?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Генри VII - валлийская рапсодия
sigrig
mirrinminttu
Генри Ричмонд нервничал. Время шло, продвижение по Уэльсу продолжало быть быстрым и гладким, но ясности относительно намерений Томаса ап-Риса и Уолтера Герберта. Что касается ап-Риса, то его намерения так и остались загадкой для историков. Одни утверждают, что он намеревался преградить путь отрядам Ричмонда, другие – что он петлял и медлил потому, что хотел сделать себя максимально важной фигурой при любом раскладе, но изначально однозначно поддерживал Ричмонда. Третьи предполагают, что своим поведением ап-Томас пытался обмануть короля Ричарда.

Скидмор относит колебания ап-Томаса к раннему требованию Ричарда доказать свою лояльность. Тогда шла речь о том, что ап-Томас должен отослать к королевскому двору своего сына, в качестве гарантии сотрудничества, но переговоры как-то закончились тем, что и сын остался при ап-Томасе, и король дал ему 700 фунтов для обеспечения армии, задачей которой было бы преградить путь Ричмонду, когда тот высадится. Это несколько проясняет, почему валлийцев в Англии недолюбливали, не так ли? С ними было сложно торговаться.



Так или иначе, ап-Томас делал тайные авансы Ричмонду, но не забывал зажигать сигнальные маяки и не присоединялся к нему, так что сложилась ситуация, когда слишком гладкое продвижение армии стало нервировать и армию, и её командиров. Поэтому сопротивление гарнизона Эбериствич Кастл было принято практически с облегчением. Тем более, что сам замок уже с 1408 года не укреплялся, и за 77 лет обветшал настолько, что любое его сопротивление было обречено. Небольшая победоносная битва ободрила армию, но не принесла облегчения Ричмонду, которому донесли, что соединённые силы ап-Риса и Герберта встали военным лагерем прямо по курсу продвижения.

У Ричмонда было, к тому времени, около 1500 человек. Что касается ап-Томаса, то в его рядах положение было интересным. Как известно, воевать с вторженцами к нему шли не только воины, но также женщины и дети. Очевидно, их привлекала плата за военную службу. Так что ап-Томас выбрал из этой воодушевленной толпы лучших и полностью вооруженных, около 2000 человек. Плюс, 500 человек он нанял охранять двух своих братьев и сына. Так, на всякий случай.

Ричмонд принял решение идти вперёд. Уэльс Уэльсом, но на территории Англии он чувствовал бы себя более уверенно. Не нужно было быть гением, чтобы понять: валлийцы, в первую очередь, были озабочены собственными выгодами, и на рожон лезть не собирались. И осуждать их за это сложно. По пути, Ричмонд писал сквайрам и рыцарям, на интерес которых к смене династии он мог как-то рассчитывать. Эти письма всегда начинались с «By the king».

Вообще, беспристрастно судить о происходившем в стране в те несколько недель перед Босуортом – задача практически невозможная.

Самый близкий по времени отчет был дан Полидором Виргилом через лет эдак двадцать после событий, очевидцем которых он не являлся. Более того, будучи иностранцем, Виргил просто не мог понимать многих тонкостей отношений между разными территориями королевсства, и между людьми, делавшими историю этого королевства. Выход он нашел в том, чтобы принять точку зрения победившей стороны, и уничтожить все документы, говорящие противоположное этой точке зрения.

Баллады «The Song of the Lady Bessy» и «Bosworth Field» были написаны в 1600-х годах в кругах, спонсирующихся семейством Стэнли, и отражают именно точку зрения Стэнли, которые уже 100 лет пытались доказать себе и окружающим, что не нарушили свой долг во время событий 1485 года.

Биография Риса ап-Томаса была написана его потомком в 1620-х годах, и это не могло не привести к преувеличению роли ап-Томаса в продвижении армии Тюдора. Как не мог не отразиться на перспективу автора и тот факт, что внук ап-Томаса был казнен Тюдорами в 1531 году. Дело в том, что когда ап-Томас умер (а он пережил своего сына), все его титулы и земли должны были перейти к внуку. Тем не менее, Генри VIII предпочел отдать их семейству Деверосов, графу Феррерсу.

Интересно, что этот внук был женат на внучке Джона Говарда. И, когда конфликт между наследником ап-Томаса и Феррерсом дошел до до точки вооруженного столкновения, леди Катерина Говард, после ареста мужа, собрала несколько сотен сторонников, появилась под стенами замка Феррерсов, в латном облачении, и погрозила кулаком в латной перчатке самому графу. Стычка тоже произошла, и несколько человек со стороны графа были убиты. Не знаю, чем закончилась история для леди, но внука ап-Томаса казнили по весьма притянутым за уши обвинениям в государственной измене. На самом деле, причина его несчастий крылась в том, что он поддержал Катерину Арагонскую и католическую церковь против Анны Болейн и реформации. Королева Мэри сделала потом для семейства Рисов (как их теперь называли), что могла, чтобы возместить причиненную несправедливость.

В общем, и биографию Риса ап-Томаса тоже нельзя принимать за стопроцентную правду.

Проблема с информацией, дающейся Кроулендскими Хрониками, двойная. Во-первых, автор знал только о том, что происходит в стане Ричарда III. Во-вторых, автор интерпретирует информацию с явной неприязнью к королю. Есть и третье. Автор – бюрократ, не имеющий никакого практического представления о военных действиях, и, поэтому, не способный сделать вразумительные выводы о правильности действий короля.

Рапорт испанского посла Изабелле и Фердинанду, составленный на основании слухов и рассказов проезжающих, говорит читателям только о том, что посол совершенно не понимал происходящего.

Поэтому, любые рассуждения о ходе событий 7-22.08.1485 следует воспринимать с известной долей скепсиса. Верно только одно: Генри Ричмонд ни в одном сохранившемся письме к валлийцам не упомянул ни единым словом о том, что он проведёт какие-то административные реформы, которые могли бы изменить статус Уэльса.

Вот о Джаспере Тюдоре жалобные баллады слагали уже в 1460-х, да и то только потому, что он был единственным хотя бы условным валлийцем в рядах английской аристократии:

In what seas are thy anchors, and where art you thyself?
When wilt thou, Black Bull, come to land;
how long shall we wait?
On the feast of the Virgin,
fair Gwynedd, in her singing, watched the seas
Метки:

  • 1
Вот какая Хенри 8 все-таки скотина. Вроде и известный факт, а то и дело какая-нибудь деталь всплывает, это (внезапно! :)) еще раз подтверждающий.

Да, вся та история с Арагонкой и Болейн была бы гораздо менее мерзкой, если бы в неё не была густо замешана большая политика. Эмпатом Большой Гарри не был. Впрочем, кто из королей был?

Ну, мало кто был прямо-таки эмпатиком, но Х8 даже среди них отличается особым сволочизмом, поскольку многие его мерзкие поступки не имеют никакого рационального мотива, а проистекают, очевидно, исключительно из "любви к искусству" aka чистого, незамутненного самодурства.
Вот его отец, находясь в куда более шаткой позиции, мог помиловать парня, выдававшего себя за молодого Ворвика. Также как и многих йоркистов. При этом, как мы знаем, Х7 тоже особым мягкосердечием отнюдь не страдал. Но его душегубства хотя бы вызваны конкретными рациональными причинами.
И - практически полностью избавленный от конкуренции Х8, казнящий старуху де ла Пол или вот этого беднягу Риса, им же обобранного. "Ну не м..ак?"

Да нет, рациональная подоплека в его действиях была всегда. В частности, своими действиями он пытался уравновесить натиск протестантизма. И, в этом отношении, его правление проходило в турбулентное время. Другой вопрос, как он шел к своим целям. Возможно, некоторую скидку можно сделать на его диабет. Даже теперь, когда уровень сахара регулируют лекарствами, работать бок о бок с диабетиками нелегко. А тут целый король, который ещё и глава церкви, и без всякого лечения.

Маргарет де ла Поль... о её участии в движении Белой Розы я писала. И она была довольно могущественной леди. Но имело ли смысл её казнить? Думаю, нет. Потому что там были больше фантазии, чем реальная угроза.

Ну, диабет, как и другие приписываемые ему болезни, это только догадки. Наверняка известно только про язву в ноге и про подагру (и запоры). Но это ж не повод казнить кого попало! :)

Резкое увеличение веса, приступы "диабетического голода", явные попытки оздоровить питание овощами и фруктами (потребление выше принятого), всеми замеченные скачки настроения, вплоть до "как совсем другой человек", незаживающие язвы на ногах, проблемы со зрением в последние годы жизни. В общем, если есть практический опыт наблюдения диабетиков в плохом состоянии - очень похоже. Да и иммунитет у него сдал в какой-то момент.
Да, не повод казнить, конечно. Но тогда было жестокое время в Европе.

  • 1