатства: приорат Албербери в Шропшире, приорат Красволл в Херефордшире, и приорат Гросмонт в северном Йоркшире. Причем, с учетом распределения влияния Англии и Франции на регионы, в которых аббатства находились, орден раскололся, по сути, на две части: проанглийскую и профранцузскую (вернее, про-Плантагенетовскую и профранцузскую). Дело было в 1185 году, и касалось короля Англии, Генри II. Тогда приором монастыря был Гийом де Траиньяк, который в 1170-х годах, ещё в бытность рядовым монахом, написал для короля короткий третиз о том, как нужно наилучшим способом улаживать конфликты со служителями церкви, и довольно прямолинейное письмо сразу после гибели Бекета. Близкие отношения короля с орденом грандмонтинцев сыграли с аббатством, впрочем, злую шутку в 1183 году, когда его старший сын, тёзка и наследник, Молодой король, ограбил аббатство подчистую (и не только его), чтобы раздобыть денег для оплаты наемников, с которыми он воевал против отца. Надо сказать, что возмездие настигло Молодого Короля практически немедленно - он умер от дизентерии (а вовсе не от лихорадки) через несколько дней. И отпевали его именно в аббатстве Грандмонт.

То есть, можно сказать, что именно монахи аббатства были на стороне Плантагенетов, потому что именно аббатство около Лиможа было материнским аббатством для всех остальных, находящихся на территории обширной империи Ангевинов. Но вот братья-миряне аббатства, французы, были на стороне короля Филиппа, у которого к 1185 году окончательно испортились отношения с королем Англии. Дело закончилось тем, что братья-миряне выкинули из аббатства и аббата, и 200 человек его приспешников, и посадили для оставшихся аббатом того, избрали сами.

Ситуация, при этом, затянулась надолго, хотя её пытались безуспешно разрешить несколько пап. В 1219 году, из аббатства вылетел следующий приор, за которым последовали 40 монахов - и тоже с подачи братьев-мирян. Деталей этих дрязг сообщить, к сожалению не могу - об этом ордене существует только одна книга, The Hermit Monks of Grandmont (by Carole Hutchison) в 400 стр., но существует она только в бумаге, и не настолько нужна мне, чтобы я её заказала. Могу только сказать, что для усмирения в орден была отправлена в 1244 году целая папская делегация, которая поставила ультиматум: или грандмонтинцы прекращают позориться, либо их просто объединят с цистерцианцами. Угроза (а также принудительное удаление из аббатства большого количества монахов) помогла, и на время всё успокоилось. Тем не менее, скандалы и смягчение устава в 1224 году привели к тому, что орден потерял свою святую репутацию.

Спасла их тогда от полного распада папская булла "Exigente debito" в 1317 году. Количество религиозных домов было сокращено от 149 до 39, приор ордена стал аббатом, и выбираться он стал голосованием монахов аббатства, а не представителей всех религиозных домов ордена. Смертельный же удар ордену нанесла Столетняя война. Пожалуй, последняя славная глава аббатства была написана в 1604 году, когда в нем попытались обосноваться гугеноты. Аббат Ригуд де Лавур их каким-то образом изгнал. В 1643 годы была предпринята последняя попытка как-то ввести этот орден в мередиан, но и оставшиеся 150 грандмонтинцев продолжали ссориться буквально до самой смерти. В 1787 году из аббатства Грандмонтин ушли последние два монаха - возможно, и они после ссоры.

В Англии было три приората грандмонтинцев, и их история тоже была пестрой, но об этом - в следующий раз.



This gilded relief sculpture of Saint James the Great decorated the high altar of the abbey church at Grandmont until the French Revolution. Dated circa 1231.
(Metropolitan Museum of Art collection)
Tags: истории о средневековье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments