?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Король Стефан - наемники
sigrig
mirrinminttu
Роджер, епископ Солсбери, умер 11 декабря 1139 года. Будучи человеком верующим и прагматичным, перед смертью епископ потратил немало времени и усилий, перечисляя, что, у кого, и при каких обстоятельствах он отжал не совсем праведным образом. Епископ принес подобающие случаю раскаяния в своей жадности, и выразил желание вернуть отнятое настоящим владельцам. Король Стефан, прибывший в Солсбери к Рождеству, пожелания покойного епископа уважать не собирался, заявив, что всё, что Роджер Солсберийский приобрел за свою жизнь в Англии, он приобрел как государственный функционер. Стало быть, теперь это добро принадлежит короне, а вовсе не тем, кому епископ хотел бы возместить свои злоупотребления. Все возражения потрясенных канонников были отметены словами "государственная необходимость".



Хронист Генри Хантингдонский прямо пишет, что король ненавидел Роджера Солсберийского, и что теперь, после смерти епископа, перенес свою ненависть на родственников покойного. С Найджелом, епископом Или, отношения у Стефана были уже паршивыми, так что ничего неожиданного в том, что один стал укреплять замки и грабить соседей-"роялистов", а другой - утверждать, что поведение Найджела доказывает, что епископы не лояльны короне, не было. Хуже всего пришлось администрации епископата, которым надо было доказать Стефану, что политика епископа Найджела - его собственная, а не церкви политика. Стефан сделал вид, что поверил, но ограбил и епископат Или. Найджел, уже совершенно ничего не стесняясь, объявился в Глостере, громко заявив, что сделает всё для победы дела детей Генри I.

Второй племянник Роджера Солсберийского, Александр Линкольнский, пострадал в руках Стефана больше, чем Найджел. Он, вместе с дядей, был брошен в оксфордсую тюрьму, причем, вопреки обычаю, Стефан содержал пленников паршиво, и не брезговал шантажировать Найджела их жизнями. То есть, другом Стефана Александр Линкольнский точно не был, но он предпочитал меньше сокрушаться о судьбах королевства, и больше делать то, что было в его власти. Он был тем епископом, который благословил Кристину Меркуэйт на отшельничество, и именно он энергично поддерживал Гилберта Семпрингхемского. Он перестраивал Линкольнский собор в камне, и был своим человеком в папской курии. Это ему Джеффри Монмутский посвятил свои Prophecies of Merlin.

В принципе, никто в семействе Роджера Солсберийского не был аскетом (Бернар Клервосский страшно порицал стиль жизни Александра, которого прозвали в Линкольне "the Magnificent"), но все они были административными дарованиями. И то, что творилось в королевстве на 1140 год, им совершенно не нравилось. Особенно они возмущались состоянием казначейства, которым раньше управлял их родственник. Мало того, что нынче казначейство полностью утратило независимость и дисциплину, и превратилось в личный кошелек короля, так ещё и пропорция драгметаллов в монетах была тайно уменьшена по прямому личному приказу Стефана. Втором моментом, от которого ёкало сердце у любого разумного жителя Англии, было безудержное строительство замков всеми, кто мог позволить себе строительство, или попросту награбить денег на это строительство. Для опытных администраторов было также понятно, что ни у Стефана, ни у Матильды, занятыми политическим меневрами друг против друга, не хватит ресурсов справиться с надвигающейся анархией.

Что касается ресурсов, то недостаток обученных военных англичане (да и не только они) средневековые варлорды привыкли компенсировать за счет наемников. Более умные короли предпочитали использовать наемников в континентальных разборках, щадя свое королевство и своих подданных. Те, кому приходилось использовать наемников в склоках с собственными баронами, старались нанимать отряды с сильными лидерами и железной дисциплиной. Но мысль о том, что и Стефан, и Матильда наводнят наемниками Англию, вводила в ступор любого, кто знал и видел, как ведут себя наемники по отношению к населению.

Например, родственник Вильгельма Ипрского, сына-бастарда Роберта Фризского, графа Фландрии, который, не преуспев в претензиях на корону, стал наемником, то ли назло родне, то ли потому, что ничего больше он делать не умел - только воевать. И королю Стефану он был не просто капитаном наемников, а верным другом, который, к слову сказать, был верен ему до конца, как когда-то был верен Вильгельму Клито, сыну Роберта Нормандского. Судя потому, что Ипрский категорически отказался признать Матильду королевой и после битвы при Линкольне, неприязнь к деткам Генри I, сжившим со свету законную династию Нормандии, была не только последовательной, но и имела логическое основание. Можно даже сказать, что никто не сделал для короля Стефана больше, чем Вильгельм Ипрский, на время переломивший ход событий войны между претендентами на престол.

Но даже этого безукорезненного в своей лояльности наемника англичане ненавидели как чуму, потому что он был жесток и "безбожен", как выразился летописец Уильям из Малмбери. Так вот тот родственничек Ипрского, о котором я упомянула, звался Роберт Фиц-Хьюберт, и жестокостью превосходил всех, виденных до него. И наглостью тоже, потому что он не постеснялся отнять один из замков, отнятых Стефаном у Роджера Солсберийского, у самого Стефана. Речь идет о замке Малмсбери, во время штурма которого и сопутствующему штурму грабежу города, погибли в каком-то монастыре аж 80 монахов. А уж жертвы из числа мирного населения никто и не считал. В случае с Малмсбери, шкуру Фиц-Хьюберта спасло родство с Вильгельмом Ипрским. Только вот целью этого наемника не была служба Стефану, он просто хотел награбить побольше. И счастье улыбнулось ему, направив на Девасиз, который, в отличие от Малмсбери, был практически неприступен, и который ему удалось захватить предательством у не ожидающего от союзника подобных действий гарнизона.

Конец Фиц-Хьюберта поучителен, но вписывается в концепт "жадность Роберта сгубила". Поскольку осаждать Девайсиз было себе дороже, замок у Фиц-Хьюберта попытались купить сначала Роберт Глостерский, а потом - кастеллан замка Мальборо Джона Фиц-Гилберт, действующий тогда в пользу партии Матильды. Каким-то образом этому Джону удалось выманить Фиц-Хьюберта в Мальборо, где его и скрутили. После этого к честной компании подтянулся один из сыновей Роберта Глостерского, и наемникам-бандитам, засевшим в Дивайсизе предложили обмен: они меняют замок на жизнь командира и 500 марок, и отправляются прочь, куда заблагорассудится. Наемники, на беду Фиц-Хьюберта, никаких симпатий к своему командиру не испытывали, так что тот был без церемоний повешен прямо у ворот замка. Ходила легенда, что наемники поклялись командиру не сдавать замок ни при каких обстоятельствах, но биограф Стефана, Эдмунд Кинг, дает понять, что цена, предложенная "более пуританским" окружением Матильды, не была сравнима с той, которую они получили позже у Стефана, сдав замок ему.


  • 1
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: История, Путешествия, Религия.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

О, да, ученый народ любил тему "Наемники при Стефане", обязательно описывали в разделах книг, диссертациях и статьях!

P.S. Можно просто по-русски: "Пророчества Мерлина" Гальфрида Монмутского :)

А это на самом деле безумно интересная тема. Да, и я буду писать названия книг так, как мне нравится. Не надо меня одергивать.

Нравится-то нравится, но Вы ведь на русском языке пишете? :)))

So what? Имею право указывать название книги на языке оригинала, если кто захочет найти. Не устраивает моя манера - выход знаете.

Мне-то пофиг, если что, но еще раз напоминаю, что рассказ Вы ведете на русском языке и почему-то на нем же транскрибируете топонимы и имена, а название книги на языке оригинала, если уж на то пошло, увы, точно не английском, а на латыни :)))

Может, хватит выпендриваться? Я пишу в своем блоге так, как считаю нужным, и никто не вправе высказывать мне претензии. Неужели не понятно? Начинаю понимать, почему вас банят.

Дорогая мадам, у Вас очень странное представление о "выпендриваться" и о "претензиях" :)
Здесь не было ни того, ни другого :)))
Здесь было искреннее недоумение меня как простого читателя, почему в тексте, написанном хоть и про Англию, но на русском языке, оставлено (при том, что имя автора передано в транскрипции - причем, вопреки Вашим инсинуациям в мой адрес, я совершенно индифферентен к тому, что Вы решили передавать имя автора "на английский лад", а не в отечественной традиции) название книги в английском переводе, когда есть русский перевод названия его книги, и написана та на латыни :)))

А банят меня только всякие неучи, не знающие историю. Если я таких раньше не забаню. Заметьте - знатоком мировой истории от неолита до современности я не был, не являюсь и не буду, и высказываюсь только по тем вопросам, по которым располагаю знаниями. Вот и всё.

Недоумевайте молча, пожалуйста. Или на выход. Пришли в мой блог - принимайте его правила. Не принимаете - до свидания. Ну это же дикая наглость, переться с претензиями к человеку, который вам решительно ничем не обязан.
Отвечать не надо, лучше подумайте над своим поведением.

Сударыня, я все-таки отвечу - со скромным предложением Вам попить чайку и успокоиться, и перестать видеть повсюду врагов, завистников, претензии и наглость.
Иначе говоря, - мои претензии и наглость существуют только в Ваших фантазиях. Вот это и есть реальность :)))

Ой, всё, вы тут со своими тараканами, оказывается, разговаривайте. Мне некогда.

Согласен, бедный, бедный Гальфрид... Его обозвали тараканом... :)))

Вот так - планировали одно, а вышло другое...

"Хотели как лучше, а получилось как всегда" - бессмертно и применимо к любой эпохе.

Очень интересно. Колоритные были люди, все до единого. Буквально то самое "Широк человек, где бы сузить" (с).

  • 1