Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/20
sigrig
mirrinminttu
"Как мог Эдвард не воевать в Уэльсе, защищая свою честь и женщину, которую он любил, или, по крайней мере, на которой хотел жениться?" - восклицает г-жа Салмон. "Он даже мог собственноручно убить Ричмонда", - надеется она. Речь идёт, разумеется, не о реальном Эдварде Марше, будущем Эдварде IV, а об изобретённом ею же сыне Жакетты Люксембургской и неизвестного молодца, которого герцог Йорк считал своим сыном от той же Жакетты, и который был на добрых 10 лет старше исторического Эдварда.



"Возможно, он убил и Сомерсета в битве при Сент-Олбанс", - продолжает она. Какой прогресс! Шекспир отдал эту честь младшему сыну герцога Йорка, Ричарду, которому на момент битвы было почти 4 года. Эдварду, по крайнер мере, было аж 13 лет. Реальному Эдварду.

Доказательства? Ну как же, ведь ни сын Сомерсета, ни Джаспер граф Пемброк не примирились с Эдвардом, когда тот стал королём. И то, что именно Джаспер руководил засадой на герцога Йорка в 1460-м, и то, что сын Сомерсета, щедро обласканный Эдвардом, всё-таки остался его врагом, она относит к ряду доказательств: Эдвард убил их родичей! А доказательства того, что именно Эдвард убил Сомерсета, на видит в "Лондонских хрониках", где говорится "the Earl of warwyc with the march men...". Г-жа Салмон предпочитает понимать этих "the march men" как March men, ведь титул Эдварда был Earl of March, и он действительно носил его ещё до смерти отца, наследственного держателя этого титула.

Ну, Бог с ним, с Ричмондом. И с Сомерсетом тоже. В 1457-58 годах Маргарет Анжуйской удалось утвердить себя фактическим лидером Ланкастерианской партии (теперь она была более свободной в своих действиях, являясь матерью наследника престола), герцог Йорк был возвращен в ряды обычных подданных, участники событий в Уэльсе, действующие на его стороне, были прощены и вернулись в ряды Ланкастеров.

А что же Маргарет Бьюфорт? А Маргарет оставалась в Уэльсе, под охраной брата своего покойного супруга. Джаспер, надо сказать, во время Протектората просто плотно сидел не в Уэльсе, а рядом с королём, и пользовался абсолютным доверием не только Генри VI, но и Маргарет Анжуйской. В конце января 1457 года, Маргарет родила сына. В марте 1457 года, Джаспер уже увёз её в поместье герцога Бэкингема (Хэмфри Стаффорда), находившееся в Южном Уэльсе. Г-жа Салмон видит в этом желание королевы посадить молодую вдову под самый строгий возможный контроль, потому что Маргарет была для неё ходячей династической угрозой. Именно поэтому она и приказала выдать Маргарет за всего лишь младшего сына герцога. Уже 6 апреля они получили папскую диспенсацию на брак (как состоящие в родстве, они нуждались в этом разрешении), но супругами стали только в январе 1458 года. Известно, что пара провела годы супружеской жизни в дружбе и согласии, и супруги практически не расставались, хотя совместных детей при этом не нажили. Собственно, из этого и был сделан вывод, что Маргарет стала бесплодной после тяжёлых родов.

Разумеется, г-жа Салмон такое скучное объяснение не принимает. Она предпочитает думать, что Эдвард Марш успел посетить Маргарет, когда та была в замке Пемброк, и даже, возможно, сделать её беременной. Именно поэтому, считает автор, её брак со Стаффордом и состоялся с таким разрывом от получения диспенсации. А то, что Маргарет и Стаффорд не имели детей, автор объясняет тем, что это им запретил Эдвард. Тот, по мнению г-жи Салмон, мог встретиться со Стаффордом, и объяснить ему, что, в глазах Бога, является мужем Маргарет, хотя объявить этот брак перед людьми и невозможно по политичским причинам.

А что Стаффорд при этом терял? - спрашивает г-жа Салмон. Инициатива в женитьбе на Маргарет Бьюфлрт исходила не от него. Богатств, которые он мог хотеть передать наследникам, у него не было. Богатство супруги сдело его жизнь гораздо более комфортной, чем рашьше. К тому же, он, возможно, болел какой-то достаточно серьёзной кожной болезнью, которую историки Джонс и Андервуд считают лёгкой формой проказы. То есть, это г-жа Салмон даёт множество ссылок именно на данную работу (Jones and Underwood, The King's Mother), но неизвестно, с чего те пришли к такому диагнозу.

То есть, никаким бесплодием Маргарет Бьюфорт не страдала, отмахивается автор. Конечно же, у них с Эдвардом были дети. Не странно ли, что известны только два бастарда этого короля, имеющего репутацию сластолюбца. В то время, как Филипп Добрый, имевший сходную репутацию, наплодил от 11 до 26 бастардов! Куда подевались эти дети? Выросли в семьях простолюдинов, так было заведено в то время.

И дальше - та-дам! - г-жа Салмон пускается в допуски, кем могли быть дети, рождённые от связи Эдварда IV и Маргарет Бьюфорт. Родители могли проспонсировать карьеры своих благородных бастардов в нескольких направлениях - церковь, торговля, закон. И автор называет Уильяма Вархама, архиепископа Кентерберийского, кандидатом на роль сына Эдварда IV и Маргарет Бьюфорт. Известно, что он был благородного происхождения, но нет никаких документов, которые бы это подтверждали. Имея в официальных дядьях просто-напросто столяра, Вархам каким-то чудом получает образование в Оксфорде, становится, затем, профессором университета, и, в конце концов, доктором юридических наук. И пик карьеры Вархама приходится именно на начало правления Тюдоров.

Другой кандидат в королевские бастарды - Томас Волси. Такое же ничтожное детство, и такой же невероятный взлёт при Тюдорах. Г-жа Салмон считает, что слуши о том, что отец Волси был мясником, говорят именно о том, что он был сыном короля Эдварда, известного своей жестокостью к побеждённым в битве дворянам.

Абсолютно явный кандидат в сыновья леди Маргарет от коронованного любовника - Джон Фишер, который был действительно необычайно близок к графине Ричмонд. Причём, подчеркивает г-жа Салмон, 20 декабря 1468 года Маргарет Бьюфорт и король Эдвард совершенно официально участвовали в празднествах, устроенных для короля графиней Ричмонд в Бруквуде. Причем, в меню упоминаются угри, которые, как всем известно, считаются эвфемизмом для потаскунства. А в 1469 году родился Джон Фишер! - победно восклицает г-жа Салмон. К тому же, в 1469 году леди Маргарет почему-то подорвалась в Лондон, во дворец Кларенса, где провела целых восемь месяцев, хотя хозяина не было дома. Как известно, Стаффорд сопровождал её в Лондон, но не жил с ней в доме Кларенса. Подозрительно...

___________________

Ну, комментарии тут излишни. Зато могу прокомментировать момент, в котором г-жа Салмон приводит факты обучения Вархама в Оксфорде и Фишера в Кембридже в качестве подтверждения тому, что они были бастардами короля Эдварда.

Для американки г-жи Салмон, эти университеты неразрывно связаны с элитарностью и дороговизной обучения. Она совершенно забывает, что с середины тринадцатого века в Оксфорде были основаны колледжи со стипендиями для неимущих студентов, как, собственно, и в Кембридже. Кстати сказать, в плане поддержки университетам и Генри VI, и его королева были чуть более, чем щедры, чего не скажешь об Эдварде IV.

Так что относительно происхождения Волси и Фишера можно откинуть все сомнения. Они действительно были выходцами из низов. Что касается Вархама... Он был потрясающей личностью. Наверное, последним ахиепископом, который вёл себя и жил, как средневековый лорд-прелат. Уж не знаю, откуда г-жа Салмон вытащила плотника в его родстве, но одним из его дядьёв был рыцарь - сэр Хью Вархам, который был достаточно благороден для того, чтобы его дочь вышла замуж на сына старшего брата Томаса Сент-Легера. Который женился на сестре Эдварда IV, когда коронованный брат освободил её от первого замужества. Так что я бы не сказала, что путь Уильяма Вархама был путём типа "был ничем и стал всем". Связи в самых высших эшелонах общества у него были.


?

Log in

No account? Create an account