mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Премьер-министр высказалась

Увы, хоть и ожидаемо: Финляндия не отменяет "коронных" ограничений. То есть, пролетают все летние фестивали и опера в Савонлинне. Собственно, сформулировано всё осторожно и округло: правительство ежедневно следит за ситуацией, выслушивает мнение специалистов, и совещается относительно оторожного ослабления запретов. Кажется, единственное послабление, которое может случиться в мае - это школы. Младшие классы и 9-е классы могут вернуть в реальную школу. Хммм, решили, значит, пожертвовать экономикой. Конечно, надо учесть и одну чисто финскую особенность: с середины июня до конца июля страна каждый год и так не функционирует толком, потому что все в отпусках. Многие муниципальные службы в этот период просто закрыты.



Тем не менее, лето - это время, когда учащиеся идут зарабатывать, подменяя отпускников, когда мелкие предприниматели подрабатывают помимо основного бизнеса, и когда находящиеся на одной работе в отпуске люди работают это время на какой-то денежной шабашке. Они пролетают все. Если не отменят границу "больше 10 не собираться", то пролетают все предприниматели, зарабатывающие на летнем внутреннем туризме. У нас не ограничен доступ в магазины, но что будет с крупными летними рынками и уличными кафешками?

Ну и то, что лично мне, по роду работы, покоя не дает: нарушение конституционных прав граждан старше 70 лет. Их "предохраняют от заражения" насильно, ограничив их свободу передвигаться по внутренним помещениям территории домов для престарелых, видеться с родными, общаться друг с другом, получать помощь физиотерапевтов, парикмахеров, педикюрных мастеров. Им, вместо обеда в ресторане, приносят пищу домой, в пластмассовых контейнерах, и оставляют на столе. Многие из этих контейнеров не едят вообще, многие едят плохо, ещё и потому, что качество пищи теперь не выдерживает критики. Плохо тем, кому продукты доставляли родственники, кому белье стирали родственники и друзья. Более того, многим в этой группе сильно за 90 лет. Они доживают последние годы или месяцы, в условиях, близких к комфортному тюремному заключению. У них украли их последнее время на этом свете, и украли, не спросив их мнения. На мой взгляд, пусть бы те, кто боится вируса, самоизолировались бы, а тем, кто так и так стоит на пороге смерте, дали бы уж дожить спокойно.

Мы делаем, что можем, отчасти и за физиотерапевтов. Но этого недостаточно. И время у нас ограничено, и состоит наша служба из людей, которые работают по-разному. Некоторые делают всё и больше, другие - только-только самое необходимое. Врачей своих у нас нет уже много лет. Приходят какие-то консультирующие врачи на время, но у пациентов они появляются где-то раз в году, на годовой контроль, а так консультируют по телефону. Из двух работящих фельдшериц, одна ушла в другую бригаду, просто устала от жизни в постоянном алярме. Остальные три на работе скорее присутствуют, чем работают. Одна из них, впрочем, сейчас сидит вообще в другом помещении, и есть некоторая надежда, что мы её и работать научим, а не просто ходить на работу.

А в остальном, никаких драм по-прежнему. Пациенты без короны, коллеги без короны. Правда, трое астматиков сидят, по большей части, на больничных, и ещё двое сидят на больничных просто потому, что боятся вируса (мы все достаточно больны в плане опорно-двигательной, чтобы уйти на больничный ровно в тот момент, когда выбираемся, наконец, к врачу). Поскольку все перечисленные молоды, до 30 лет, "старушки"-коллеги бухтят, и даже выкатили претензию начальнице, что "кого ты в штат набрала, это же инвалидная команда какая-то!". На что та ответила в несвойственной ей резкой форме, и правильно сделала. Нефиг возрастной расизм разводить. Перчатки есть, маски есть, визоры даже есть, дезинфекторами хоть залейся, даже дезинфекционные салфетки перестали, наконец, исчезать по мере поступления (они для поверхностей, не для рук). Обязаловки носить весь этот антураж нет. Только в случае появления симптомов у клиентов-пациентов. А так - дело вкуса. Большинство не носит.

Кстати, работаем мы сейчас как бы без договора, потому что наши профсоюзы всё не могут договориться с работодателями по поводу повышения зарплат и выплаты нам добавки за работу в опасных условиях. Как я предполагала, на словах-то распинаются, что "слава героям", можно сказать, но нам бы лучше деньгами.

Напоминаю, что ограничений на прогулки на воздухе у нас не было изначально, но иногда полиции приходится регулировать вход в определенные парки, чтобы там не весь город собирался. Спортзалы работают, парикмахерские - тоже, но там уж работники в масках. Кассиры не в масках, но за плексом. В этом плане там, где я живу, всё лучше чем в Хельсинки, где я работаю. Более того, при нашем спортзале оставлены работать два грамотных физиотерапевта, и сама владелица (тоже физиотерапевт) помогает вести прием. У них ведь много договорных пациентов, за которых платит муниципальное здравоохранение. Для остальных физиотерапевты платные, понятное дело, но не разорительно платные, и по направлению врача ещё и дешевле. Проще сказать, что не работает: рестораны, кафе, и, почему-то, библиотеки. Но народ попросили без нужды не мельтешить, и он не мельтешит. Хотя в магазинах это не очень заметно, но все ведут себя достаточно цивильно, не наступая на пятки друг другу.
Tags: истории о медицине
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments