?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Дарем, самые своеобразные принцы-епископы/2
sigrig
mirrinminttu
Когда епископ де Сен-Кале усиленно заменял служителей церкви с мирян на монахов, он и представить себе не мог, какие проблемы огребут его последователи с осмелевшей монашеской братией. Но это, конечно, случилось уже позже, потому что с таким преемником де Сен-Кале, как Ранульф Фламбард, никто не то что пикнуть не смел, а и дышал через раз.

(без названия)


Ранульф был всего лишь сыном приходского священника, но приход этот случился быть в Байё, так что симпатичный и смекалистый подросток со вспыльчивым характером попал на службу к нужным людям через епископа Одо, и к концу царствования Вильгельма Завоевателя был уже хранителем печати королевства, командуя мирской и светской знатью так, словно родился с золотой ложкой во рту. Но, скорее всего, не от высокомерия, а от нетерпения к медлительности. Потому что Ранульф Фламбард был гением, и знал это. При Вильгельме Руфусе, например, он был хранителем печати, капелланом короля, казначеем, и ещё главным юстициарием страны. Он безжалостно уменьшил число канонников в церкви Христа в Хемпшире, с 25 до 13 (просто не назначая новых на место умерших), и на сэкономленные деньги перестроил церковь. Он собрал ополчение для похода на Куртгёза, содрал со всех прибывших по 10 шиллингов - и распустил их по домам, а на собранные деньги нанял наёмников. Он успевал персонально управлять шестнадцатью аббатствами и епархиями. Разумеется, король счел его лучшей кандидатурой для должности принца-епископа.

На новом месте, Фламбард успевал всё. Вместе с епископами Линкольна и Чичестера, шерифом Вустера и шерифом Кента, он твердой рукой творил суд. Вместе с Робертом Фиц-Хэмоном, Роджером Биго и Эдо Дапифером они, по сути, стали первым в королевстве казначейством. Он построил первый в Лондоне каменный мост и стену, образовавшую внутренний двор, вокруг Белой Башни Тауэра. В Дареме он тоже построил первый каменный мост, расширил так называемый Зелёный Дворец (резиденцию принцев-епископов), пригласил к своему двору ученых, почти достроил кафедрал, и почти впритык к нему построил приют для 7 самых бедных мужчин и 7 женщин, которые были не в состоянии о себе позаботиться, и отличались благочестием. Он ещё и замки оборонительные строил, и церкви.

Духовенство Фламбарда ненавидело люто, ничуть не меньше, чем Вильгельма Руфуса, не менее быстрого, нетерпимого к лени и тупости короля. Его ославили сластолюбцем, корыстолюбцем, жестоким и неправедным человеком. Ордерик, исходивший злобной пеной в адрес короля, обозвал в летописях Фламбарда даже бездельником. Даже то, что он расположил приют для убогих буквально напротив своей резиденции и под боком роскошного кафедрала, вызвало массу нареканий. Кстати, когда усыпальницу епископа вскрыли в 1800-х, его крест и епископская печать оказались совсем простыми. А гроб (очевидно, по его распоряжению) был поставлен на угли, которые, в свою очередь, были насыпаны на чередующиеся слои земли и извести.

И вот после убийства Вильгельма Руфуса, с ним попробовали свести счеты. Фламбарда посадили в Тауэр, где он оказался первым заключенным. И первым, кто оттуда сбежал, спустившись по веревке, переданной ему друзьями в фляге с вином. Никто, собственно, не знает, кем были его друзья. Во всяком случае, это были достаточно могущественные люди, чтобы переправить его, его престарелую мать, и изрядное количество его ценностей в Нормандию, к Куртгёзу. Возможно, что одним из этих друзей был страж Фламбарда - Вильгельм де Мандевилль, коннетабль Тауэра. Во всяком случае, Генри I наказал именно де Мандевилля, отобрав где-то трать его владений. Очевидно, король был в бешенстве. Потому что его братец получил в своё распоряжение в лице Фламбарда такой мощный двигатель, что вскоре Куртгёз уже высадился в Англии. Тогда братья, впрочем, договорились, и частью сделки было полное помилование Фламбарда, но епископ предпочел остаться при Куртгёзе.

А чего ему, собственно, было делать в Англии? Его место в Дареме было занято. А его многочисленная родня сидела на многих ключевых позициях и при Генри I. Его сын Элиас был королевским клерком, другой сын, Ральф, был при дворе архиепископа Кентерберийского. Один из племянников был архидьяконом Нортумберленда, другой - шерифом Дарема, и ещё трое были владельцами феодальных поместий. А в Нормандии родня и сын Томас обеспечивали Фламбарду доходы от епископата Лизьё. Да-да, у Ранульфа Фламбарда были сыновья от англосаксонки Эльфгифу, с которой он не расставался всю жизнь. Приличия ради, после того, как его избрали епископом, он выдал её замуж за какого-то буржуа, но по сути это ничего не изменило в их отношениях. К слову сказать, эта Эльфгифу была тёткой знаменитой Кристины де Мекуэйт. В 1106-м году, Фламбард вернулся в Англию, где потом ещё много чего успел. Умер он в 1128-м году, в возрасте около 68 лет.

Викторианцы обеспечили Ранульфу Фламбарду исключительно дурную славу в своей околоисторической писанине, потому что он, естественно, совершенно не вписывался в рамки викторианских представлений о том, каким должен быть епископ. Была даже теория, что его феерический побег был планом короля, который хотел убедительно внедрить своего шпиона ко двору брата.
Метки:

  • 1
А кто это - Кристина де Мекуэйт?

Знаменитая отшельница, я о ней много в своей книге писала. В википедии довольно много чуши, особенно про Ранульфа, но более или менее говорится о том, кем она была:https://en.wikipedia.org/wiki/Christina_of_Markyate

  • 1