mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Ныть буду

Aiheeseen liittyvä kuva

О том, как обстоят дела с системой социальной защищенности в стране, судить надо по тому, как в ней поставлено дело с помощью тем, кто себе помочь не может, и особенно с помощью старикам. Потому что у детей есть родители, дедушки-бабушки или, на худой конец, ювенальная защита, за ментально несформировавшимися стоит союз инвалидов, а вот старики как-то сами по себе. Даже если у них есть родные, то всегда есть опасность, что они начнут относиться к своим престарелым как выжившим из ума просто потому, что те стары и дорожат отношениями. Видела я как-то в жж комментарии в стиле "мы бы никогда не позволили нашей бабушке летать по Италиям". Люди хотят как лучше, а получается эйджизм, дискриминация по возрасту.

Что в Финляндии хорошо, так это усвоенная уже в поколениях истина, что у каждого человека есть целая жизнь, чтобы позаботиться о своей старости - а государство не даст пропасть тем, кто работал много и тяжело, но на плохо оплачиваемой работе. То есть, всякого рода дома для престарелых здесь нормальная часть "предмогильного периода". Впрочем, в заведения типа отелей с услугами люди часто переселяются довольно рано, чтобы не остаться без социальных контактов, но в последнее время все предпочитают жить до последнего дома, и в такие "отели" стали селиться уже сильно больные во всех отношениях люди.

Поскольку в вышеописанных заведениях за всё, кроме ланча в ресторане, уборки раз в две недели и социальных активитетов, надо платить и платить дорого, жильцы предпочитают платить нашей службе помощи на дому, которая совсем для большинства не бесплатна, но плата зависит напрямую от уровня доходов и количества времени в неделю, которое мы проводим у данного человека. А поскольку наша служба стала задыхаться от такого наплыва клиентов, муниципальные органы "продают" уход частникам. Клиент платит нам ту же сумму, что и раньше, а разницу доплачивают частникам муниципальные органы.

Чем хороша наша служба, так это тем, что идущие от нас физиотерапевты и врачебные консультации бесплатны, анализы крови берут на дому, и всякие обследования заказываются тоже через нас. Собственно, человек избавляется от всех организационных вопросов, и его состояние постоянно мониторят. Так должно быть. Но с каждым годом мы скатываемся всё ниже и ниже, и я не знаю, чем всё это закончится.

Я даже не знаю, это только нашей бригаде так не повезло, или та же ситуация почти по всему Хельсинки. Скоро год, как всё пошло наперекосяк. Сначала бригады объединили в гигантские единицы, но мы справлялись, пока у нас было хорошее руководство, и работу распределяли наши же коллеги, сидящие в нашем офисе. Все знали всех клиентов хотя бы имени и истории болезни, если и не лично. Работа ответственных медсестер делалась безукоризненно (у каждой из нас 4-5 подответственных). Ошибки в выдаче лекарств были единичными, и за серьезные ошибки могли даже уволить с пометкой в профессиональном регистре. Скажем, за ошибку такого калибра, как выдача в течение трех вечеров подряд мочегонного вместо разжижающего кровь (похожа форма упаковки и цвет), в результате чего клиент оказался на операционном столе.

Что мы имеем сейчас. Распределители работ сидят в отдельном здании и делают что хотят. Они не знают клиенов, не знают географию обходов, не знают медсестер. Листы обходов меняются нон-стоп. Ладно, это не было бы проблемой, если бы изменения не были связаны с судорожным поиском, у кого могут быть ключи от квартир. Причем, изменения сообщают почему-то в Вотсаппе, что, вообще-то, делать по-моему нельзя, в наше-то время до смешного тотальной защиты приватности клиентов-пациентов. В начальницах сидит совершенная неумеха, которая, возможно, была хорошей фельдшерицей, но управлять такой бригадой она явно не может. Распределители работ и начальница в диких контрах со всем персоналом, и, без преувеличения, в апреле нас останется 4 человека из "старой гвардии", состоящей год назад из 18 человек постоянных работников. Все остальные - подменяющий персонал из сдающих персонал в аренду фирм. Для города эта система очень-очень дорогая. Для нас - она ужасна тем, что эти "арендованные" не имеют, как правило, лечебных прав. То есть, выдать расфасованные лекарства и закапать увлажняющие капли они могут, но не могут капать лечебние капли, измерять сахар и давление, делать уколы, обрабатывать раны и всё такое. Не говоря о том, что у арендованных нет доступа к базе данных, в которой можно прочесть и записать, что надо сделать и что сделано. Им надо рассказать, что у каждого клиента надо делать. А кто расскажет, если в смену может быть всего один постоянный работник и штук 8-9 арендованных? Перечень, что надо делать, есть и дома у каждого клиента, но редко кто из арендованных работниках в эти папки заглядывает. Не говоря о том, что больше половины и не поняли бы ничего - они изъясняются на финском набором слов и имеют, вообще-то, квалификацию санитарок, грубо говоря.

Вчера в утренней смене были забыты несколько дневных обходов вообще, одной старушке забыли выложить лекарство на вечер (спасибо, что ей по вечерам звонит виртуальная медсестра, и она перезвонила на дежурный телефон об ошибке, я эту ошибку исправила), во многих местах не сделали то, что надо было, обходы запаздали на полтора-два часа, и ответственным за вечернюю смену назачен человек, который даже не был в тот день на работе. Телефон пришлось взять мне с собой (больше постоянных не было), и он звонил беспрерывно. Хотя у меня - свои обходы. В какой-то момент я действительно усилием воли удержалась от того, чтобы не швырнуть этот телефон со всего маха об стену. Но я понимала причину - количество ошибок последнего времени привело к повышенному уровню тревожности у пациентов и их родных: придет ли к ним вообще сегодня кто-то? Хотя мне и трудно понять, почему женщина каждый день звонит нам, что её маме надо сменить постельное белье, и не сделает это сама? Сделала бы, раз уж все равно находится на месте, и оставила потом рекламацию начальству.

Это воспринимается так тяжело... Это всё так неправильно... А идиотка-начальница в ответ на призывы сделать ряд конкретных шагов, только глазками мигает, и на слова, что "скоро у тебя не останется работников" выпалила "а никто их и не держит!". Хотя проблемы ухода за престарелыми уже месяца два полощут в прессе ежедневно. Из-за выборов полощут, конечно, не более того. Приходишь такая на работу, и видишь первым делом или каменную начальственную морду, или рыдающую/матерящуюся коллегу, или и то, и другое вместе. Будь с ногами всё в порядке, и я бы ушла из этой бригады, но увы. Можно бы и на больничный, но для него у меня один критерий "не могу функционировать", а до этого ещё не дошло. Использую шанс для прокачки пофигизма, но получается лишь отчасти. Работаем-то с очень уязвимыми людьми, не картошку перебираем.
Tags: ворчиллер
Subscribe

  • Томас Кромвель - эпилог

    возможно, изображение Кромвеля Кромвель умер, но машина пропаганды, им запущенная, продолжала работать. Машина антипропаганды, впрочем, тоже.…

  • Томас Кромвель - 25

    Пока Кромвель в Тауэре ожидал неизбежного, дела его величества Большого Гарри устраивались наилучшим образом. На основании показаний сэра Томаса…

  • Томас Кромвель - 24

    12 июня 1540 года Кромвель был занят составление письма королю. Это было более сложной работой, чем можно себе представить. В частности, Кромвель не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Томас Кромвель - эпилог

    возможно, изображение Кромвеля Кромвель умер, но машина пропаганды, им запущенная, продолжала работать. Машина антипропаганды, впрочем, тоже.…

  • Томас Кромвель - 25

    Пока Кромвель в Тауэре ожидал неизбежного, дела его величества Большого Гарри устраивались наилучшим образом. На основании показаний сэра Томаса…

  • Томас Кромвель - 24

    12 июня 1540 года Кромвель был занят составление письма королю. Это было более сложной работой, чем можно себе представить. В частности, Кромвель не…