Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/22
sigrig
mirrinminttu
Не буду утомлять вас попытками г-жи Салмон подвести хоть какую-ту теоретическую базу под теорию о тайном браке или, хотя бы, любовных отношений Жакетты Люксембургской и Эдмунда Бьюфорта. Автор совершенно права в том, что Эдмунд доказуемо использовал стратигему тайного брака дважды - в истории с Катериной Валуа, и в истории с Элеанор Бьючамп. То есть, теоретически, он мог использовать её и чаще. Другой вопрос, что г-жа Салмон так и не смогла подвести какую-то базу под главное: зачем Эдмунд сдался бы Жакетте? "Возможно, он умел убеждать", - пожимает плечами автор.



Ну, всё возможно. Другое дело, что брак Жакетты Люксембургской с Ричардом Вудвиллом доказуемо был браком по большой любви. Но г-жа Салмон своими рассуждениями очень старается доказать, что старшая дочь Жакетты, Элизабет Вудвилл, была дочерью Эдмунда Бьюфорта. В принципе, г-жа Салмон соглашается признать первое безусловное отцовство Ричарда Вудвилла только в одном случае - дочь Жакетты, Катерина, была рождена уже после смерти Эдмунда Бьюфорта.

Впрочем, автор находит достаточно странностей и в истории семьи Вудвиллов. Почему никто из них, до Ричарда, не был возведён в достоинство рыцаря, хотя и доход, и социальное положение семьи вполне это позволяли? Почему семья была опекаема и Ричардом II, и Генри IV, и Генри V? Почему, при этом, доход семьи зависел не от земель, а от должностей? Неизбежно, г-жа Салмон обращается к Джоанне Кентской, матери Ричарда II. Неизбежно - потому что бурная личная жизнь этой дамы, включающая пару тайных браков, просто напрашивается на спекуляции.

Проблемой для этой теории является только хронология. Поэтому, г-жа Салмон делает незаконным отпрыском Холландов или самого Ричарда Вудвилла, или его отца. Просто потому, что хронист Адам из Аска писал, что у короля Ричарда II был грейхаунд, который всегда был рядом с королём, но который отнёсся к королю совершенно равнодушно, когда тот попал в заключение. Мало того, что автор уверена, что речь идёт о человеке, а не о собаке, она ещё и называет этим человеком Вудвилла-старшего. А так как грейхаунд был символом аристократизма (простолюдинам запрещалось иметь грейхаундов), то это значит, что Вудвилл был незаконнорожденным аристократом. Мимоходом, г-жа Салмон записывает в аристократические бастарды и хрониста Фроссара, который изобразил себя с грейхаундом, и о семье которого ничего не известно. Такие вот "доказательства".

Впрочем, г-жа Салмон особо не настаивает, что отцом Ричарда Вудвилла-старшего был именно Холланд. Для этой роли ей годится и Генри IV, к примеру. Или его матерью могла быть какая-то незаконная дочь Джона Гонта. Или, например, дочь Эдварда III - Изабелла, которая подозрительно долго оставалась незамужней, могла родить дочь в тайном браке, и эта дочь могла быть матерью Ричарда Вудвилла-старшего, которую, кстати, звали Изабеллой.

В общем, возвращаясь к Жакетте Люксембургской и Ричарду Вудвиллу... Г-жа Салмон и мысли не допускает, что "дочь Мелузины" могла одобрить в мужья кого-то, не входящего в центральную группу английской аристократии. Ей мог подойти только родственник королевской династии, даже если его высокое происхождение и было официальным секретом. Подтверждение, что Ричард Вудвилл был таким тайным аристократом, автор видит в его гербе:



Как видите, там, в центре, есть грифон - символ существа, охраняющего сокровища. По логике г-жи Салмон, сокровищем была Жакетта Люксембургская, а сам герб - обещанием охранять это сокровище. В её тайном союзе с Эдмундом Бьюфортом, разумеется. Автор так же видит некоторую игривость в титуле Ричарда Вудвилла - граф Риверс, как бы намёк на Мелузину в частности, и на рыбок, символ сексуальности, вообще. Именно поэтому, утверждает г-жа Салмон, Энтони Вудвилл взял, после женитьбы, титул лорда Скейлса - ему надоело быть предметом насмешек.

_________________

Право, комментировать всё изложенное выше - бессмысленно. Можно только хмыкнуть, что "в Бразилии много донов Педров", и что Изабелла была в топ-10 популярных имён в четырнадцатом веке.

Что касается грифонов и прочего, то рыцарем Ричарда Вудвилла сделал ещё герцог Бедфорд, первый муж Жакетты. Он был назначен капитаном Алансона в 1441-42 годах не кем иным, как Ричардом Йорком, и им же был назначен рыцарем-баннеретом, что было только на пол-ступени ниже баронета. Было бы очень неплохо, если бы г-жа Салмон ознакомилась с послужным списком Ричарда Вудвилла. Герб которого, кстати, выглядел так:



То, что показывалось раньше - это герб графа Риверса, кавалера ордена подвязки. А графом Риверс стал в 1466 году, после того, как Эдвард IV женился на его старшей дочери, Элизабет.

?

Log in

No account? Create an account