?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Собор св. Патрика, Дублин
sigrig
mirrinminttu
Собор св. Патрика мне понравился. Он действительно красивый, большой, и соответствует моим понятиям о том, как должен выглядеть кафедрал. Более того, рядом находится хоть чахленький, но сквер, где даже имеется некоторое количество скамеек – рекорд для Дублина. Там была даже машина-лавка, в которой продавали мороженое. Правда, одного-единственного сорта, но спасибо и за это. В общем, в собор мне удалось войти отдохнувшей. Возможно, именно поэтому он мне понравился. Впрочем, когда видишь такую вот статуэтку св. Патрика, это вдохновляет.



В свете биографии св. Патрика, никакой полёт фантазии не может быть слишком удивительным. Дело в том, что о нём толком ничего не известно. Первая биография святого была написана лет через сто после его смерти, так что ни о каких интервью со свидетелями речи идти не могло. Более того, есть подозрение, что в этой биографии смешали деяния и св. Патрика, и его предшественника, Палладиуса.

Палладиус совершенно точно прибыл в Ирландию в 431-м году, со статусом епископа Дублина. В тот момент, в Ирландии было популярно мнение, что падение Адама было, несомненно, плохим примером для подражания, но, в сущности, оно не имело никаких последствий для человечества. То есть, изгнание из Рая не было наказанием, а всего лишь следствием свободного выбора. Адам выбрал плохо. Любой из его потомков может выбрать хорошо. Богу это без разницы.

Естественно, в Риме такая трактовка была рассмотрена как дичайшая ересь, и делом Палладиуса было вернуть ирландских христиан в официальную доктрину матери нашей церкви. И, естественно, тогдашнему королю Лейнстера (да и всем прочим жителям Дублина) совершенно не понравилась идея признать себя грешными просто потому, что Адаму когда-то надоело валяться под яблоней без дела. Так что Палладиуса из Дублина выставили с треском уже через несколько месяцев. Известно, что следующим посланцем Рима был Патрициус, то есть Патрик.

Но для ирландцев Патриками были и Палладиус, и Патрициус. Так что образ получился собирательным. Тем, кто заинтересован в том, как сам св. Патрик описывал свою жизнь, и сравнительный анализ легенд и его «Confessio» найдётся здесь: http://www.confessio.ie/more/article_kelly# Как понимаете, для креатива со статуей материала предостаточно.

Рядышком со статуей нашёлся камень, на котором вырезано следующее:



К моему изумлению, гид описала это как «христианский крест, вырезанный рядом с языческим знаком». Впрочем, гидесса была американкой, так что я сдержала своё «Ыыыы?». Таких камней два. Один из них закрывал античный колодец, другой – какую-то могилу. Оба камня явно были на месте уже до 1192-го года. Всего подобных плит в Ирландии найдено 32, и 6 из них – на территории нынешнего собора.

Собор, разумеется, был массивно перестроен, но от старого в нём осталась одна любопытная дверь.



Когда-то, в 1492-м году, Батлеры и Фиц-Джеральды, и так вечно враждующие друг с другом, рассорились до такой степени, что Батлерам пришлось укрыться в часовне кафедрала, прибегнув к святости церковного убежища. Фиц-Джеральды последовали за Батлерами, и стали требовать, чтобы те открыли дверь – чтобы они могли пожать друг другу руки, и помириться. Батлеры отказывались, обоснованно опасаясь, что прецеденты Войн Роз сильно ослабили понятие церковного убежища. В конце концов, Фиц-Джеральды просто прорубили в двери дыру, и через неё состоялось историческое рукопожатие.



Правда, через несколько дней вражда возобновилась, но жест попал в историю.

Другой прелюбопытнейший монумент относится в 1632-му году. Монумент Бойля, так его называют. Ричард Бойль был отцом куда как более знаменитого Роберта Бойля, чьи работы (Законы Бойля-Мариотта) школьники всего мира учат по сей день. Ричард Бойль чрезвычайно уважал свою жену, леди Катерину Фентон. И семью жены он тоже уважал. Поэтому, когда леди умерла и была похоронена в 1629 году в соборе, где у её семьи был фамильный склеп как раз возле алтаря, Ричард Бойль раскошелился на 300 фунтов стерлингов, чтобы воздвигнуть над склепом монумент для жены, ей родителей, и для её деда и бабки. Ну, и для себя.



Вообще, это даже не монумент, это монументище, от пола до потолка собора. Тем не менее, однажды он был перенесён. На Ричарда Бойля, имевшего в Дублине огромную власть, ополчился новый лорд-депутат Ирландии. Вентворт ненавидел слишком влиятельного подчинённого. Но монумент Бойля рядом с алтарём обозлил и архиепископа Кентерберийского. Преклоняя колени перед алтарём, прихожане невольно преклоняли колени и перед семейством Бойлей-Фентонов. По мнению архиепископа, это было сущим святотатством, которое он не намерен был дозволять. Итак, монумент разобрали, разложили по коробкам, и заперли в кладовку.

Бойль, изначально вполне настроенный сотрудничать с Вентвортом, пришёл в такую ярость, что поставил смерть «осквернителя» целью своей жизни. В результате массивных интриг против Вентворта, тот был казнён в 1645 году, и Бойль с радостью свидетельствовал против него на суде. Вполне вероятно, учитывая влияние Бойля, что если бы Вентворт был к нему дружелюбнее, его судьба не сложилась бы так, как сложилась.

Монумент потом собрали у южной стены, и он по-прежнему не вмещается в объектив, но изначально он был гораздо больше. В ходе реставрации собора, монумент лишился нескольких младших членов обширного семейства, и аллегорических фигур, его украшавших. Я нашла в сети фото, более или менее показывающее нынешние масштабы:



Подробное описание фигур на монументе найдётся здесь: http://www.stpatrickscathedral.ie/the-boyle-family-monument/

Теперь немного о реконструкции. Кафедрал очень пострадал при недолгом правлении Эдварда VI. Эти вандалы-фанатики ободрали все украшения, выкинули практически все статуи, и понизили кафедрал до разряда приходской церкви. Королева Мэри сделала что смогла, выделив финансы на реставрацию, но история последующих периодов не предполагала процветания для исторических зданий Дублина. Поэтому, в 1860-м году собор св. Патрика пришёл в состояние «проще взорвать, чем отремонтировать». Благодаря Бенджамину Ли Гиннесу – не взорвали. Пивовар предложил отремонтировать кафедрал полностью на свои средства, но с одним условием: никто не должен лезть к нему с предложениями и замечаниями.

Реставрация длилась пять лет. Значительная часть того, что мы сейчас видим, от плитки на полу до витражей, было выполнено в то время. О реставрационных работах рассказывают здесь:



А здесь – о витражах.



Интереснее всего выглядит т.н. «французское окно», в витраж которого включены осколки витражей кафедрала на Ипре, который разнесли фрицы в Первую Мировую.



Ещё есть несколько интересных статуй. Например, чрезвычайно нарядный Джордж Гренвилль, 1-й маркиз Бэкингем, в полной форме ордена св. Патрика.



А часовню, посвящённую деве Марии, в 17-м веке приспособили для гугенотских служб. Тогда в Ирландию как раз бежали гугеноты из Франции. Теперь, после реставрации, она выглядит так:





Вообще, ситуация с двумя кафедралами в одном городе достаточно уникальна. Первым собором, как мы знаем, построили Christ Church. Поскольку строил её Стронгбоу, он следовал указаниям короля, который получил от Рима статус Лорда Ирландии с условием, что переиначит сильно кельтскую натуру ирландского христианства в рамки грегорианских канонов. То есть, этим кафедралом управлял монашеский орден. А церковь св. Патрика была тогда простой приходской церковью.

В 1192-м году, англо-норманнский архиепископ Дублина, Джон Комин, сделал церковь св. Патрика соборной – то есть, там был теперь постоянный штат духовенства, задачей которого была не только молитва, но и обучение. Сам Комин, в момент назначения его архиепископом, священником не был. Он был монахом ордена св. Бенедикта, и капелланом короля Генри II. Когда в 1180-м умер архиепископ Лоренс О’Тулл, король настоятельно посоветовал собравшимся в 1181-м по этому поводу в аббатстве Эвешем, выдвинуть в архиепископы своего капеллана.

В том же году, Джон Комин был произведён в священники и рукоположен в архиепископы папой Люциусом III, и на следующий год на него посыпались всевозможные земельные дары. Причиной щедрости был щекотливый момент с заявлением архиепископа Кентербери о своём праве на престол архиепископа в Дублине. Одно королевство – один архиепископ, собственно. Архиепископы Йорка и так вечно были на подхвате у Кентебери. Но у Генри, в тот момент, были совершенно другие планы относительно Ирландии. Он собирался сделать остров отдельным королевством для Джона, и был твёрдо намерен сохранить независимый престол архиепископа в Дублине. Не исключено, что при этом он мысленно сделал неприличный жест в сторону Кентербери, где ему пришлось устроить публичное покаяние, и где святые братья приняли это шоу уж слишком серьёзно и тяжёлой рукой.

В Ирландию Комин явно не торопился. Понадобилось три года, множество дополнительных даров и возведение его в достоинство лорда парламента. В Ирландию Комин поехал только перед визитом принца Джона. Как, скорее всего, и было задумано. После коронации Ричарда I и свершилось изменение статуса церкви св. Патрика, а заодно и саму церковь стали строить заново, в камне.
Метки: