?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
В здоровом теле здоровый дух?
sigrig
mirrinminttu
Оказывается, нет/не всегда/смотря что считать здоровым телом. В Финляндии на пенсии по нетрудоспособности на 2016 год находилось 64 000 человек с диагнозом "депрессия". Это аж 42% от общего числа нетрудоспособных, и женщин среди них около 2/3. Самое неприятное в этой тенденции то, что люди становятся нетрудоспособными по причине депрессий в более молодом возрасте, чем по другим причинам, и возвращаются в рабочую жизни из этой группы единицы.

Aiheeseen liittyvä kuva


Причем, получить пенсию по нетрудоспособности в Финляндии очень трудно. Решение принимают врачи-консультанты Национального Пенсионного Департамента, которые в глаза не видели тех, чьи судьбы решают, и открыто проинструктированы на критическое отношение к выводам лечащих врачей о нетрудоспособности пациента. По логике, что если у лесоруба не работает рука, он все равно может работать хотя бы сторожем. По их логике, разбитый артритом человек может переучиться на специальность, где он будет работать головой. Но в случае с психическими заболеваниями, риск, связанный с присутствием психически неадекватного человека на работе, слишком высок. Поэтому, по причине нарушения психического здоровья, нетрудоспособность обычно дают сразу.

Проблем с такими пенсионерами несколько. Во-первых, сама система начисления пенсий в этой стране настолько кривая и настолько связана со стажем и с заработками, что молодой нетрудоспособный пенсионер враз оказывается далеко за чертой бедности. Соответственно, ему полагается доплата от государства до прожиточного минимума, а все государственные доплаты и льготы грузят бюджет. Во-вторых, Финляндия никак не может добиться занятости хотя бы 72% населения в рабочем возрасте. Соответственно, ситуация, когда в день около 8 человек по стране уходят с работы по причине нетрудоспособности из-за депрессии, рассматривается катастрофической. Была даже притянута практика отправлять таких пациентов на частичную нетрудоспособность, чтобы они трудились хотя бы часть времени, но, несмотря на громкую кампанию о том, как благотворно влияет на больную психику вовлеченность в трудовую жизнь, эффект получается скорее негативный. Потому что, между нами, у многих изначально причиной депрессии стали перегруженность и постоянный стресс на рабочем месте.

Второй профилактикой и панацеей от сбоев психики была объявлена физическая активность. Но что-то пошло не так. В Финляндии, все работающие люди являются клиентами системы рабочего здравоохранения (параллельно с муниципальной), то есть все базовые исследования работающего сектора населения проводятся там. И психологи этой системы отметили, что психика начинает трещать по швам не у тех увальней, для которых дневная физическая нагрузка состоит из переходов от стула к стулу, а именно у тех, кто физически активен 24-30 дней в месяц с продолжительностью каждой тренировки от 90 минут и больше. То есть, "человек не создан для движения с привкусом крови во рту", как выразилась одна психолог.

Поскольку на данный момент в мире около 450 миллионов человек страдают от депрессии, и каждый год на почве депрессии около 800 000 человек совершают самоубийства (и больше половины самоубийц моложе 44 лет), WHO рассматривают депрессию более опасным и массовым заболеванием, чем AIDS и рак. Там даже считают, что мы имеем дело с ситуацией, которую в 2030-м году можно будет классифицировать эпидемией.

В общем, американцы исследовали с начала 2000-х миллион человек, пытаясь выяснить, насколько физическая активность способна выправить положение. Речь в статье, которую я читала, по-видимому, идет об этой работе: "Physical activity and mental health in the United States and Canada: Evidence from four population surveys", Thomas Stephens, Ph.D

По результатам исследования, на будни среднестатистического человека приходятся около 2-3 дней значительного стресса или депрессивного состояния в месяц. Лучше их переживают физически активные люди (в понятие физической активности исследователи включили и обычную домашнюю работу). Из этой группы, с депрессивным или перегруженным состоянием лучше справлялись те, кто занимается социальными, групповыми видами спорта. Оптимальным для ментального здоровья временем ежедневной физической активности оказался отрезок в 30-60 минут. Те, кто был активен дольше, чувствовали себя более уставшими и подавленными чем те, кто вообще физически не напрягался.

Финский психолог, о котором я выше упоминала (Анна Лохман) объясняет результат так, что не сами физические перегрузки порождают депрессию, а то, что перегружать себя склонны именно люди, уже имеющие какой-то надлом в психике. Маниакальная активность вообще свойствена людям, страдающим комлексами и убежденным в своем вопиющем несовершенстве по сравнению с другими. Век соцсетей и инстаграммов эти комплексы только усиливает. Там, где человек со сбалансированной психикой или ухмыльнется явному фотошопу, или пожалеет "фитоняшек", или (скорее всего) просто пролистает ему не интересное, человек с повышенной уязвимостью почувствует давление соответствовать, даже четко понимая, что видит фотошоп, и что зацикленность на питании и спорте не нормальна для человека, чья карьера с ними не связана. И чем больше бедолага себя истязает, чем объективно ближе он становится к намеченному идеалу, тем хуже он себя чувствует. Потому что тело начинает бунтовать, и этот бунт тела обрушивает психику.

В общем, не вдаваясь в глобальные проблемы типа "всё наше общество больно", относительно физической активности, сравнимой с часом-получасом аэробики в день, можно сказать, что она физически закаляет человека, и делает его психику более устойчивой. Больше можно, но не более 24 дней в месяц. И "таскать железо" в зале для психике гораздо полезнее, чем аналогичные занятия приватно.