?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Вильгельм Завоеватель - 3
sigrig
mirrinminttu
В 1070-х быть англичанином в Англии было не слишком почетно и очень неприятно. Вильгельм очень близко к сердцу принял тот факт, что его попытки пригреть англосаксов закончились полной неудачей. Он даже прекратил изучать английский, чем раньше занимался с энтузиазмом. Возможно, он смотрел не на тех англичан. У могущественных магнатов были свои амбиции. Народ же просто хотел мира. Очень показательна, с этой точки зрения, история одного неудачного заговора в 1075 году, известная под именем ”Bride’s Ale Revolt”.

]Граф Ральф из Восточной Англии решил жениться на сестре графа Роджера из Херефорда. Граф Роджер был сыном ближайшего союзника Вильгельма (Вильгельма Фитц-Осборна), а граф Ральф – сыном и наследником любимчика Завоевателя (бретонца Ральфа по кличке ”The Staller”). То есть, сливки нормандской знати, и брак был устроен самим королем. Но, на праздничном обеде, молодые люди прилично выпили, и решили, не больше и не меньше, организовать восстание против Вильгельма. Но ничего у них не вышло, потому что англичане, особенно англичане сэра Ральфа, дружно саботировали попытку. В результате, Ральф бежал за границу, а Роджер угодил в пожизненное заключение. Такая вот свадьба.

К этому пьяному заговору присоединился англосакс Вальтеоф из Нортумбрии. Почему – так же покрыто мраком, как и сама причина восстания. Допустим, графы просто хлебнули лишнего, а Вальтеоф просто был натурой, любящей драку. Младший сын, пусть даже такого магната, как эрл Нортумбрии Сивард – чем еще он мог заняться? Он активно участвовал в восстании северян, воевал при Йорке, лично порешил массу норманнов, но Вильгельм решил сохранить при своем дворе хотя бы одного представителя местной аристократии. Он женил Вальтеофа на своей племяннице, сделал его графом. Так что причин быть недовольным именно у этого англосакса не было. Очевидно, просто мирная жизнь показалась ему скучной, или он тоже участвовал в пирушке.

Причина для недовольства была у норманна Роджера, в чьих владениях начал действовать королевский шерифский суд. В принципе, никто из эрлов-норманнов не был в восторге от того, что в их графствах действует организация, подчиняющаяся непосредственно королю и только ему. Потому что это было явным посягательством на феодальные права графов, которые те считали священными. В Нормандии суды контролировались аристократией. В Англии умный Вильгельм с самого начала сосредоточил изрядную власть в своих собственных руках. Это – довольно важный момент. Викторианские историки Стаббс и Фриман утверждали, что феодализм был импортирован в Англию норманнами. Факты же указывают на обратное. Норманны, несомненно, хотели бы быть независимыми феодалами, только у короля было на этот счет свое мнение, и такой король, как Вильгельм Завоеватель, умел свое мнение отстаивать. Тем более, что у него оказалась (неожиданно?) поддержка большинства англичан: за короля против феодалов. Так сложилась английская система, радикально отличающаяся от французской, где каждый феодал правил, как хотел.

В общем, Вальтеофа казнили. Единственного из всей троицы! Не без мрачной иронии, к нему был применен именно англосаксонский закон о наказании предателей.

В 1078 году в семье короля начались неприятности. Он открыто рассорился со своим сыном Робертом, и через год они уже сошлись в битве в Нормандии. Роберт убил бы отца, если бы Токи, англосаксонский тан, не отдал Вильгельму коня взамен убитого. В результате, Токи был убит Робертом на месте, а Вильгельм с сыном помирилисб ненадолго. Этот антогонизм Вильгельма и Роберта, по сути, разрушил семью. Матильда пыталась безуспешно примирить мужа и сына, но Вильгельм наказал посланцев жены. Сводный брат Вильгельма, Одо, примкнул к Роберту, за что Вильгельм отдал его под суд, закончившийся заключением епископа. Вернее, под суд отдали не епископа Одо, а графа Кента, ведь епископ был неподсуден для короля, а вот граф – был. Что и говорить, букет пышных титулов может быть опасным подарком.

Раскол в королевском семействе и смерть королевы в 1083 году, дали врагам Вильгельма повод попробовать Завоевателя и завоеванное на прочность. На него ополчились Анжу, Франция, Шотландия. Датчане, заключив соглащение с бургундцами, попытались атаковать Англию. Вильгем ответил, как обычно – сильно и быстро. Он привез в Англию невиданно огромную армию наемников, бретонцев и французов. И он прошел с этой армией через всю страну. Датчане воздержались от самоубийственной атаки, и часть наемников Вильгельм отправил во Францию, но часть оставил, потому что у него был на уме новый план: полная перепись. Этот обзор известен, как Domesday Book.



Не знаю, почему перепись назвали «Книгой Страшного Суда». Ничего драматического она не содержала. Только полную опись земельных владений на 1086 год, по сравнению с годом 1066: кто владел тогда и сейчас, как изменилась стоимость и величина выплачиваемого налога, сколько крестьян их обрабатывали. В принципе, в 1086 году это название имело несколько другой смысл: оно произошло от староанглийского dom, что означало отчет – и Domesday означало просто «день отчета», день, когда лендлорд сводил свои балансы. Сведения должен был дать каждый лендлорд, а сборщиками сведений были выбраны люди, не имеющие никаких связей с тем графством, в котором они проводили опись. И как вы думаете, за какой срок эта перепись была сделана? Всего за 7 месяцев!

Теперь король знал буквально каждый огород в своем королевстве, и каждую животину, от коровы до курицы. Ничто не укрылось от его внимания. Вот теперь он точно мог сказать, что он – хозяин в своем королевстве. В день вручения ему Книги, прошло общее принесение вассальной клятвы. Очень по-французски, но Вильгельм не зря изучал язык и историю Англии. Каждый землевладелец приносил клятву не только от своего имени, но и от имени своих арендаторов и суб-арендаторов. Таким образом, в верности королю поклялся каждый свободный человек, живущий в Англии, как это было заведено во времена Альфреда Великого.




Сразу после принятия клятвы, Вильгельм отправился в оказавшийся для него последним поход, в Нормандию, воевать с Филиппом I Французским.

  • 1
>если бы Токи, англосаксонский тан, не отдал Вильгельму коня взамен убитого
---
“A horse! a horse! my kingdom for a horse!” - всё у них повторяется ;)

Всё всегда повторяется. Только Ричард-то коня, на самом деле, не взял. А вот у Вилли инстинкт самосохранения был в порядке.

Кстати, вопрос от чайника к историку: знаю, что в Domesday Book сведения записаны в повествовательной манере. А вообще был ли принят метод сведения данных в таблицу?

Чего не знаю, того не знаю. Судя по длинным унылым текстам, с детальным перечислением имущества - не было. Но вот интересно, когда появился?

Нагуглилось: A table in the Book of Fate; Zechariah’s advice, Germany, 14th/15th century



Хотя и не совсем таблица в современном понимании, но систематизация даты налицо

Так и хочется сказать - гроссбух!))

Оказывается, таблицами в средние века пользовались. Например, при анализе... поэзии. Например, Божественная Комедия Данте явно сконструирована для создания максимальной эстетической полноты целого. Оказывается. Или для решения структуральных паззлов, как в истории "Сэр Гавайн и Зеленый Рыцарь".

Таблицами пользовались астрономы и астрологи. Свои системы были у банкиров. Но именно сведение данных в таблицы для их статистического анализа появилось только с 18-м веке. Это то, что я без пристального поиска нашла.

  • 1