mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Category:

Императрица Матильда уходит со сцены

В марте 1147 года, пока Европа была занята Вторым крестовым, Генри Плантагенету исполнилось 14 лет. Воинственный дух, охвативший континент, не обошел стороной и его, только вот направление энергии молодого человека было обращено не в сторону Святой Земли, а в сторону Англии. Хэнли, биограф Матильды, склонна рассматривать внезапную высадку старшего сына императрицы как бзик подростка, пустившегося в приключение, совершенно не понимая, что его ждет, и подставившего этим под удар всё, чего его мать добилась в Англии.



"Я устал, я ухожу" в исполнении императрицы Матильды

Что Хэнли упускает, так это тот факт, что юный Плантагенет не только провел уже энное время в том регионе, куда высадился, но и сопровождал повсюду своего отца в Нормандии последние три года. А это была школа поважнее любых академий, хотя Жоффруа был известен как требовательный воспитатель, организовавший сыну весьма интенсивное обучение академическим премудростям под руководством лучших учителей. Так что бзиком высадка Генри не была и быть не могла - в небольшой группе были не только друзья-приятели, но и наемники, так что Жоффруа был, несомненно, в курсе того, что затеял его старшенький, но решил дать львенку возможность попробовать клыки и когти в деле. К слову, паренек как-то ухитрился договориться с наемниками в кредит - то есть, не заплатив им ни гроша. Свою плату те должны были получить из военной добычи. Многообещающий молодой человек, что и говорить.

Проба оказалась интересной. После девяти лет гражданской войны, англичане были склонны тщательно следить за своим побережьем, так что высадка Генри не осталась незамеченной, только вот Стефану сообщили, почему-то, что высадилась многотысячная армия. По-видимому, тот всё ещё ожидал, что Жоффруа, ставший герцогом Нормандии и уладивший там свои дела, высадится с армией покорять Англию. Со своей стороны, Генри не полез на рожон, а отправился со своим отрядом к небольшим замкам Криклейд и Партон, находящихся в 25 милях от ставки Матильды. И там начинающий воитель понял, что даже такие небольшие укрепления желательно штурмовать при помощи техники, если только целью не является героическое самоубийство штурмующих. Причем, до него дошло, что Стефан, узнавший, что имеет дело не с Жоффруа, а с его сыном-подростком, будет вне себя от злости за изначальную панику, и не замедлит явиться надрать нахалу задницу.

И юный воитель... позвал маму. Мама, тем не менее, тоже была полна решимости научить свою кровиночку отвечать за предпринятые действия, и не пошевелила и пальчиком, чтобы помочь. Принцип "онжеребенок" в Средние века не котировался, особенно в отношении тех, кому предстояло в будущем командовать и править. При условии, что они могли до этого будущего дожить, конечно. Ту же жесткую линию принял и дядя, Роберт Глостерский. И тогда будущий король Англии отчебучил то, чего от него никто не ожидал: предложил королю Стефану сделку. Стефан расплачивается с наемниками Генри и дает денег на оплату кораблей, а Генри возвращается в Нормандию, не причинив вреда никому и ничему. И Стефан согласился. Он не был злым человеком и тоже был отцом уже пережившим подростковый возраст сына, так что хорошо представлял себе, как устроен ум 14-летнего героя. К тому же, ему вовсе не хотелось тащиться в Вилтшир из-за отряда, не представляющего опасности, да и досадить Матильде, проявив понимание там, где она занималась воспитанием, тоже хотелось. Генри, похоже, этот жест Стефана оценил и не забыл.

Ожидаемо или нет, но нахальная авантюра юного Генри вдохнула новую жизнь в безнадежно затянувшийся конфликт между партиями Матильды и Стефана. Ведь, в конце концов, Англия не была разделена на две части этим конфликтом. Самой многочисленной была именно третья партия - те, кто не был в восторге от Стефана, но был против именно Матильды на троне, хотя собиралась ли она сама короноваться - большой вопрос. Возможно, те, кто знал её как гордую и честолюбивую дочь короля и вдову императора, не сомневались, что собиралась.

Многих в лагере Матильды держало уважение к Роберту Глостерскому. В этом отношении, появление на сцене театра действий Генри Плантагенета спасло всё дело его матери, хотя Хэнли и утверждает обратное, потому что в октябре 1147 года, Роберт Глостерский подхватил лихорадку, которая за месяц свела его в могилу. К несчастью для Матильды, и её верный Брайан Фиц-Каунт в это же время исчезает с арены активных действий. Есть предположение, что они с женой присоединились, после смерти своего друга, к какому-то монашескому ордену. Потеря двух своих соратников и друзей оказалась непереносимой даже для такой упрямой гордячки как Матильда. В начале 1148 года она отплыла в Нормандию, и никогда больше не вернулась в Англию.
Tags: empress matilda, king stephen
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments