?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Вильгельм Руфус - приключения короля Дункана
sigrig
mirrinminttu
Критерии подходящего для Англии шотландского короля были просты: он должен был быть знаком с обычаями политических практик норманнов в целом, знать политическую культуру двора Вильгельма Руфуса, и должен был принести оммаж английскому королю, но при этом должен был восприниматься шотландцами как свой. Последнее условие исключало, собственно, потомков Малькольма III от Маргарет. Но брак с Маргарет был для Малькольма вторым, и у него был сын с правильным именем Дункан от первого брака - с Ингеборг Финнсдоттир, племянницей аж двух норвежских королей.



Дункан II Шотландский, Jacob de Wet II, 1673


Когда Завоеватель отжал в 1072 году у Малькольма Кумбрию и Нортумбрию (в ответ за разорительнейшие набеги Малькольма на северные области Англии), короли решили, что Дункан будет отправлен для воспитания ко двору Завоевателя, в Нормандию. С одной стороны, мальчик был бы заложником, с другой стороны, характер Маргарет Уэссекской, новой жены Малькольма, не предполагал, что паренек рос бы при шотландсвом дворе счастливым. Собственно, Маргарет вообще считала Ингеборг наложницей, а не супругой Малькольма, потому что брак был заключен «по датскому обычаю», и не был законным для благочестивой королевы, так что Дункана она считала бастардом. Малькольм же, несмотря на всю свою воинственность, в семейных делах был человеком добрым. Мир с Завоевателем дал ему шанс обеспечить Дункану лучшую долю, чем тот имел бы рядом с ревнивой мачехой (он же был перворожденным сыном), и Дункан отправился в Нормандию.

Что и говорить, при дворе Завоевателя и рядом с Робертом, Дункан жил счастливой для молодого человека жизнью. Учился, дрался, с упоением овладевал искусством кавалеристской науки, и был произведен Робертом в рыцари. Он свободно говорил по-французски, усвоил обычаи норманов, и лично знал всех активных в политике духовных и светских лордов. Что ещё лучше, Дункан научился понимать политику во всех её хитросплетениях, что избавило молодого человека от зашоренности. Неудивительно, что когда смерть Завоевателя сделала Дункана свободным выбирать, где он хочет жить, сын короля Шотландии уехал с Вильгельмом Руфусом в Англию, женился на Этельреде, дочери графа Нортумбрии, и стал вести жизнь аристократа-землевладельца, с многочисленными придворными обязанностями. Как ни крути, хоть принца и отослали из Шотландии, он оставался шотландским принцем.

Не похоже, что Дункан, после возвращения, как-то общался со своим отцом, потому что влияние Маргарет Уэссекской на мужа привело к тому, что Малькольм нарушил аж два правила, назначив своим наследником Эдварда. Для начала, в Шотландии власть должна была передаваться не от отца к сыну, а от брата к брату или даже кузену. Это правило далеко не всегда соблюдалось, но оно было. Во-вторых, если уж король был достаточно влиятелен и популярен для того, чтобы волевым решением назначить наследником короны сына, это должен был быть именно старший сын. То есть, Дункан. Когда Мальком обозначил наследником старшего сына от Маргарет, а не вообще старшего сына, Дункан понял это как знак, что для него места в Шотландии нет, и к новой семье отца он не принадлежит. Так что его семьей стала familia regis Вильгельма Руфуса, и своего сына он назвал Вильгельмом (Руфус был крестным отцом ребёнку).

Тем не менее, амбиции перворожденного сына короля никуда, похоже, у Дункана не делись. Вильгельм Руфус не мог просто объявить своему придворному, что «а теперь ты будешь королём Шотландии». То есть, мог бы, но это бы подразумевало, что все военные и политические усилия по завоеванию трона для своего протеже берет на себя король. Поход же Дункана был не более чем добровольным рейдом смелого авантюриста. Был кинут клич добровольцам, и «принц в изгнании» обзавелся через него некоторым количеством английского (нортумбрийского) и французского контингента, которые встали под его знамена за свой счет и на свой риск.

В конце концов, Дункан не зря провел столько лет при нормандском дворе. Как приграничный барон, он был всей душой за оммаж и идею, что нападения шотландцев на приграничные области Англии должны прекратиться. В плане оммажа Вильгельму у него проблем не было. Но он прекрасно знал, что, во-первых, его поход не должен спонсироваться из королевской казны. Руфус был щедр, и не оставил бы старого приятеля без помощи, но Дункан не хотел выглядеть в глазах шотландцев марионеткой. Во-вторых, Вильгельм должен был церемониально признать права Дункана на престол Шотландии максимально торжественным образом, что и было сделано на церемонии принесения оммажа. Тогда, кстати, Вильгельм озаботился публично огласить, что Дункан – рыцарь, что заставило некоторых историков сделать вывод, что Руфус произвел Дункана в рыцари. На самом деле, это был Роберт, но ситуация 1093 года требовала торжественности, и ритуал был оглашен Вильгельмом.

Впрочем, имеется мнение, впервые высказанное Джоном Вустерским, что рейд Дункана в Шотландию не был авантюризмом с подачи Вильгельма Руфуса, а результатом многолетней кропотливой работы по налаживанию связей среди шотландских баронов, проводимой самим Дунканом. Возможно, эта мысль была высказана в связи с обстоятельствами гибели Малькольма. В конце концов, нападение из засады подразумевало наличие информации от источников в ближайшем окружении Малькольма. Возможно, это было логическое заключение по фактической ситуации при дворе Малькольма. Королю Шотландии было за 60, и вопрос о его преемнике был более чем своевременен, а напряжение между сторонника Маргарет Уэссекской и традиционалистами действительно существовало.

Совершенно не исключено, что решение Дункана покинуть Нормандию и стать членом familia regis Руфуса изначально имело целью завоевания шотландского трона. Кто знает.
К сожалению для Дункана, практическая политика в Шотландии оказалась бесконечно далёкой от красивых стратегических решений, сделанных предварительно. Если эти решения были, конечно. Дело в том, что среди сторонников Дункана были его тесть Госпатрик (разумеется!) и... его единокровный брат Эдмунд.

В искренности поддержки дела Дункана Госпатриком можно не сомневаться, какой же нортумбрийский лорд отказался бы иметь зятем короля Шотландии! Но – поддержавшие Дункана шотландцы, справедливо подозревающие, что иностранцы, пришедшие с новым королем, нацелились на получение шотландских земель, потребовали, чтобы тот отослал англичан и французов прочь. Таким образом, Дункан лишился своей главной поддержки.

Что касается Эдмунда, то тот Дункана просто предал. Очевидно, он поддержал единокровного брата только для того, чтобы загрести жар чужими руками. Очень похоже, что он тайно заключил с 62-летним Дональдом, не имевшим сыновей, договор, что сдаст ему Дункана, если Дональд сделает его, Эдмунда, своим наследником в будущем и соправителем в настоящем.

В результате, ставший в мае 1094 года королём Дункан был убит (из засады) уже в ноябре, и Дональд снова стал королём. Что касается Эдмунда, то стал ли он соправителем – не известно. Его можно найти в некоторых списках шотландских королей, но, в принципе, в приличных кругах о нем предпочитали не упоминать, потому что он был дважды предателем: сначала предал свою династию, а затем – своего соратника. Поэтому достоверно известен только финал его жизни, но не «шотландский» период биографии.
Метки: