?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Генри VII - о важности предварительной подготовки
sigrig
mirrinminttu
Ричард III не упустил из вида, что Ричмонд с французами может высадиться не только там, где за ситуацией следил Ловелл с флотом. Гарнизон ополчения был ещё зимой расположен в полутора милях от Милл Бэй, где высадился Ричмонд. Но бухта была из замка Дэйл не видна, а патрулей ополченцы, почему-то, не выставили. Таким образом, корабли спокойно разгрузились, Ричмонд исполнил свою псалмопевческую партию, оба знамени - одно со св. Георгием, и другое с драконом – были расчехлены, и Ричмонд даже посвятил в рыцари восьмерых: Эдварда Кортни, Филибера де Шанди, Джона лорда Веллеса, Джона Чейни, Дэвида Оуэна, Эдварда Пойнингса, Джона Форта и Джеймса Блаунта. Всё было очень по-королевски.



Не то, чтобы эти сцены остались совсем без зрителей. Один сквайр даже оставил описание: «‘You conducted . . . your king from the water once when chieftains landed and mustered . . . There were seen our gallant ones and a throng like York fair and the host of France, a large and heavy host by the sea-shore, and many a trumpet by the strand, and guns around a red banner, and mighty tracks where you passed».

Говорят, что французы не сходили на землю, пока их не уверили, что никто высадившихся атаковать не собирается. Понять их можно – не успели последние наемники покинуть палубу, как де Казанова помчался прочь от Англии. К 20 августа он уже вовсю грабил Фердинанда и Изабеллу, напав на четыре венецианских галеры, везущих дорогой груз во Фландрию.

Что касается незадачливых вояк в замке Дэйла, то их отсутствие на месте происшествия можно отчасти оправдать тем, что само по себе место высадки было отрезано приливом от выхода из бухты. То есть, высадившимся пришлось лезть на скалы, завоёвывать деревню, которую потом назвали Брант Фарм, и, под покровом темноты, красться к Дэйлу.

Придворный летописец при дворе Генри VII, Брайан Андрэ, утверждал, что Ричмонд сделал обращение к своему французскому контингенту, приказав «not to commit any wrong on the common folk either to gain sustenance or to turn a profit, nor to take any property from any inhabitant without paying him recompense. And if you require money, behold, men are here to pay you a proper salary. Do not do anything to other men, either by word or by deed, that you would not wish to have done to yourselves. If you conduct yourself thus, God will be propitious to us, since a thieving lawbreaker does not long rejoice in other men’s property».

Нет, это не была забота о «простом народе». Это было железное правило дисциплины в армии на марше, проверенное большой кровью на полях других сражений. Впоследствии, запретов будет ещё больше, а доверия к французам ещё меньше. Собственно, за ними неустанно следили граф Оксфорд и Джаспер Тюдор. Не только за нарушениями дисциплины, но и тем, чтобы у наемников было нужное оборудование для несения службы. Свидетели говорили, что наемники действительно были не только сущим сбродом, но их пришлось срочно экипировать буквально всем. Да, многие местные от души хотели бы или «перевешать французских собак», или, как минимум, выкинуть их обратно на родину восвояси. Но путей к отступлению не было, ведь де Казанова уже несся на всех парусах к новым приключениям. Тем не менее, валлийцы ненавидели французов настолько люто, что контингенты просто пришлось разделить, пока они не поубивали друг друга.

Что касается замка в Дэйле, то там, скорее всего, никто и не попытался остановить захватчиков. Для начала, сам замок был захудалым, не имеющим стратегического расположения. Да и мужская линия де Вэйлов вымерла ещё в 1200-е годы. А вот что касается женской линии, то одна из первых наследниц по женской линии вышла замуж за кого-то из бесчисленных валлийских Лливелинов, который был в кузенах у будущих Тюдоров. Это если доверять валлийским родословным, а аматёрам вроде меня лучше в эти родословные не лезть. В любом случае, с Тюдорами, особенно с Джаспером, никто в Дэйле воевать не собирался. Полагаю, что тот небольшой контингент, который был послен королём, размещался именно в небольшой Брант Фарм – единственным местом, где захватчикам оказали сопротивление. Увы, эти люди слишком полагались на защиту природных стихий, не подумав, что враг, в общем-то, и по скалам подняться может.

На следующий день после высадки, армия, со всей возможной скоростью, отправилась к Хаверфордвест, который находился в 12 милях от Дэйла. Целью было уйти как можно дальше от побережья, пока Ричарду не сообщили о высадке. И этот город не стал сопротивляться. Но вскоре туда прибыл всё тот же юрист Морган с неприятными известиями: ничто из того, что было обещано Ричмонду через Реджинальда Брэя, не осуществилось. Ни Рис ап Томас, ни Савадж не собирались вливаться в его армию, и даже деньги для оплаты наемников, якобы уже собранные Брэем в больших количествах, оказались отнюдь не собранными. Возможно, леди Маргарет приказала Брэю и Моргану просто солгать её сыну, пока тот не окопался в Нормандии окончательно. Или честно приняла желаемое за действительное.

В плюс Ричмонду сыграла карта, на которую он даже не рассчитывал. Когда-то, вместе с ним и Джаспером, в Бретань сбежал некий валлиец Арнольд Батлер, которого Франциск, впрочем, со всей скоростью депортировал из своего герцогства. И вот этот-то Арнольд примчался к Ричмонду с известием, что вся знать Пемброкшира готова присоединиться к «их лорду Джасперу», если только он выпустит общий на всех пардон, прощающий всё, что когда-либо делалось против Ричмонда и Джаспера при Йорках. Прощение было дано немедленно. Тем более, что Батлер был пригрет ап-Томасом для военных тренировок молодых джентльменов Уэльса и имел репутацию очень талантливого военного.

Ричмонд призадумался. С одной стороны, ему только что сказали, что ап Томас его не поддержит. С другой стороны, служащий ап-Томаса только что заявил, что поддерживает. Очевидно, наш авантюрист здраво рассудил, что поддержка или отсутствие таковой будет полностью зависеть от развития событий – и дал сигнал выступать на Кардиган. В Хаверфордвесте он задержался всего на несколько часов – от утра до полудня. Что лично меня заставляет думать, что и Морган, и Батлер уже были в городе или рядом с ним, то есть прибытие Ричмонда туда ожидалось. Было ли продвижение армии согласовано заранее? Вполне возможно. Это объясняет и отсутствие сопротивления, и отсутствие людей Ричарда в самом замке Дэйла.

После пяти миль марша на Кардиган, Ричмонд почему-то остановился на отдых. Внезапно, по лагерю пронёсся слух, что недалеко, у Кармартена, расположен большой отряд Риса ап Томаса и Уолтера Герберта. Люди были напуганы, никто не знал, чего ожидать. Все успокоились только после того, как вернулись конные разведчики с сообщением, что всё спокойно. На самом деле, сам Ричмонд, похоже, знал чего ждать, и почему войско остановилось на привал так рано – он ждал присоединения Гриффида Реда.

Чтобы не влазить в детали дел в Уэльсе, скажу только, что этот Гриффин Ред практически владел Кардиганом вместе с представителями ещё двух местных семей. Странно только, что люди, которых он с собой привёл, практически не были вооружены. Впрочем, жадность и экономность были у валлийских буржуа в крови.

Угадайте, кто приехал вместе с Редом? Правильно, вездесущий Джеймс Морган. То есть, всё было заранее согласовано как минимум с самим Ричмондом и его ближним окружением. Зачем такие сложности? Чтобы поднять боевой дух довольно разношерстной команды, разумеется. Англичане никогда не относились к валлийцам с уважением, и валлийцы платили им полной взаимностью. Валлийцы и французы ненавидели друг друга до состояния «рвать зубами». Англичане, к слову, могли пользоваться Францией и её поддержкой в своих интересах, но это не делало их друзьями французов. И впереди было долгое и тяжелое путешествие к битве.

Именно поэтому начало кампании нужно было сделать максимально удачным, даже слегка подтасовав карты. Три победы за сутки – это могло воодушевить любого. Рядовые же не знали, что эти победы были результатом предварительной дипломатии. И 9 августа 1485 года армия двинулась на форсирование Пресели Хиллс, которые ни разу не Альпы, конечно, но и не гладкая дорога, стелющаяся под ноги. Через сутки, Ричмонд уже был в Кардигане, который тоже не оказал сопротивления. Собственно, местный замок, кажется, для видимости что-то изобразил, но в целом, пока что Ричмонд не встретил на своём пути никакого серьёзного отпора.

Из Кардигана, Ричмонд написал следующее послание:

«By the King. Right trusty and wellbeloved, we greet you well. And where it is so that through the help of Almighty God, the assistance of our loving friends and true subjects, and the great confidence that we have to the nobles and commons of this our Principality of Wales, we be entered into the same, purposing by the help above rehearsed in all haste possible to descend into our realm of England not only for the adeption [recovery] of the crown unto us of right appertaining, but also for the oppression of that odious tyrant Richard late Duke of Gloucester, usurper of our said right, and moreover to reduce as well our said realm of England into his ancient estate, honour and prosperity, as this our said Principality of Wales, and the people of the same to their erst [original] liberties, delivering them of such miserable servitudes as they have piteously long stand in. We desire and pray you and upon your allegiance straitly charge and command you that immediately upon the sight hereof, with all such power as ye may make defensibly arrayed for the war, ye address you towards us without any tarrying upon the way, unto such time as ye be with us wheresoever we shall be to our aid for the effect above rehearsed, wherein ye shall cause us in time to come to be your singular good lord and that ye fail not hereof as ye will avoid our grevious displeasure and answer unto at your peril. Given under our signet».

В этом письме есть несколько интересных моментов. Как отмечает Скидмор – это, несомненно, тщательно сконструированное королевское послание по тону. Второй момент – упоминание о Ричарде, как о «чудовищном тиране» без признания его титула короля. Третий – явное обращение именно к валлийской аудитории, сдобренное конкретным обещанием вернуть Уэльсу его «древние права», и освободить из «жалкого рабства».

Отслеживая маршрут Ричмонда, Скидмор предполагает, что часть армии авантюриста двигалась, всё-таки, по воде. Что имеет смысл, учитывая важность скорости продвижения. А плавсредства, несомненно, могли быть найдены еще в Дэйле.

• Все детали, опять же, из книги Скидмора «Bosworth: The Birth of the Tudors».
Метки: