mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Образование для ноблей в Средние века

Как известно, в средневековых дворянских семьях роль матерей в жизни сыновей ограничивалась тем, что они воспитывали их до 7 лет. После этого будущий рыцарь отсылался ко двору либо одного из дядюшек, либо к крестным, либо к сеньору отца. Ребенка могли даже отослать ко двору недавнего врага, то ли как вестника союза, то ли как заложника. Исключение составляли только старшие сыновья, которые должны были унаследовать титул. Они воспитывались в родном замке, вместе с детьми васалов отца и родственниками, присланными к их двору. Бастарды, признанные отцами, либо воспитывались в замке, либо также отправлялись ко дворам других ноблей набираться ума-разума.
Опять же, обращаюсь к Суламифи Шахар и ее книге «Детство в Средние Века».

До начала двенадцатого века обучение будущего рыцаря практически не включало академическиго образования. Неграмотен был Вильгельм Завоеватель, неграмотен был знаменитый Уильям Маршалл. Это не значит, что они ничего не знали. Просто их обучение было полностью основано на оральных принципах: учитель рассказывал, ученик запоминал, собеседования проводились.

С двенадцатого века, тем не менее, большая часть ноблей стала активно изучать письменную латынь. В тринадцатом и цетырнадцатом веках латынь уже входила в элементарное образование, но для желающих появились к тому времени переводы латинских текстов на национальные языки.

Будущих рыцарей школьным премудростям обучали обычно замковые каппеланы, местные клирики или монахи. Тем не менее, гораздо более важным для них было общение со взрослыми рыцарями, от которых они учились рыцарским классическим эпосам, ценностям, понятиям, осознаванию себя частью своего класса.

Прибывая ко двору сеньора, мальчик становился пажом. Его одевали, как маленького мужчину, обозначали круг его обязанностей, приучали к лошадям. Хотя с верховой ездой дети были знакомы еще дома, уже с трехлетнего возраста взрослые брали их с собой, посадив в седло впереди себя. Теперь их учили ухаживать за лошадьми, что должен был уметь каждый рыцарь. До 12 лет нагрузки, даваемые детям в практичской тренировке, были ограниченными. Поскольку все замки с их укладом жизни и системой постройки были довольно одинаковы, перемещение из своего дома в чужой было для детей менее болезненным, чем для тех, которые отправлялись для обучения в мостатыри, для духовной карьеры.

Серьезная военная подготовка начиналась с 12-ти лет (хотя некоторые теоретики воспитания, как Эгильдиус Романус, считали, что более подходящим возрастом было бы 14 лет). Для начала, будущим рыцарям укрепляли руки: бои на палках, поражение цели, врестлинг, стрельба из лука... Мальчиков также брали на охоту, где их главным делом было учиться управлять конем. Это тоже считалось частью военной подготовки, разумеется. И это было делом нелегким. Некоторые учились, как дрессировать охотничьих птиц. Все начинали с охоты на мелкую дичь, переходя постепенно на все долее крупную. Хотя охота и считалась главной рыцарской забавой в мирное время, занятие это было довольно опасное. Тяжелые травмы и гибель во время охоты были делом обычным. Военное обучение заканчивалось к 15-ти годам, и у мальчиков начиналась взрослая жизнь.

В этом возрасте они обычно становились оруженосцами у рыцарей, и затем посвящались сами в рыцари в возрасте 17 – 19 лет, но бывали случаи, когда в рыцари посвящали сразу по окончанию военных тренировок, и что 15-летние уже участвовали в битвах. К концу средних веков система рекрутских наборов произошли такие изменения, что особено английская молодежь стала вступать в ряды рыцарства позже, а то и не вступать вовсе.

В обучении занятия происходили в общей группе, состоящей из детей разного возраста. Как группа, дети принимали также участие в упражнениях со взрослыми. В монастырях система была той же, но в свободное время детей держали от взрослых отдельно. Будущих военных от взрослых не отделяли. Они росли в мужском мире оружия, конюшен, лошадей и собак, эпосов, национальной культуры, но также и страстей, высоких и низких. Главной целью такого обучения было не только научиться ремеслу военного, но и заслужить уважение, одобрение, и занять свое место в неформальной иерархии группы. Эта группа становилась боевой единицей, которая в процессе тренировок иногда участвовала в учебных турнирах против своих родителей и родственников. Разумеется, дети играли, даже будущие рыцари. Помимо чисто дисциплинарных игр, популярны были игры с мячом, что-то вроде тенниса, волейбола, гольфа – их средневековые аналоги. Популярны были игры в шахматы и трик-трак.

Часть закончивших обучение юношей оставлись в замке, становясь оруженосцами при сеньоре, и переходя в подчинение замкового коннетабля или маршала. В мирное время они составляли сопровождение, в военное становились ядром армии. Старшие сыновья, после окончания их обучения, тоже отсылались на службу сеньору, иногда до посвящения в рыцари, иногда – после. Некоторых отсылали в компании взрослых рыцарей в поездку от одного крупного двора сеньора к другому, с тем, чтобы они могли послужить некоторое время при одном из них, или при нескольких. Собственно, эти были именно те квесты, которыми полна литература рыцарства, но насколько добровольно они предпринимались? По сути, это были просто поиски работы и, помимо прочего, подходящей жены. Одно не исключает другого.

В обеих версиях «Тристана», голавный герой учится у своего сеньора чтению, письму, семи изящным искусствам, изучает несколько иностранных языков и закон страны. В квест он отправляется не только для того, чтобы послужить при разных дворах, но и для того, чтобы усовершенствовать знание иностранных языков, законов, отличных от законов его страны, и набраться жизненного опыта. Разумеется, это – образ идеального рыцаря, к которому в реальной жизни редко кто даже приблизительно приближался, но, все-таки, некоторые стандарты этот образ устанавливает.

Не все дети ноблей автоматически становились рыцарями или прелатами. Некоторые, получив, тем не менее, военное образование в любом случае, отправлялись в университет, обычно на юридический факультет, или в специальные школы юриспруденции (в Англии). Закончив обучение, они становились юристами и администраторами при крупных дворах сеньоров. Эти дети не покидали дом так рано, как их ровестники, предназначенные для рыцарской карьеры, и в университет их практически всегда сопровождал наставник, который и в учебе помогал, и за парнем приглядывал.

Практика отсыла детей для воспитания критиковалась и во времена Тристана, и продолжает критиковаться в наше время. Церковь в Среднии века относилась к этой практике, вцелом, негативно, считая, что детей должны воспитывать их собственные родители, но не предпринимала ничего, чтобы эту практику прекратить. На самом деле, существовали хорошие причины для того, чтобы отсылать сыновей из замков, потому что существует довольно много литературных примером 13-14 столетий о вражде даже между отцом и его старшим наследником, не говоря уже о вражде между братьями. Кроме того, распределение мужчин семьи по разным замкам предотвращало опасность уничтожения всей семьи во времена династических распрей.

Девушки из благородных семей в 13-14 веке получали не менее основательное образование, чем юноши. Их учили читать, писать, обучали как минимум одному иностранному языку, игре на музыкальных инструментах, пению, поэзии, этикету и искусству составлять музыкальные композиции. Их обучали арифметике, в некоторой степени Латыни (как минимум, церковной), давали уроки оказания первой помощи и народной медицины. Помимо этого, девушки обучались верховой езде, искусству выращивать и тренировать охотничьих птиц, танцевать, играть в шахматы, сочинять и рассказывать истории. Это помимо вышивки и неизбежного прядения, которым в Средние века занимались женщины и в лачугах, и во дворцах. Девушек учили управлению дворцовым хозяйством, сначала через наблюдение за тем, как это делают старшие, и затем доверяя им определенные сферы ответственности.

В тринадцатом веке, когда уровень образования, даваемого детям ноблей, стал довольно высоким, начало проявляться неравенство в образовании девушек и тех юношей, которые не шли на военую службу. В университеты девушек не отправляли. Несмотря на то, что многие известные по оставленной переписке и по истории женщины были очень эрудированы и широко образованы, свое «высшее» образование они получили уже взрослыми. Была в образовании девушек еще одна особенность. Если для молодого рыцаря, преуспевающего в завоевании иерархического признания и в военном искусстве, скромность большим достоинством не считалась, то девушек с самого раннего возраста, наставлениями и литературными примерами, этой скромности учили. Скромности, жертвенности, и тому, что называется «блюсти себя». Последнее, впрочем, вылетало у дев из головы довольно быстро, ровно в тот момент, когда какой-нибудь пригожий, свежеиспеченный рыцарь проявлял конкретный интерес.

Отношения с родителями редко описываются в средневековой литературе, но есть довольно забавная история (в «Персевале») о маленькой Обелот, которая просит одного из рыцарей стать ее собственным рыцарем, на что он соглашается, что когда она вырастет, он будет служить ей своим мечом, но уточняет, что после этого пройдет не меньше пяти лет, пока он попросит ее о любви (то есть, когда ей будет около 17 лет). Обелот хочет, как взрослая леди, дать ему «что-то свое», но подружка шепчет в панике, что у них ведь ничего нет, кроме кукол, и что если ее кукла, по мнению Обелот, красивее, то она может забрать ее. Обелот бежит советоваться к отцу, который поднимает ее на лошадь впереди себя, целует, и говорит, что они сейчас поедут к матери, и что-нибудь придумают. Обелот просит, чтобы подружку тоже покатали, и один из рыцарей поднимает ту в свое седло. Потом отец с матерью обещают девочке, что ей специально сошьют прекрасное платье, как у взрослой, чтобы она могла отдать рукав этого платься «своему» рыцарю, как полагается.
Tags: Средневековая Англия
Subscribe

  • Дарем, самые своеобразные принцы-епископы/7

    Сын короля Генри II от замужней дамы Нест Блоэ, Морган, был избран епископом Дарема в начале 1215 года. Папа Иннокентий III поставил условием своего…

  • "Секреты дома Йорков"/28

    Итак, "летопись окончилась моя", или чем всё дело кончилось, в этой альтернативной истории г-жи Салмон. Эдвард IV и Элизабет Вудвилл получили…

  • "Секреты дома Йорков"/27

    Я недооценила г-жу Салмон - располагая Эдварда IV и Элизабет Вудвилл "в исторический контекст", она таки приходит к выводу, что знак Ордена Подвязки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments