Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Вильгельм Руфус - происхождение
sigrig
mirrinminttu
Для начала – совершенно шокирующее разоблачение: Вильгельм Рыжий рыжим не был. В его время, его именовали «Вильгельм, король англичан», или «король Вильгельм Младший». В детстве он, конечно, мог быть рыжеватым, но все современные ему хронисты писали, что король был светловолосым или, максимум, желтоволосым. А вот бородка могла быть и рыжей. Также, вряд ли он был краснолицым. Скорее всего, он, потомок норвежских викингов, был очень светлокожим, и легко краснел – от солнца, ветра, гнева и выпивки.

Aiheeseen liittyvä kuva

Первым Вильгельма II назвал Рыжим аббат из Abbaye de Nogent-sous-Coucy в 1114-1124-х годах, то есть хорошо так после смерти короля. Через несколько лет, монах Ордерик Виталиус из Нормандии, тоже стал употреблять кличку Руфус. Тем не менее, очень часто о Вильгельме, после его смерти, упоминали и как о Rus Rei, Красном Короле, и это могло вообще не иметь никакого отношения к его внешности. Во всяком случае, историк-викторианец Эдвард Фриман, который и начал живописать Вильгельма кровавым диктатором, использовал термин Rus Rei именно в контексте оценки правления этого короля. В понимании Фримана, разумеется.

Но вот если собрать всё это, и прибавить описания Уильяма из Малмсбери, то легко себе представить коренастого, невероятно сильного человека, легко вспыхивающего гневом, начинающего аж спотыкаться в словах в таких ситуациях, с обветреным лицом воина и меняющими цвет глазами, в которых плясали яркие искорки.

Родился Руфус в семействе, интересном во всех отношениях. Для начала, династия герцогов Нормандии, выходцем из которой был его отец, всегда была династией бастардов. Так что Завоеватель был только вполне полноправным звеном в цепи подобных ему предшественников.

Норвежец Ролло Пешеход был в числе тех викингов, которые захватили Руан. Тогдашний король Западной Франции хоть и назывался Шарлем Простаком, быстро сообразил, что с Ролло надо родниться, а не драться. На драку, правда, ресурсов у короля всё равно не было. Так что отдал он викингу свою дочь Гизелу, поставив условием принятие христианства. Ролло охотно стал и христианином, и королевским зятем, но стоило ему завоевать Байё, как он взял там себе в жены первую красавицу города, Поппу, «по норвежскому обычаю». То есть, просто стал с ней жить. В будущем, историки станут отрицать само существование Гизелы, а Поппу будут называть наложницей Ролло, но факт остается фактом: потомки первого герцога Нормандии Ролло, он же Роберт I Нормандский, происходят именно от этого союза.

Сын Ролло, Вильгельм Длинный Меч, женился на Литгарде, благородной девице из Вермандуа, но его сын и наследник родился от союза с бретонкой Спротой.

Этот Ричард Бесстрашный, в свою очередь, был женат на дочери Гуго Великого, Эмме, но детей ему родила красавица Гуннор, на которой он, опять же, женился «по датскому обычаю». Правда, пара действительно считалась официально женатой к моменту объявления их сына, Роберта II, наследником титула. Впрочем, бурная семейная жизнь Ричарда, обеспечившая его пятью сыновьями и тремя дочками, не помешала ему иметь на стороне ещё одну даму, от которой у него родились два сына и две дочери.

Его сын, Ричард Добрый, продолжил семейную традицию. Женился от на Аделе, дочери короля Франции, но сына и дочь ему родила «гражданская жена», имя которой не осталось в истории просто потому, что их Ричардом сын Николас был слишком мал, чтобы усадить его на престол, и в качестве правителя Ричарда сменил его брат, Роберт.

Тот самый Роберт Дьявол, он же Великолепный. Который, опять же, прижил сына Вильгельма от Эрлевы, не бывшей ему женой. Правда, у Роберта если и была в анамнезе супруга (есть неточные сведения, что он в какой-то момент был женат на сестре Кнута Великого), то на Эрлеве он точно не собирался жениться, пристроив её, после рождения сына, замуж. Сводные браться Вильгельма – именно от этого второго брака матери. Правильнее их было бы называть единоутробными, но это довольно редко употребляющийся в разговорной речи термин. Кажется, Роберт вообще не планировал жениться. Наследника престола он обеспечил, и мог теперь сосредоточиться на приключениях.

Вильгельм, который стал Завоевателем, остался сиротой в семилетнем возрасте. Вильгельмом Бастародом его, к слову, впервые назвал именно Ордерик Виталиус, и уже в 1120-х годах. А в своё время, Вильгельм воспринимался просто герцогом Нормандии. Правда, норманны и тогда занимались именно тем, что любили больше всего – воевали, и часто друг с другом, так что утвердить себя герцогом и прекратить межусобную грызню Вильгельму удалось только при помощи армии короля Франции. Но сделал он это качественно, показав всем, что воевать умеет и любит.

Как и все его предки, Вильгельм женился по политическим соображениям. Конечно, красочные легенды о жениховстве герцога предполагают, что он, в отличие от предков, свою избранницу искренне любил, но немалое значение имело и то, что линеаж Матильды Фландрской был великолепен. Похоже, Вильгельм уже тогда понял, что времена браков «по датскому обычаю» прошли, и если он хочет, чтобы его потомков при королевских дворах Европы воспринимали всерьез, ему надо войти в семью, которую уже воспринимают всерьез, и где наследников рожают жены, а не боевые подруги. Семья Балдуина/Бодуэна V была именно такой. И брак этот был нужен Балдуину ничуть не меньше, чем, чем Вильгельму, ведь он давно уже трепал земли императоров Священной Римской империи вместе с норманнами, и отказываться от такой политики не собирался. Собственно, поэтому Священный Престол и тянул с согласием на брак Вильгельма и Матильды – этот брак обещал много нехорошего Священной Римской империи.

Что касается предполагаемого фырканья Матильды по поводу незаконнорожденности Вильгельма, то это вряд ли. Её дед, Балдуин IV, совершенно без возражений женился на дочери деда Вильгельма. Того, который Ричард Бесстрашный. И за косы таскать невесту при всем честном народе Вильгельм не стал бы. Слишком важную роль она должна была сыграть в его правлении в будущем. Хотя, учитывая упрямство и железную хватку, которые Матильда показала в роли герцогини и королевы, покорной овечкой она замуж явно не шла. Но Вильгельм и не искал себе супругу, способную только глазки опускать.

В общем, эта пара подошла друг другу идеально, и, в отличие от череды своих предков, Вильгельм всю жизнь оставался верен жене. Матильда родила мужу четырех сыновей: Роберта, Ричарда, Вильгельма и Генри. Что касается дочерей, то совершенно точно известны три: Адела, которая вышла за Стефана I Блуасского, Сесилия, ставшая абатиссой, и Констанс, которая вышла за Алана IV Бретонского. С уверенностью утверждать, что были ещё три дочери (Агата, Аделиза и Матильда), невозможно – нет соответствующих записей в хрониках. Дочери, конечно, были важны в любой семье – именно через них скреплялись союзы и владения. Но историю делали сыновья.
Метки:

  • 1
Феликс Эдмундович! И ракурс тот же:)


  • 1
?

Log in

No account? Create an account