mirrinminttu (mirrinminttu) wrote,
mirrinminttu
mirrinminttu

Categories:

Рассуждения о Зле

В 2008 году я прочла довольно неполиткорректную статью психиатра-реабилитационника Эйлы Сайлас. Как врач, работающий в больнице для душевнобольных, Сайлас имеет дело с конкретикой, которая намного менее привлекательна, чем чисто теоретические копания в человеческой душе и в подсознании. Конкретный псих – это безумно утомительное создание, насколько я сама могла заметить. Настолько утомительное и раздражающее, что всякий интерес к его психике у обычного человека куда-то испаряется. Хочется сделать что-то, что позволит замести этого неудобного индивида в угол, под веник.

Сайлас утверждает, что именно это общество и пытается сделать. Например, после двух терактов в школах и последовавшим за ними неуправляемым шквалом провокационных звонков-угроз от учеников школ, лицеев и училищ во всех уголках Финляндии, правительство просто приняло решение о выделении дополнительного бюджета школьной психиатрии.

Само по себе внимание к психике подрастающего поколения – это очень хорошо, но вот что беспокоит практикующего психиатра: слепая и наивная уверенность общества в том, что все, что не укладывается в его, общества, представление о норме, является психическим заболеванием. Это означает, что от психиатров ожидают «исправления» выбраковки лекарствами и добротой. «Понимаете, это наивно – предполагать, что зло из человека можно изгнать поцелуями!», - говорит Сайлас. «Некоторые люди просто-напросто плохие люди, которые творят зло совершенно сознательно. Психических заболеваний у них нет».

В качестве примера Сайлас приводит британского доктора Харолда Шипмана, который в качестве семейного врача отправил за 30 лет практики на тот свет сотни своих пациентов. Как только о его «хобби» узнали, Шипмана немедленно объявили душевнобольным, хотя буквально за день до скандала он считался абсолютно здоровым, всеми уважаемым, добрым доктором.

В первую очередь у людей вызывают справедливое опасение шизофреники, которых отправляют из больниц прочь с рецептом в кулаке сразу, как только удается снять обострение состояния. По идее, шизофреник должен самостоятельно ходить в реабилитационные группы и вовремя принимать лекарства – и все будет хорошо, гражданин может жить и функционировать дальше, как полноценный член общества и коллектива.

Проблема в том, что шизофреники очень редко принимают свои лекарства добровольно, да и у самих лекарств есть масса пренеприятнейших побочных эффектов. Вот и выходят шизофреники периодически с топориком или ножом в люди. Порешат несколько случайных жертв – и заявляют, что это им голоса в голове нашептали так поступить. Разбирайся потом, правда это или нет. Народ железно хочет шизофреников прочь, за надежную ограду. Специалисты же утверждают, что если всех шизофреников страны (речь шла о Швеции) пожизненно изолировать, количество совершаемых преступлений уменьшится «всего» на 5%. Звучит, как ничтожный результат, но на практике – слабое утешение там, кто входит в эти 5% жертв.

В наши дни в Финляндии считается просто неприличным заявлять, что кто-то может быть от природы жесток, зол или глуп. Принято считать, что каждый человек рождается либо хорошим, либо, как минимум, нейтральным. Этаким чистым листом бумаги, на котором жизнь пишет свои письмена. Чушь, конечно.

Я лично знаю людей, попавших от рождения в земной ад, но устоявших и выросших по-настоящему хорошими, эмпатичными и ответственными людьми. Знаю я и тех, кто родились с серебряной ложкой во рту, но уже в довольно раннем возрасте проявили чудовищную сущность, и к 20 годам превратились в настоящих подонков. Справедливо и обратное, позволяющее счастливцам самодовольно заявлять, что от «апельсинки не родятся осинки». Отрицание же возможности врожденной глупости ставит ребенка перед невыносимой дилеммой. Его начинают воспитывать, перебрасывать в «спецгруппы» и заставляют проявить, наконец, таланты, которые ДОЛЖНЫ быть у каждого. А если проявлять нечего?

Но меня заинтересовало понятие зла.

Не помню, в какой фэнтезийной истории (не у Лукьяненко ли?) герой рассказывает сказку о справедливом короле, который накормил голодных и обеспечил сирых и убогих. Вот только преступность в его королевстве почему-то продолжалась, причем серьезная. Пошел тогда король в тюрьму, спрашивать у разбойничков, что их, бедных, довело до жизни такой. Старый бандит спросил короля, верно ли то, что весь пакет социальных акций короля направлен на то, чтобы каждый человек мог жить так, как ему хочется? Не изнуряя себя заботой о куске хлеба? Король согласился, что так оно и есть. Тогда бандит рассмеялся: «Вот и мы живем именно так, как нам хочется».

Википедея формулирует понятие зла так:

«Зло — понятие нравственности, ... означающее неприемлемость той или иной нравственной категории, которая может быть в практическом отношении выражена по-разному, как, например, причинение ближнему вреда, ущерба, страданий. Собственно злом является не сам ущерб или вред, а сознательное намерение его причинить. В этом смысле зло может причинить только существо, обладающее свободной волей. ... Вред, причиненный неумышленно или явившийся неудачным стечением обстоятельств, игрой случая, а не намерением свободной воли (злой воли) не считается злом».

Согласна. Вопрос в том, почему у кого-то может злая воля возникнуть?

Церковь и определенного толка литература (например, «Замок в лесу» Мейлера) утверждают, что некоторые души еще до рождения отмечены печатью Сатаны. Нуууу.... Уж очень притянуто за уши, по-моему. Опять же, очень плохо сочетается с идеей Доброго Бога. Какая доброта в том, чтобы обречь еще не родившегося на зло, а заодно обречь его будущих жертв?

Ученые (например, из Университета Вирджинии) склонны искать «код преступника» в его ДНК. Понятно, что человечество, еще не оклемавшееся от евгеники и чисток всякого рода, особенно подобным поползновениям не радуется. Это, конечно, правдоподобнее «печати Сатаны» (или это она и есть?), но: не все особенности, записанные в ДНК человека, проявляются. Во всяком случае, это точно подтверждено исследованиями «наследственных» заболеваний.

Допустим, ожидающей мамаше сделали тест, показавший, что в ДНК ее дитяти есть код убийцы. Как это будет выглядеть на практике? И какие предложения будут со стороны врачей? Каков процент вероятности, что этот код «проснется» в конкретном человеке? Даже на тест выявления даунизма многие не идут, и даже те, кто знает о даунизме вынашиваемого ребенка, по большей части от абортов отказываются, да еще и жалуются по инстанциям на врачей, это предложивших. Понятно, что таким путем от проявлений зла человечество тоже не избавится.

Та же Википедия (кажется...) анализирует попытки человечества разобраться с вопросом о происхождении и присутствии в жизни зла таким образом:

«Все... так переходит друг в друга, что дурное оказывается необходимым условием хорошего, а хорошее — необходимым условием дурного.

Для неоплатонизма, который видел низшее вытекавшим из более высоких и высших источников, и стремившимся обратно к ним, необходима была в качестве связующего звена между низшим и высшим мирами идея, что разум может пользоваться злом и в добрых целях; ее высказал Плотин (Enn. III, 2, 5).

Точно так же для благочестивого христианина с давних пор существовало необходимое связующее звено между его представлением о Боге и его знанием мира, в соответствии с которым злое и дурное совершается по воле Божьей и в соответствии с его целями, что Бог, как сказал Гаман, делал недостойных орудием своей скрытой воли.

Грехи и несчастье, так настойчиво учила и теодицея Лейбница, по причинам более высокого порядка не исключены полностью из природы вещей и почти ничего не значат по сравнению с добрым, более того, служат высшим благам.

Подобным образом думал и Шефтсбери.

Проницательный реалист Макиавелли считал, что в каждом институте, как бы необходим и полезен он ни был в начале, скрывается присущее ему зло, и известно, как он, наоборот, стремился достичь хороших и больших результатов с помощью средств, которые сам же называл дурными и злыми.

Для исторической картины, нарисованной Вики, принципиальное значение имела мысль, что ограниченные аффекты людей служат божественным средством для создания более высокой культуры.

Эта идея ожила в учении Гегеля о хитрости разума, который ставит себе на службу и неразумное.

Позитивистский, свободный от ценностных ощущений поворот во всеобщее эта идея обрела в конце XIX в. в учении Вильгельма Вундта о гетерогонии целей. В соответствии с этим учением результаты действия, руководимого целями, всегда содержат и некоторые побочные эффекты, приводящие к новым непредвиденным действиям.

Наиболее упрощенным пониманием зла является то, которое исходит из мысли, что человек всегда ищет только добра и если совершает зло, то только по неведению. Эта точка зрения, которая носит название «этического интеллектуализма», впервые была с полной ясностью выражена еще Сократом, по учению которого зло никогда не является целью деятельности человека; только благодаря нашей ограниченности, неумению все предвидеть, учесть заранее последствия нашего поведения, мы, согласно этой теории, совершаем поступки, которые причиняют страдания другим людям.»

Не слишом ли заумно? Если взять конкретный теракт взбесившегося милитанта, то каким таким высшим целям послужило истребление такого количества людей? И что хорошего за этим последовало? Ни-че-го.

Лично я верю, что человек обладает абсолютно свободной и автономной волей. Он сам выбирает из массы возможностей те, которые лично ему кажутся правильными. И очень желательно, чтобы сам он и отвечал за свой выбор. И нечего ссылаться на высшие силы, плохую генетику, больную психику или тяжелое детство.
Tags: истории о медицине
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments