Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Дарем, самые своеобразные принцы-епископы/6
sigrig
mirrinminttu
Филипп из Пуату, который сменил Хью де Пьюйсета на троне принца-епископа Дарема, был крестоносцем и служащим при дворе Ричарда I. И не лишь бы каким, а сопровождавшим короля и на свадьбе, и в Палестине, и в плену. Поэтому логично, что король, вернувшись в Англию, решил посадить на стратегически важное место своего, проверенного человека. Тем не менее, для Дарема и английского севера Филипп был чужаком, к тому же - французом, то есть следовало ожидать сложностей. Естественно, король Ричард не был настроен обращать внимание на дипломатические нюансы в стране, которую он не знал и не любил, но в данном случае он действовал прагматично. В Йорке сидел на архиепископском троне его единокровный брат Джеффри, с которым у Ричарда (и не только у него) были очень сложные отношения. Соответственно, уравновесить влияние Джеффри было можно, только посадив на престол принца-епископа Дарема своего человека. В церковной иерархии, Дарем подчинялся Йорку. В административной иерархии, принц-епископ Дарема подчинялся только королю.




Как обычно в таких случаях, проблемой стало то, что Филипп из Пуату не был человеком церкви. То есть, чтобы сделать его епископом, его надо было сначала провести в архидьяконы. По логике - в архидьяконы Йорка. Только вот и с архидьяконами в Йорке было всё сложно. Для начала, Джеффри в 1194-м году попытался протащить на этот пост своего брата по материнской линии, но что-то пошло не так. В качестве компромисса, Джеффри выдвинул кандидатуру Пьера де Динана в 1195-м, но капитул Йорка решительно отказался её одобрить. Этот де Динан стал в 1199-м году епископом Ренна в Бретани, и совершенно точно был в какой-то период канцлером Артура Бретонского, то есть у него были явные связи именно с той ветвью Плантагенетов, которая рвалась сделать Бретань максимально независимой, и не факт, что этому симпатизировали в Йорке.

Ричард I, в конце концов, настоял на компромиссе: назначил архидьяконом Йоркским Пьера де Динана, но административно и финансово архидьяконом был Адам Тёрнер. В общем, гнездо йоркских клерикальных шершней и без того было растревожено, так что злить их ещё сильнее кандидатурой француза-мирянина было бы неразумно настолько, что даже Ричард I это понял. И Филиппа из Пуату сделали архидьяконом в Кентербери)) После чего Филиппа очень оперативно был одобрен в епископы капитулом Дарема в январе 1196 года, и утвержден папой в апреле, и принял сан священника в июне. Апрель 1197 года застал его в Риме, где Филипп получил разрешение устроить своего племянника Альмерика на должность архидьякона Дарема и Карлайла, разрешение чеканить в Дареме монету, и был благословлен папой на свою епископскую должность. На следующий год, Ричард послал Филиппа в Германию, где проходили выборы преемника Римского императора Генри Henry VI.

Вообще-то, у императора был сын, но этот Фредерик был всего лишь четырехлетним ребенком, причем, титул императора Священной Римской Империи не был наследственным, хотя Генри и пытался его таковым сделать. То есть, надо было решать, кто будет императором, и у английского короля была кандидатура - Оттон IV Брауншвейгский, сын сестры Ричарда, Матильды. Отто, к тому же, воспитывался при Плантагенетах, и считался своим. Другой кандидатурой был Филипп Швабский, дядя малолетнего Фредерика, который сам по себе действительно не имел никаких амбиций, но был готов занять трон до совершеннолетия племянника. Как раз в 1198-м году он и согласился. Но и Отто не отступил. В результате, Отто короновался в июне, а Филипп - в сентябре. Так что на недавно пустовавшем троне вдруг образовались иж два императора одновременно. Надо было решать, кого же поддержать. Папа Иннокентий III поддержал Отто - чисто по своим соображениям, но король Ричард не успел этого увидеть, он погиб 6 апреля 1199 года. Филипп из Пуату получил нового короля.

С королём Джоном у принца-епископа Дарема то ли сложилось, то ли нет - трактовать известные нам события можно по-разному. То есть, первым-то делом новый король направил его в Шотландию с какой-то дипломатической миссией. Очевидно, речь шла всё о той же Нортумбрии. Уильям Лев, правящий тогда Шотландией, унаследовал от отца титул графа Нортумбрии. Это было наследие тех времен, когда Матильда и Стефан грызли друг друга, а король Шотландии прибрал под себя Нортумбрию и Кумбрию. В общем-то не без некоторого права прибрал. В конце концов, он был женат на дочери графа Нортумбрии, и этот титул перешел к его сыну. Другой вопрос, что Генри Плантагенет, которому, в результате, досталась английская корона, не принял вассальной клятвы Малькольма за Кумбрию, а Уильяма - за Нортумбрию. За Малькольмом он ещё сохранил хотя бы титул графа Хантингдона, но вот для Уильяма Нортумбрия навсегда осталась мечтой и идеей фикс. Он её почти уже купил у Ричарда I за 15 000 марок в 1194-м году, но Ричард не согласился включить в сделку и крепости, которыми он был одержим не меньше, чем Уильям Нортумбрией, а Уильям здраво предполагал, что не сможет назвать Нортумбрию своей, пока там сидят, за крепкими стенами, воины английского короля. Теперь, когда на трон сел новый король, Уильям попытался затребовать Нортумбрию ещё раз.

Что именно произошло во время переговоров между королём Шотландии и Филиппом из Пуату, и чем остался недоволен (и остался ли?) король Джон, я в данный момент сказать не могу. С королём Шотландиии у него были хорошие отношения года до 1206-го. Но считаеся, что Филипп явно впал в немилость, потому что в 1201-м году ему пришлось предпринять паломничество в Сантьяго де Компостелла, что было обычно принято именно в случае королевской немилости. Тем не менее, в данном случае есть ещё одна возможность - Беренгария, вдова Ричарда I. Приблизительно в те годы, она активно требовала, чтобы Англия выплачивала ей вдовью пенсию, жаловалась папе и всем, кто соглашался её слушать, и именно Филиппу де Пуату, который был с ней знаком, пришлось улаживать этот вопрос. Известно, что после паломничества епископ года три не бывал при дворе, но ведь и двор на месте не сидел, и где епископ бывал - данных как бы и нет. Не будем забывать, что именно в 1202-м году Джон на большой скорости носился по всей Нормандии, то освобождая из осады свою матушку, Алиенору Аквитанскую, то воюя с Филиппом Французским, то пытаясь разобраться в хитросплетениях местной политики, которым, в отличие от брата Ричарда, его не учили. А в 1204-м Алиенора умерла. Она была плохой матерью Джону, но он-то её боготворил. В общем, оборот "не бывал при дворе короля" в биографии Филиппа из Пуату - это просто наброс очередной тени на репутацию короля Джона.

К тому же, Сантьяго де Компостелла не так далеко от Наварры (часов 7 на автомобиле в наше время), куда дипломату-епископу просто нельзя было не заехать, если и не в поисках самой Беренгарии, то хотя бы в надежде найти там человека, к которому она могла бы прислушаться. Но заехать так, чтобы это не выглядело политикой. Ведь Беренгария довольно крепко держалась за подол мантии французского короля, который воевал с королём английским, у которого эта дама требовала денег. К слову, не факт, что в своё время, когда Алиенора целеустремленно тащила будущую невестку по зимней горной дороге, а потом пыталась выцепить не слишком воодушевленного перспективой этого брака сына для проведения церемонии, они обращали слишком много внимания на юридические тонкости и нюансы брачного договора. Впрочем, "золото королевы" Беренгария, никогда не бывавшая в Англии, получала исправно.

Скорее всего, авторы краткой биографии Филиппа из Пуату провели вектор: паломничество в Сантьяго де Компостелла в 1201-м, потом три года не рядом с королём, и в 1206-м - разногласия с Джоном по поводу права короля собирать налоги во владениях епископа. На самом деле, история и отношения людей никогда не развиваются по вектору, особенно, если в эти отношения вплетены политика и деньги. Эпизод с налогами был сильно замешан на особенностях личности архиепископа Йоркского, Джеффри Плантагенета, который просто начал отлучать от церкви тех, кто приезжал собирать королевские налоги.

Он был странным человеком, этот Джеффри. Интересно, был ли в его жизни хоть кто-то, с кем он не поссорился? А если Джеффри ссорился, то он палил из всех имеющихся в его распоряжении орудий. Ричард I просто старался держать единокровного братца подальше от мест, где происходит что-то важное. Джон же хотя бы старался подружиться с Джеффри, прощал его каждый раз, когда тот приходил с повинной головой, и у них даже было несколько мирных лет. А тут ещё папа Иннокентий, который совал свой нос буквально везде. Что интересно, особенности Иннокентия были, очевидно, хорошо поняты его современниками, потому что к папе обращались все и по каждому поводу, и отлучения от церкви летали во все стороны, не соблюдая особой логики. Не знаю, были ли в европейской истории более хаотические в плане отношений со Святейшим Престолом времена, чем те.

В общем, дело закончилось тем, что Джон экспроприировал владения и Джеффри, и Филиппа, и в качестве жеста раскаяния Филиппу пришлось ещё и штраф заплатить. Не обошелся бы налог ему дешевле, интересно...

Можно сказать, что на дела именно в Дареме у Филиппа много времени не оставалось, и его отношения с монашеской общиной кафедрала не сложились. Очевидно, он слишком полагался на то, что его племянник будет управлять делами прихода, пока сам епископ мотается по белу свету с дипломатическими поручениями, но среди монахов у Альмерика, естественно, авторитета не было, а у Филиппа для Дарема не осталось ни терпения, ни желания быть дипломатичным. И, разумеется, он считал своим правом делать назначения в духовенстве, против чего монахи яростно возражали. Однажды дело дошло до того, что те закрылись в кафедрале (который изначально был построен как крепость), а Филипп наложил на кафедрал осаду. Учитывая, что резиденция епископа и кафедрал находятся чуть ли не друг против друга, ситуация выглядела довольно глупо.

Разумеется, монахи взяли некоторый реванш после того, как Филипп умер. Они захоронили его без всяких почестей, и распустили слух, что даже христианского обряда не было проведено. И действительно, никто не знает, где его закопали. В пол часовни вделана памятная плита, но крипты в кафедрале Дарема нет.
Метки:

?

Log in

No account? Create an account