mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Дети Ричарда III - Катерина Плантагенет

О дочери Ричарда III, Катерине, известно ещё меньше, чем о его сыне Джоне. Она не упоминается совершенно нигде до самого 1484 года, когда Уильям Герберт, граф Хантингдон, обязуется взять в жены «даму Катерину Плантагенет, дочь короля, до Михайлова дня (29 сентября) этого года». Когда она родилась, кто был её матерью – не известно. «Под подозрение» попадает Катерина Хоут, жена кузена королевы Элизабет Вудвилл, но только потому, что в 1470-х Ричард Глостер назначил ей пожизненный пенсион в 100 шиллингов годовых «без всякой причины». Хэммонд также пишет, что имя Катерина не было семейным именем ни у Невиллов, ни у представителей дома Йорков, так что имя дочери может указывать на имя матери. Ну что тут скажешь о нетипичности имени... Шестую дочь короля Эдварда IV звали Катериной. Сестру Кингмейкера звали Катериной. Да что там, родную сестру матушки короля Ричарда, вышедшую за Мовбрея-Норфолка, тоже звали Катериной. Так что Хэммонд не прав, имя Катерина хоть и не было у Невиллов таким типичным как Анна и Маргарет, не было и редким.



Carlo Crivelli, 1476; St Catherine of Alexandria

Вообще, с этим моментом определения Катерининой матушки всё как-то очень депрессивно: историки буквально копипастят один и тот же абзац дословно. И если от Алисон Вэйр я многого и не жду, то копипаста в работе Хэммонда меня расстраивает. Естественно, кто-то этих внебрачных детей Ричарду родил, но мне совсем не нравится, что репутация Алисы Бург и Катерины Хоуп так мало значат в глазах предполагающих, что бедняжек ославили женщинами с пониженной социальной ответственностью только потому, что Ричард Глостер назначил им пенсион. Что значит «без всякой причины»? В те времена было принято обращаться к местному лорду при любых затруднениях. Вне всякого сомнения, точно так же к Ричарду обратилась в свое время и вдова Питера Айдли, которую он устроил на работу в свою детскую.



Ightham Mote

Вы можете возразить, что г-жа Анна Айдли была воспитательницей юного Эдварда. Но я могу вас заверить, что в те годы профессиональных женщин-воспитателей не существовало. Как минимум потому, что профессиональная карьера воспитателя требовала образования и опыта. Анна Айдли же была просто вдовой человека, который перевел итальянскую книгу о воспитании. Если это что-то и говорит нам о Ричарде Глостерской, так этим чем-то является сильная склонность помочь и защитить. Не просто же так Алиса Бург вдруг оказывается плотно трудоустроенной в королевской семье! У самого Ричарда вакансии в 1474 году не было, но она должна была вот-вот появиться у Кларенса, и туда Алиса отправилась работать.



Крипта в Айтем Мот

Что мы знаем о Катерине и Джеймсе Хоуте наверняка? Только кое-что о Джеймсе. Как минимум то, что его отец, Уильям, был жестоким и честолюбивым человеком, который лишил наследства свою дочь от первого брака, чтобы жениться на Джоан, сестре Ричарда Вудвилла – это было условием Вудвиллов (дивная семейка!). Мы также знаем, что гнездо Хоутов, Айтем Мот, перешел в 1462 году во владение старшего сына Уильяма, Ричарда Хоута, который ввязался в восстание Бэкингема, за что и лишился поместья. Ричард III отдал это поместье Джеймсу Хоуту, хотя в 1485 году оно снова вернулось к помилованному Ричарду. В конце концов, Ричард вкладывался в благоустройство Айтем Мот двадцать лет, и именно он превратил его в постройку большой ценности, так что всё было сделано по справедливости. Тем не менее, совершенно ясно, что Хоуты не были семейством, в которое можно было сплавить отставную любовницу – или отдать в хорошие руки. Уж скорее я бы предположила, что некая Катерина, из достойной, но бедной семьи, обратилась к герцогу за приданым, чтобы войти в семью Хоутов. Это было бы более в духе семейства, устроившего ловушку trapdoor в напольном перекрытии башни как раз в годы Войн Роз. А в 1870-х, когда рабочие стали исследовать причину, почему комната в башне совершенно не прогревается, в потайной комнатушке за этим камином нашли скелет женщины, сидящей на стуле, которая была там замурована.



Тот самый камин

Но вернемся к дочери Ричарда III. На основании того, что в 1484 году она вышла замуж, не стоит делать выводы о её возрасте – Анну Мовбрей выдали за сына короля в пятилетнем возрасте, например. В данном случае, просто случилось так, что судьбу «дамы Катерины» нужно было устроить, и для этого появились и возможность, и даже необходимость. Дело было в графстве Пемброк, конечно. Один очень своеобразный персонаж по имени «Черный Уильям» Герберт стал при победивших йоркистах 1-м графом Пермброка – а вы помните, кому замок и титул отдал король Генри VI? Да, Джасперу Тюдору, своему брату-бастарду, который довольно хорошо преуспел в отношениях с местным населением. Когда Джаспер убрался за границу, Эдвард IV посадил в Пемброке своего человека. «Черный Уильям» погиб от руки Кингмейкера – он погиб при Эджкот Мур.

Его сын и наследник, тоже Уильям, ещё в январе 1467 года женился на младшей сестре королевы - на Мэри Вудвилл. Жениху было лет 15, невесте лет 11, так что их единственная дочь, Элизабет, родилась только лет через десять. Графство и всю ответственность, лежащую на графе Пемброк Кастл, молодой Уильям Герберт унаследовал от отца слишком рано – в 17 лет. Конечно, для того времени мужчина из высшего эшелона аристократии считался в 17 лет уже совсем взрослым и способным взвалить себе на плечи любую ответственность (как это сделал тот же Ричард Глостерский), но не все семнадцатилетние похожи друг на друга. Уильям Герберт рос в мощной тени, отбрасываемой его энергичным и властным отцом, и для самостоятельной деятельности в Уэльсе явно не был готов. Или просто работал в другой, более мягкой манере, которая не впечатлила короля Эдварда IV. В любом случае, Эдвард счел возможным отобрать в 1479 году у Герберта Пемброк в пользу своего старшего сына, принца Уэльского, и кинуть молодому человеку в утешение косточку, сделав его графом Хантигдона. А через два года умерла и жена Герберта, обрезав своей смертью даже те слабые связи своего мужа с королевской семьей, которые хотя бы теоретически существовали.



общем, Уильям Герберт нашел себе занятие при дворе герцога Глостерского, став секретарем и камергером его сына, Эдварда Миддлхэмского. К тому же, тюхой этот молодой человек наверняка не был, если после бунта Бэкингема Ричард поставил его на должность главного судьи Южного Уэльса. Собственно, знакомы они с Ричардом были давно – вместе воевали при Барнете, вместе участвовали во французском походе. На коронации Анны Невилл Уильям Герберт нес её скипетр.

Ричард III взял на себя все расходы на свадебные торжества, пообещав также выделить в их и их потомков владения приносящие 1000 марок в год. В день женитьбы им подарили земли, лордства и прочее на сумму 600 марок. А оставшуюся недвижимость стоимостью в 400 марок они должны были получить... после смерти Томаса Стэнли. Что означает, что приданое «дамы Катерины» состояло из земель, конфискованных у леди Маргарет Бьюфорт за её роль в бунте Бэкингема и прочую подковерную деятельность, относительно которой у короля было неплохое представление. Он наказал леди Маргарет самым наичувствительнешим для этой особы образом, запустив обе руки в её сундуки. Знал ли он, что превращает этим леди Маргарет в своего кровного врага? Несомненно. Но, по-видимому, Ричард считал, что леди Маргарет – его враг в любом случае. Но в некотором смысле «пострадал» и супруг леди, лорд Стэнли. Он мог пожизненно владеть отданными ему королем землями супруги, но был обязан выплачивать Уильяму Герберту 400 марок годовых с лордств Ньюпорт, Брекнок и Хэй. А 1 марта 1484 года, король повелел бейлифам и чиновникам его замка и лордства в Хантингдоне и Уэльсе выплачивать все поступающие доходы Герберту, их лорду.

Король также заказал тканей и нарядов к свадьбе materials «for the lord of Warwick, the lady his sister, the lady Katherine, the lord of Huntingdon and other ladies and gentlemen» на баснословную сумму £204 8s 7d – парчу, бархат, сатин. Из чего следует, что в хозяйстве Ричарда жил не только его племянник, сын Кларенса, но и племянница. Свадьба состоялась, скорее всего, в конце мая 1484 года, потому что выданная в мае дарственная на земли именует дочь короля уже не «дамой Катериной», а женой графа. Праздновали свадьбу, очевидно, в Йорке, где Ричард был в начале и в конце мая. Последняя дарственная от короля его дочери и её мужу датирована 7 марта 1485 года, и после этого Катерина Плантагенет исчезает навсегда. Были ли у них с Гербертом дети – не известно. Когда Катерина умерла – тоже не известно. Во всяком случае, Уильям Герберт на коронации Элизабет Йоркской 25 ноября 1487 года уже значился как вдовец.

Одно время поговаривали, что Герберт при Тюдорах ставшую неудобной жену бросил. Скорее всего, это мнение базируется на том, что он похоронен рядом со свой первой женой, Мэри Вудвилл-Герберт. Но это пожелание он выразил в своем завещании ещё до женитьбы, в июле 1483 года. За то, что Катерина не была отвергнута, а просто умерла, говорит то, что она похоронена под титулом графини Хантингдон. Просто очень долго место её захоронения не было известно, ведь аристократов хоронили, в основном, в аббатствах. Но д-р Кристиан Стир нашел манускрипт захоронений в скромной приходской лондонской церкви St James Garlickhythe. Более того, там же были захоронены ещё несколько представителей аристократии (Стэнли), городской дом которых даже не был в пределах этого прихода, хотя и не так далеко от него. Оказалось, что в пятнадцатом веке Сен-Джеймс Гарликит была чрезвычайно богатой церковью, потому что она находилась в чрезвычайно богатом приходе, населенном зажиточными коммерсантами. То, что мы видим теперь – это новострой, собственно, после пожара 1666 года, перестройки, и бомбежек Второй мировой. Тем не менее, вышеупомянутый манускрипт начала шестнадцатого века говорит, что там, помимо прочих, захоронена «the countesse of huntyngdon ladie Herbert without a stone». Поскольку других графинь Хантингдом, являющимися одновременно леди Герберт, не было, можно с абсолютной уверенностью сказать, что речь идет о Катерине Плантагенет.
И да – муж не поставил для своей леди саркофаг или хотя бы памятную плиту. Скорее всего, не до того было. Смена династии и вернувшийся вместе с Ричмондом Джаспер Тюдор обнулили все планы Герберта относительно Пемброка. К его счастью, он не участвовал в битве при Босуорте, так что новый режим его не притеснял, ему было выдано помилование за всё разом, что он успел совершить до 2 августа 1486 года, и его титул графа Хантигдона был подтвержден 17 мая 1488 года. В конце концов, Генри VII, который рос в их доме, в Пемброк Кастл, чужим Уильяму Герберту не был. Умер Герберт 16 июля 1491 года.

Tags: richard iii
Subscribe

  • Императрица Матильда - последний триумф

    Аббатство Бек Пока герцог Генри был в Англии, императрице Матильде в Нормандии приходилось не слишком легко. Луи VII был более чем недоволен…

  • Король Стефан - конец короля

    Вестминстерскую хартию 1153 года засвидетельствовали 37 человек: архиепископ Теобальд, все епископы южных провинций в числе тринадцати человек,…

  • Король Стефан - конец династии

    Если попытаться проследить, чем занимался герцог Генри с января по июль 1153 года, то никаких громних военных действий там не найдется. Поначалу, он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments