Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Про сексуальные домогательства в неожиданном ракурсе
sigrig
mirrinminttu
Конечно, Голливуд уже поднял этот фарс на достаточно высокий уровень, но сбоку постучали. Оказывается, когда медсестра или медбрат вынужден мыть попу и прилегающие к ней окрестности пациенту противоположного пола - это тоже сексуальное домогательство!

Aiheeseen liittyvä kuva

Во всяком случае, именно так написала в газету подруга молодой женщины с церебральным параличом. Типа, та вообще глубоко религиозный человек, а система унижает её до демонстрации наготы чужым мужчинам!!! Сейчас гремит полемика. Медики возмущены и оскорблены до глубины души, потому что женщин и мужчин мы в своей работе не видим - мы видим пациентов с определенными особенностями, и только это, и ничего больше. И да, мы систематически осматриваем приватные части пациентов, проводящих жизнь в подгузниках. По понятной причине повышенной опасности обзавестись кучей страдальцев с повреждениями кожного покрова разной степени тяжести в самых неприятных для лечения местах, где рана будет постоянно раздражаться.

Мы даже - о ужас! - периодически катетрируем пациентов, и у женщин выход мочевого канала чрезвычайно часто находится в стенке влагалища. И в худшем случае - достаточно глубоко, настолько, что приходится сначала "заморозить" всю площадь работ гелем, и уже потом пытаться найти, где эта чертова дырка и под каким углом, чтобы катетр пошел в мочевой пузырь. Вы думаете, мы видим при этом в упор половые признаки пациента? Нет. Мы думаем, что черт побери, где эта чертова дырка, и что делать, если катетрирование не получится, и стараемся не рыться более 2-3 раз, чтобы не травмировать слизистую. К счастью, такие особо сложные случаи чрезвычайно редки, но и простые случаи, когда у человека всё, как на анатомическом атласе, тоже редки.

Что при этом чувствует пациент? Ну, большинство озабочено сохранностью своего мочевого пузыря, так что переживают вместе. Тем более, что им паршиво только в первый день, пока мы не сделаем мануал для следующих смен - где находится искомое. Или пока врач не сделает временныё выход через полость живота прямо в мочевой пузырь. Может ли пациент в наших действиях найти сексуальное домогательство? Только в случае, если он болен на всю голову, и живет только на животных рефлексах. Такое бывает, хоть и редко, и к таким пациентам мы ходим парами. Причем, по возможности, в паре именно с мужчиной, если такой есть в смене. Потому что подобные пациенты ещё и агрессивны, как правило. Но это явно не случай той молодой дамы с церебральным параличом. Хотя психика там, конечно, съехала не попрощавшись, если она видит в процессе очищения её нижнего отдела от экскрементов что-то относящееся к сексу, и воображает, что её таким экзотическим способом домогаются, и в принципе видят в ней объект для домогательств. Просто слов нет.

Вот мужчины, отчего-то, не возражают, что с ними возятся женщины. Они могут возражать против мужчин, кстати. Но тут уж мы смотрим, кто в смене, и кого туда отправлять. Если в человеке полтора центнера, и он не может участвовать сам в процессе ухода, мы будем очень счастливы, если напарник - мужчина. Но мы действительно стараемся не травмировать старушек, если они просят не направлять к ним мужчин для помощи в принятии душа. Всё-таки, старые люди уже заклякли в своем видении мира, и не хочется их расстраивать без острой необходимости. Они честно говорят, что присутствие молодых мужчин заставляет их особенно остро чувствовать свою старость, дряхлость, дряблость. Иногда реакция удивляет их самих. Помню, как одна вполне ухоженная и хорошо выглядящая дама призналась, что не могла накануне несколько часов успокоиться от слез, после того как молодой красивый парень пришел сделать ей укол. Но она просто отметила, почему так случилось, и переговорила травму в долгом телефонном разговоре с дочерью, но никогда не требовала, чтобы мужчин к ней не посылали.

У нас бывают в пациентах экзоты, бешено возражающие против темнокожих медсестер и медбратьев, чисто которых неукоснительно растет, потому что наша система ухода и лечения на дому постоянно ищет работников, а не-финнам по-прежнему почти невозможно устроиться на работу там, где предложение превышает спрос. И знаете, что? Мы стараемся и таких пациентов не огорчать, если только возможно. Потому что хороший контакт между пациентом и медиком - важная часть успешного ухода.

Мы вообще стараемся. Стараемся, чтобы эти угасающие люди, которых выкидывают из больниц после инфаркта уже на третий день, и с переломом - через несколько часов, чувствовали себя дома максимально достойно и хорошо физически и морально, мы стараемся меняться пациентами, если у кого-то в листе обхода стоит тот, с кем контакта не получается, а у другого в смене с тем же пациентом прекрасные отношения. Например, достучаться до того дядька с подъемником реально могла только я. Мы орали друг на друга совершенно на равных:-D Есть у нас ещё одна такая же прямолинейная, из Эстонии, но её под рукой как раз не было тогда, в отпуске она была. А есть несколько пациенток, с которым у меня контакт остался на уровне "здравствуйте-до свидания", а с другими они общаются совсем по-другому. Мы все люди.

Но, на мой взгляд, наша система здравоохранения сделала громную ошибку, упразднив годичную программу по обучению санитарок, и нагрузив медсестер обязанностями санитарок. А теперь уже и фельдшеров тоже. Хотели-то как лучше - чтобы у людей был дома хоть какой-то покой, чтобы не маршировало в дверь разных человек шесть в день. Один помыл-накормил, другой полечил, сделал измерения, сделал процедуры, требующие квалификации, третий (фельдшер) пришел для общей оценки состояния или по нашей просьбе, чтобы какой-то препарат добавить, убрать или заменить. А потом снова санитарка, потом снова медсестра, и вечером опять медсестра и санитарка. Это ж ужас кромешный, не говоря о том, что медсестрам и санитаркам придется метаться по участку, как перепуганным кошкам.

Так что в этом отношении всё сделано правильно, когда одна человекоединица делает всё три-четыре раза в день. Но вот престиж профессии пострадал непоправимо. Нас стали видеть просто прислугой, у нас исчез авторитет "белого халата", так сказать. А теперь вот ещё и сексуальными домогателями заклеймили. А потом удивляются, почему все перспективные молодые медсестры просто уходят из профессии вообще, а фельдшеры приходят только в крайнем случае, если больше нигде нет вакансий. Про врачей и не говорю - их шестеро сменилось за прошлый год.
Метки:

  • 1
Мне кажется, что пациентка с церебральным параличом страдает от ужасной неловкости когда ей помогает мужчина. И вовсе не не от того, что ей кажутся сексуальные домогательства, а наоборот, что она выглядит абсолютно несексуально для противоположного пола. Но на последнее пожаловаться невозможно, потому что стыдно... Вы описали ниже похожий, как мне кажется, случай с пожилой леди, плакавшей несколько часов после укола, поставленного медбратом. Я очень понимаю обеих, сама мучилась стеснительностью недавно в больнице... Старость и инвалидность под одеждой кажутся чуть-чуть лучше, чем без неё.
Я бы тоже плакала, если бы мне пришлось принимать интимные услуги от мужчины, пусть даже для него, в силу его профессии, я абсолютно бесполое существо.

А вообще здорово, что ваша служба учитывает такие нюансы, как личная совместимость с пациентами, и старается учесть желания обеих сторон. На фоне общих проблем со здравоохранением последнее, что надо терять - человеческое отношение.

Скорее всего, именно так и есть. Просто подруга решила приковать внимание к ситуации так. Хотя вчера муж мне напомнил другую мою пациентку. Когда та ещё была молодой медсестрой, не менее молодой врач окинул её внимательным взглядом и вынес вердикт: ножки - блеск, но рожа такая, что в кино я тебя не приглашу. Рожа, кстати, была вполне милая, я видела фото. Но женщина и в 95 лет вспоминала эту фразу ежедневно. Ну, в связи с ногами (атопия), а не просто так, но за 70 прошедших лет не забыла.Замуж она не вышла, хотя могла бы. По мнению мужа, сексуальный харрастмент - это и такие вот жестокие высказывания, оскорбляющие сексуальность другого человека.

Так что в этом смысле случай, когда за пациенткой ухаживает медбрат, не видя в ней женщину со всеми прилагающимися эмоциями стыдливости и неловкости, действительно можно отнести к харрасменту, хотя о домогательствах речь не идет.

Тут, пожалуй, интересно то, что некоторые медбратья такого отторжения не вызывают у пациенток. Фактор - точно не возраст. Думаю, эти мужчины умеют сразу установить контакт человека с человеком. Я по репликам пациенток понимаю, что те о жизни этих моих коллег-мужчин знают всё (а я - ничего, потому что никогда не задаю вопросов).

Мое глубочайшее убеждение: без умения и желания видеть в больном человека, работать с пациентами нельзя. Это настолько убийственно тяжелая работа во всех отношениях, что или ты учишься ловить драйв именно от человеческих контактов, или закончишь глубокой депрессией.

Мне кажется, на Западе всё же больше уделяют внимания чувствам пациентов. Насколько мне известно, в Канаде (у меня там родственники) даже есть разделение торакальных рентгенологов - женщины могут делать снимок обоим полам, мужчины - только мужчинам. Наверное, в остальных сферах так же. По моему мнению, такое отношение стоит сохранить, хотя в последние пару десятилетий общий уровень доступности медпомощи стремительно катится вниз, как вы (и многие другие медработники в зап. странах) не раз отмечали.
Увы, у нас в РФ о таком даже не мечтают, деонтология обычно пустой звук. Хотя, надо сказать, чем больше сокращают нашу медицину (в смысле, закрывают больницы и увольняют персонал), тем вежливее оставшиеся, вот такой парадокс.
Успехов вам, читала, какая чудовищная нагрузка у вас на медсестёр и санитаров.

Да вот именно в Финляндии - равенство полов, разделения официального нет. Здесь ведь и женщины могут при желании в армии отслужить как обычные солдаты. Но всегда стараются принять во внимание ограничения отдельных пациентов, если только возможно. Их, к счастью, не так много встречается. Ведь если пациент в стрессе, ему лечение не поможет. Стресс - это химическая реакция, которая может вызвать неожиданные побочки у самых простых препаратов и у самых незамысловатых заболеваний.

Но у нас другая беда грядет. В медсестры стали выпускаться в большом количестве сомалийцы. И мы просто не понимаем, как, потому что на заключительные практики они приходят к нам, и у них просто вопиющее отсутствие языка и элементарных навыков. То есть, скоро медсестрами будут именоваться безграмотные тётки, что приведет (да уже привело) к девальвации профессии. Я уж не говорю о том, что будет с несчастными пациентами. К тому же эта группа автоматически относится к пациентам как к объектам благотворительности, хотя получают за свою работу зарплату, а пациенты за услуги медслужб на дому тоже платят, и платят немало.

Безграмотные сомалийки медсёстрами - АД...(( я училась в советском ВУЗе со студентами из Африки, поэтому знаю о чём говорю... сочувствую финнам. Хотя, если станут брать сомалийцев медбратьями, вы услышите стук со дна...

Есть и медбратья)) Самое смешное, что они-то поумнее, и с языком у них в разы лучше. Один даже на фельдшера пошел учиться. Если ему и можно что-то поставить в упрек, так это довольно сухое и несколько высокомерное отношение к пациентам. Он сделает всё, что обозначено в плане лечения и ухода данного человека, но не пошевелит и пальцем, чтобы что-то сделать из необозначенного, хотя это было бы логично. Мы, например, частенько забываем именно записать, что мусор надо вынести. Потому что и ежу понятно. Но то ж ёж...

А вот один практикант взбесился, когда его отправили этот мусор выносить. Даже практику прервал. Типа, не для того он учился, чтобы каши варить да мусор носить. Я его понимаю, сама по этому поводу удивляюсь, но так уж поставлено здесь дело. Пришел на дом к пациенту - и ты там и врач, и психотерапевт, и прачка, и уборщица. Уметь и делать надо всё, даже телевизор заставить работать. Ведь именно врач пациента видит раз полгода, и совершенно его не знает. Всё зависит от нашей оценки состояния, действия лекарств, необходимости какого-то анализа или обследования. Ведь назначения врача пойдут именно в ответ на эти рапорты.

Раньше ещё можно было немного схитрить, и отправить пациента в дежурную больницу на скорой, где и анализы полностью сделают, и лекарства пересмотрят, и подлатают что-то по-быстрому (кровь вольют, жидкостью поднакачают). Но теперь скорая приедет только на конкретную болячку, подлежащую лечению. Вот там уже дно наступило.

Я примерно это себе и представляю африканцев (или ближневосточных) в роли мед работников - в их картине мира мужчина просто НЕ может быть обслуживающим персоналом, поэтому, думаю, их очень напрягает, когда надо не укол, скажем, поставить, или там, давление померить, а помыть/помассировать/носочки надеть пациенту или, о ужас, памперс поменять... они, вероятно, стараются скрыть неприязнь, но кривятся, если никто не видит... боюсь, к дементным или другим, кто не может пожаловаться, такие медбратья плохо относятся. Женщины африканки или восточные гораздо лучше в этом плане, но их подводит затруднённый, по сравнению с мужчинами их стран, доступ к образованию. Если ребёнка не учить с малолетства, он будет потом всегда отставать в скорости обучения. Да и моральные качества африканцев не очень-то в том смысле, что пока они боятся потерять работу, быть депортированными или исключёнными из учебного заведения, они стараются работать и учится, соблюдать правила и нормы общежития. Но как же они меняются, когда чувствуют равенство или получают какие-нить привилегии (скажем, учиться по квоте независимо от результатов самой учёбы) или работать без права работодателя их уволить за косяки! Высокомерие, леность и хамоватость... Надеюсь, в Финляндии у всех одинаковые права, и у местных, и у "понаехавших", тогда мигранты всё же помалу вольются...

Вы прямо открыли для меня Америку, рассказав о снижении качества (доступности?) мед помощи в Финляндии. Я простодушно считала, что здесь прямо коммунизм в медицине. Справедливости ради скажу, что в 90-х и нулевых я часто бывала в Германии и Дании, немного знала их возможности медобслуживания и была в восторге... Знаете, много говорят в перспективах введения у вас т.н. "базового дохода", т.е. когда всем гражданам просто будут давать ежемесячно какие-то деньги за просто так. А я всегда думаю, что лучше эти деньги влить в медицину, даже не в лечение какое-то космическо-футуристическое, а чтобы каждый без проблем мог пойти и хоть анализы крови/мочи сдать, или что-то ещё базовое проверить, а не на скорой попадать в больницу, когда уже край...

Права-то одинаковые, но обучение разное. Нет ни одного шанса, чтобы с их уровнем языка закончить полноценную программу обучения медсестер, которая включает бездну контрольных, групповых презентаций, практических экзаменов, эссэ и большие объемы текстов. Не говоря о математике (рассчет дозировок), где на экзамене не допускается ни одной ощибки. Ошибка или описка - экзамен считается проваленным. То есть, эту публику учат, собственно, на уровень помощников, но дают при этом квалификацию медсестер. Бесит. Хотя встречаются и среди них экземпляры или быстро обучаемые, или уже родившиеся и выучившиеся здесь. Но у последней категории уже и менталитет другой, и учились они не в группах для иммигрантов, а в нормальных. По сути, от коренного населения их только цвет кожи отличает.

И ещё один момент: хоть мы и работаем автономно, но у дементиков будет минимум три посещения в день, а то и больше. Разные смены, разные работники. Косяки будут замечены немедленно, потому что их нельзя не заметить. И ещё - смартфоны как компьютер в кармане, на которых отмечается время прихода к пациенту и ухода (прикладываем к специальным наклейкам на двери). Один пакистанец так и погорел, и потерял авторизации. У одной пациентки было время посещения - 30 минут, потому что там шли три вида капель от глаукомы, каждый следующий вид через 10 минут. А у него всё время посещения отметилось как 10 минут. То есть, он дал ей лекарства, влил все капли одна за другой, и ушел. Больше он в нашей службе не работает. Не знаю, где именно подвизается, но отметка у него в регистре есть о потере авторизации.

Я ещё застала более хорошее положение с медициной. Помню даже моменты, когда работодатель лечебный массаж (10 сеансов)оплачивал. Всё стало стремительно обваливаться в 2010. Именно тогда я и кинулась быстро получать профобразование к своим академическим. И успела практически на последний поезд, потом довольно скоро для меняющих професии сильно уменьшили количество мест в наборе, приоритет получили вчеращние школьники, вообще не имеющие никакого профильного образования. И тогда же отменили тесты на профпригодность. А в этом году сильно сократили объем теории, увеличив объем практики, во время которого мы должны учить практикантов и теории. Результаты уже печальные, дальше будет еще хуже.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account