?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/24
sigrig
mirrinminttu
Г-жа Салмон всё время величает принца Ричарда герцогом Йорком. Что, конечно, не является ошибкой, потому что такой титул принц действительно носил. Просто английская традиция именует своих принцев по месту рождения, а не по титулам, дарованным им позже. Так вот, принца Ричарда будет правильнее именовать Ричардом Шрюсбери. Что касается его истории, то она сама по себе настолько бредова, что эта часть сочинения г-жи Салмон кажется мне наименее бредовой. Наверное, дело в том, что по принцу Ричарду есть только один фундаментальный труд - "Perkin" by Ann Wroe.



Относительно причин, по которым Ричард Шрюсбери не получил той поддержки в Англии, которую получил его предшественник, сын герцога Кларенса, г-жа Салмон пишет совершенно точно. Генри VII, отлично усвоив уроки прошлого, к 1496 году уже связал своё дворянство бондами, гарантирующими их правильное поведение, под угрозой таких штрафов, которые полностью уничтожили бы благосостояние целых аристократических домов, что привело бы и к потере титулов, каждый из которых подразумевал определённый уровень доходов.

У Таутона Ричард Шрюсбери оказался в совершенно безнадёжном положении. Его потенциальные сторонники не посмели выступить против Генри VII, он находился слишком глубоко, чтобы отступить морем, и ему угрожала армия, которую вёл Жиль Дюбени, 1-й барон Дюбени. Поэтому и сам принц, и его ближний круг с поля боя убрались. Известно, что Перкин Варбек, Джон Херон, Эдвард Скелтон и Николас Эстли отправились в Саутгемптон, в надежде, что там найдётся испанский или фламандский корабль, который мог бы их забрать. Корабля не оказалось, и компания укрылась в аббатстве Бьюли, откуда позже сдалась Генри VII под обещание полного пардона.

Но был ли с ними Ричард Шрюсбери? Г-жа Салмон считает, что нет. Действительно, даже через годы, там и сям возникали сплетни, что кто-то собственными глазами видел принца, который из-за своего примечательного глаза был узнаваем. Но г-жа Салмон считает, что принц Ричард не был Перкином Варбеком, и в Бьюли его не было. Она предполагает, что принц укрылся в Гластонбери. Тем более, что это аббатство было ближе к Таутону. Перкин Варбек просто сыграл, в очередной раз, свою роль двойника, увлекая преследователей за собой.

Правда, тут г-жа Салмон снова спускает своё воображение с привязи. На основании слов императора Максимиллиана, утверждавшего, что Ричард Шрюсбери отвоевал бы свою корону, если бы его не предали те, кому он доверял, г-жа Салмон подозревает, что принц был схвачен и отвезён в аббатство ночью, до битвы. Скорее всего - Дорсетом, которому он действительно доверял, но который остался на стороне Скряги. Связанный бондами по рукам и ногам, конечно, но остался.

Вообще, г-жа Салмон много цитирует здесь Энн Вро, которая узнала о восстании Перкина Варбека всё, что только возможно узнать на сегодняшний день. В частности, все замечания Максимиллиана цитируются из этого надёжного источника.

Что же стало с Ричардом Шрюсбери? Он остался в Гластонбери навсегда, и, скорее всего, вступил в монашеский орден. Основаниями для этого заявления г-жа Салмон считает то, что Генри VII дважды посещал Гластонбери. В первый раз - именно в 1496 году, когда он, возможно, допросил брата своей жены, и в 1498 году, когда Гластонбери начали расширять, пристраивая покои, "достойные королевкой персоны".

По мнению г-жи Салмон, именно казнить Ричарда Шрюсбери Скряге было не с руки. Слишком непростыми были его отношения с жениными родичами и без этого, и слишком тёмные секреты семьи Элизабет могли всплыть на суде. Опять же, тот факт, что принца эффективно изъяли до сражения, снял давление довести до конца конфликт с побеждённым. Уж лучше было оставить всё так, как оно сложилось.

Конечно, был слух, что король распорядился повесить соперника сразу в 1496 году. Это объяснило бы, почему жена Ричарда Шрюсбери прибыла в Лондон в траурной черной одежде. Тут, кстати, г-жа Салмон снова ошибается. В те годы черный ещё не являлся цветом траура, особенно среди королевских семей. Чёрный был цветом смирения во время Адвента и Великого поста. Автор и сама признаёт, что в версию немедленной казни Ричарда Шрюсбери не вписывается факт, что леди Катерина Гордон вышла в следующий раз замуж только в 1512 году, да и человек, запустивший сплетню (венецианец Тревизано), впоследствии сам её и опроверг, в следующем письме.

Известно, что три делегации видели Перкина Варбека после его ареста - шотландцы, бургундцы и испанцы. Очевидно, шотландцам показали именно Ричарда Шрюсбери, потому что они хорошо его знали, и потому, что среди записей по расходам на содержание Перкина Варбека есть одна, о расходе в 7 фунтов, на герцога Йорка, приходящаяся именно на тот период.

Относительно судьбы Перкина Варбека сомнений нет - он был казнён. Что касается Ричарда Шрюсбери, то он, скорее всего, был просто обезврежен, и жил в Гластобери, в монашеском ордене, до 1512 года.

_____________

Как я уже сказала, эта часть сочинения г-жи Салмон наименее бредова. Я знаю, что результаты допроса Перкина Варбека были настолько засекречены, что их держали под тремя замками, ключи от которых находились у троих человек, которых знал только сам король. Поэтому я могу без труда согласиться, что речь в них шла именно о наличии двойника. Чего я не понимаю, так это утверждения, что сам Варбек несколько раз подчеркивал, что он не был лже-принцем, а всего лишь заместителем. Откуда это известно? Возможно, Энн Вро рассказала в своей книге о судьбе документов, запертых в сундуке - пока не знаю, в её книге я застряла на ранних годах Варбека.

Я также согласна с г-жой Салмон, что физически уничтожать своих противников было не в характере Генри VII - держал же он де ла Поля в заключении, не предпринимая попыток казнить. Не казнил он и Ламберта Симнелла. Вряд ли из миролюбия - скорее, из хитрости. Заложник всегда полезнее, чем труп. (Кстати, по-моему, судьба Симнелла, живущего совершенно свободно, сама по себе говорит о том, что он не был сыном Кларенса. Простого умом бедолагу, находящегося в Тауэре под именем графа Варвика, казнили, но Симнелла никак и не в чем не ограничили. Следовательно, в этом не было смысла, он не был членом королевской семьи. То есть, судьба сына Кларенса так и остаётся загадкой).

С другой стороны, если человек на сотнях страниц пишет бред, а одна часть книги бредом вдруг не кажется, то это само по себе настораживает. То ли истина была бредовее любого бреда, то ли события окутаны таким густым туманом, что в нём сложно за что-то уцепиться конкретно.