?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Тонкости реала и искусственный интеллект в действии
sigrig
mirrinminttu
Я не знаю, откуда он завелся в нашей электронной базе пациентов, этот интеллект. Вообще, понатолкано в эту базу много - истории болезни, результаты оценки физического состояния и памяти, соглашения по оказанию услуг, учет плана посещений... да много чего ещё. На всё население страны. Плюс к этому - мобильная версия через смартфоны нашей службы лечения и ухода на дому. Но вот насчет интеллектуальности всей этой системы у меня были серьезные сомнения до последнего времени. Очень уж она коряво работает.



В общем, прихожу я в четверг, и, как ответственная по вечерней смене, начинаю распечатывать листы посещений. Я ещё помню тот жуткий ужас, когда расписывать эти посещения надо было вручную. Список выходящих в смену с одной стороны, список пациентов с другой, а надо расписать, кто к кому пойдёт. Время контактной работы, без учета ходьбы от адреса к адресу, офисной работы и перекуров, не должно превышать 4,5 часов. На самом деле, получается не менее пяти часов, и это очень много для смены, когда у первого пациента надо быть не раньше 16 часов, а смену закончить надо в 22:00. Ну вот, распишешь работу, раздашь листы, и начинаются крики по нарастающей.

Каждому кажется, что у другого лист легче. Конечно, одно дело - просто зайти и дать лекарство, и совсем другое дело, когда пациент живет еще, по его мнению, где-то в 1938 году, и не помнит, где у него в квартире туалет. А установка партий и правительства такова, что каждый должен жить до упора у себя дома. И лечиться тоже. И это ничего, если старушка при каждой попытке встать со стула оказывется на полу. Если ничего себе не сломает, Скорая забрать в больницу откажется. А если сломает, то в больнице загипсуют и "мобилизуют" домой на следующий день. Есть у нас и сравнительно молодые пациенты, но они, как правило, настолько с головой не дружат, что даже дверь отказываются открыть (не все выдают ключи нашей службе, и именно эта категория особенно склонна к обороне рубежей). "Я знаю, кто ты!" - орет одна такая через дверь. "Ты - жена Гитлера!". Да, там только 10 минут на посещение, дать лекарства. Вернее, тетка выносит лекарства к двери и принимает их на глазах медсестры, за порог она никого не пускает. По факту, чаще всего медсестра проводит за дверью минут 30-40, потому что лекарства дать мы обязаны. А тетка не откроет, если она, скажем, сериал смотрит или просто настроение у неё такое.

Кстати, пациенты у нас уже лет 8 как в категорию клиентов перешли. По мнению руководства, клиент - это корректнее, потому что слово "пациент" ставит медика и того, кому он помогает, в неравные условия. Можно сказать, зависимые. Ну, для 99% нашего контингента без разницы, как их называют, но вот родные и близкие! Эти требуют практически услуг сиделок, но эти услуги ничего не должны стоить. Не говоря о том, что сиделок можно нанять в частном секторе, но никак не в системе государственного здравоохранения. Говорят, что у мамы/папы маленькая пенсия. А то, что там в анамнезе могут быть квартиры и акции, то это трогать нельзя, это для внуков-правнуков. Иногда из-за подгузников истерики закатывают, честное слово. И нет, пришедшая к маменьке дочь или внучка даже еду старушке в микроволновку не закинет подогреть. Будет смотреть на часы и ждать нас, ибо "за усе уплочено". Исключения есть, но они достаточно редки. Дети действительно будут жаловаться в газету на всю страну, что их родителей не вымыли в душе в оговоренный в договоре день, а только на следующий. Сами они и пальцем не пошевелят.

Да-да, договор есть договор, и да, наши услуги оплачиваются в зависимости от обеспеченности пациента и количества времени в неделю, которое необходимо для оказания оговоренных услуг. Проблема только в том, что никто не хочет платить больше минимума. А стоимость оплаты может измениться на несколько сотен в месяц, если прибавить хотя бы 5-10 минут в день. Пациент просто переходит в другую категорию тяжести ухода. Понятно, что живущая на минимальную пенсию бабка, у которой нет никаких других доходов, платит меньше, чем состарившаяся домохозяйка, которая вообще никогда не работала, но унаследовала от мужа недвижимость и акции. Но деньги состарившейся домохозяйки будут экономить дети, которые этими деньгами распоряжаются, и они не согласятся на увеличение стоимости нашей помощи. То есть, если эта домохозяйка совсем дряхлая, и не способна делать вообще ничего, мы часто делает работу вдвое дольше, чем это оговорено, то есть, практически, город (наш работодатель) недополучает каждый день изрядные суммы. Потому что ресурсы подразумевают 20 минут, а медсестра крутится там 40 минут.

Естественно, из медсестер и фельдшеров в нашей службе задерживаются только те, кто в состоянии работать автономно. Мы умны, выносливы, умелы - и бесконечно самоуверенны и с силой воли высше средней. Мы - не коллектив. Мы все индивидуалисты, работающие на одну цель. Потому что без этих качеств у нас не выдержать. Потому что "в поле" есть только ты и пациент, которого ты можешь обнаружить, открыв дверь, практически в любом состоянии. Ты ему и нянька, и спасатель, и уборщица, и психотерапевт, и повар, и соцработник, и контакт с внешним миром, и врач. Потому что никого другого нет. Надо много знать и уметь всё, вплоть до приблизительной диагностики. Раньше в тревожных случаях можно было хотя бы Скорую вызвать, сейчас Скорая не приедет, если пациент в сознании и хотя бы ограниченно функционирует. Изрядная часть нас, медсестер, имеет в анамнезе академическое образование, опыт работы в совершенно других сферах, и пришла в медицину уже взрослыми, получив специальное профессиональное. Потому что, в условиях постоянно колеблющегося рынка рабочей силы, хочется обеспечить себе "на старости лет" верную профессию, на которую гарантированно будет спрос при любом состоянии экономики.

Кстати, бригады скорых у нас состоят из медсестр и медбратьев. Фельдшер ездит отдельно на легковой, если его вызывает бригада. На моей памяти, такое было только раз - когда у молодого мужчины была серия эпилептических приступов прямо в присутствии бригады Скорой, и он не реагировал на оказываемую помощь. Консультация врача запрашивается по телефону. Например, в случае исключительно низкого давления. Но в основном бригада Скорой просто применяет прием, который почти всегда срабатывает. "Ну что, в больницу поедем, или дома хочешь остаться?", - спрашивают. "Дома!", - радостно кивает бабка.

Вот здесь, дорогие товарищи, мы наблюдаем другую сторону понятия "клиент". Потому что в переводе с человеческого на бюрократический, речь идет о передаче ответственности. Когда я вызываю Скорую, не будучи сама в состоянии купировать ситуацию, я передаю ответственность за пациента им. А они, подводя клиента к изъявлению желания остаться дома, передают ответственность самому клиенту. Потому что уважение изъявления свободной воли абсолютно. Даже если клиент явно не вполне адекватен и в состоянии оценить степень риска своего решения. Если не признан официально недееспособным, он один принимает решение.

Короче. Сами можете себе представить, сколько всего приключается за одну смену. Это я не говорю о тех пациентах, которым нужны две медсестры. Либо потому, что человека надо поднимать подъемником, либо из-за агрессивности пациента. Это вообще адище, когда две медсестры должны пересечься в определенный час на каком-то адресе. Разумеется, нас всегда "в поле" настолько мало, насколько это возможно, чтобы не нарушить законы. Работники - основная часть расходов любой системы. Средний возраст работников нашей системы - от 40 до 60, а теперь будет и до 65. Правда, сейчас уже вышли на работу выучившиеся дети первых мигрантов (Сомали, Руанда, Афганистан, Вьетнам, Мьянма и пр.), им от 25 до 35. Многие, кстати, работают великолепно. Между прочим, в домах для престарелых, куда попадают те, кого уже совсем нельзя оставить дома, даже с максимальной помощью нашей службы, работают практически полностью не-финны.

Ну вот, возвращаясь к искусственному интеллекту. Лет 5 назад наша служба начала работать со смартфонами. через которые мы имеем постоянную связь с базами данных клиентов-пациентов. Заодно работодатель видит, как мы расходуем свое время, потому что в каждой квартире есть специальные штрих-коды, на которых мы регистрируем время прихода и ухода. И распределение работ стало происходить при помощи специальных программ. Листами по-прежнему никто не доволен, и мы зачастую сами их оптимизируем, переводя друг у друга посещения себе, чтобы минимизировать беготню между адресами. Но атмосферу в бригаде такая система улучшила намного. Теперь народ невольно кооперирует между собой, оптимизируя листы, а не грызет друг другу глотки.

Каждый из нас имеет сетевые имена, то есть, когда ты открываешь список пациентов, которые надо обойти за вечернюю смену, ты проверяешь, чтобы все они были распределены "по ресурсам". Но, помимо постоянного персонала, которого просто не хватает, у нас вечно в смене ещё и почасовые работники, из фирмы аренды рабочей силы (которая тоже принадлежит городу, ха-ха), и их работы закрепляются на специальные ресурсы. В общем, вижу в системе, что нас в смене не пять человек, как обычно, а шесть, и двое из них почасовые. Ну и ура, хотя странно. Настолько, что я решила распечатать листы всем, хотя посещения и так видно через смартфоны.

Выяснилось, что в смене нас все-таки пять, а шестой лист создала сама программа, использовав для этого один из ресурсов для почасовых. Это бы ещё ничего, если бы вся система стационарной базы, через компьютеры, не рухнула через несколько минут после того, как я распечала листы. Наверное, упала в обморок от собственной храбрости. Ну ничего, раскидали между собой посещения из "лишнего" листа. Хорошо, что была распечатка.
Метки:

  • 1
Мир будущего наступает.

И получается, что он гуманнее - решил, что работы для пяти многовато, сделал листы на шестерых)))

  • 1