?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/19
sigrig
mirrinminttu
"А в то же время, когда Маргарет Анжуйская объявила о своей беременности, Эдвард граф Марш устроил проблемы новоиспеченному графу Ричмонду, пытаясь разрушить его грандиозные брачные планы", - сообщает нам г-жа Салмон.




Автор предполагает, что в 1453 году, когда Маргарет Бьюфорт появилась при дворе, Эдвард тоже был там. "Учитывая его сексуальную агрессивность", - уточняет г-жа Салмон. Он мог, по мнению автора, попытаться ухватить быка за рога, и соблазнить наследницу Бьюфортов.

Вот это ключевое слово "мог" исчезает уже в следующем абзаце. Начинаются рассуждения о том, что наивные молодые люди хотели положить конец распрям Йорков и Ланкастеров, и что история Ромео и Джульетты, написанная Шекспиром для правнучки Эдварда (которой, как считает автор, были известны подробности), рассказывает именно о них.

Каким-то образом, у г-жи Салмон Эдвард и Маргарет оказались тайно обрученными. То есть, по средневековому канону, женатыми. Но, напоминает она, для перехода из этого статуса в статус официально женатой пары, в этом случае нужно было получить согласие короля. Действительно, в реале браки крупных наследников и наследниц строго регулировались королём, чтобы избежать создания мощных и богатых баронских кланов.

По мнению автора, реакцией на известие об обручении Маргарет Бьюфорт с Эдвардом была ярость. Сомерсет был в ярости от очередной политической схемы Йорков, Ричмонд был в ярости от того, что такое огромное состояние и букет аристократических связей уплыли из его рук, королева была зла, что Йорки, через этот брак, усилили свой статус, и даже Ричард Йорк был недоволен, что его отпрыск урегулировал вопрос, урегулирования которого при дворе не хотел никто. Кроме, пожалуй, миролюбивого короля. Но кто считался с этим королём?

Сторонником этого брака могла быть мать Маргарет, рассуждает г-жа Салмон, потому что её покойный муж был в жутких контрах со своим братом, Эдмундом Бьюфортом, и уж точно не хотел бы, чтобы его дочь стала женой сына Эдмунда. Собственно, именно эта внутрисемейная вражда привела к тому, что Джон Бьюфорт не пожалел усилий для того, чтобы перевести все наследственные права дочери, в обход брата, который, согласно обычаю, стал бы его наследником по мужской линии. Джон Бьюфорт также сделал всё, чтобы его жена была назначена, после его смерти, единственным опекуном наследницы (действительно, эту волю Джона письменно подтвердил и король, который позднее проигнорировал собственное обязательство). Наверняка мать Маргарет была более чем недовольна тем, что её дочь король решил отдать Ричмонду, и наверняка поспособствовала в деле обручения Маргарет с Эдвардом Маршем, - делает вывод г-жа Салмон.

Для тех, кто в этот момент уже начинает закипать по поводу смелых утверждений автора, и требовать доказательств, г-жа Салмон торжественно объявляет, что доказательства есть, и в количестве, "если мы откажемся от традиционных интерпретаций некоторых документов".

Во-первых, указывает она, о дате брака Эдмунда Ричмонда и Маргарет Бьюфорт ничего не известно. Не странно ли это, учитывая, что брак состоялся по воле короля? Где празднества, где хотя бы упоминание в хрониках? Куда делись два года жизни молодой леди, между зафиксированной датой её появления при дворе и зафиксированным проживанием, вместе с мужем, во дворце епископа Сент-Дэвида в Пемброкшире?

Во-вторых, с какого перепуга Эдмунд Ричмонд вообще оказался в беспокойном и диком пограничном Уэльсе, где у него не было ни земель, ни владений? Графом Пемброка был Джаспер, не Эдмунд. И зачем Эдмунд поволок с собой в тот дикий край молодую жену?

Он увёз её насильно! - делает заключение г-жа Салмон. Не странно ли, что его поверенный потратил на укрепление Кармортен Кастл огромную по тем временам сумму в 63 фунта в 1452-1453гг. Ричмонд определённо предполагал, что Эдвард Марш не будет сидеть, сложа руки, когда "Тюдоры" увезут его невесту в Уэльс.

У "Тюдоров" было, напоминает автор, данное королём право решать судьбу брака Маргарет Бьюфорт. Но у неё было право отказа. Следовательно, согласие юной леди было необходимо вырвать у неё хотя бы силой.

Далее, автор обращается к событиям 1454 года, когда и Эдмунд, и Джаспер "Тюдоры" почему-то оказались в Лондоне в компании герцога Йорка, а не в стане Сомерсета, как можно было ожидать. Г-жа Салмон приводит упоминания об этом эпизоде в переписке Пастонов и в биографии Эдмунда Ричмонда, написанной Джоном Стодли. Оба документа утверждают, что если бы братья явились в Лондон, им бы угрожал Тауэр. Г-жа Салмон предполагает, что братья были привезены в Лондон пленниками, за то, что насильно увезли Маргарет Бьюфорт в Уэльс. Она также делает вывод, что Эдмунд Ричмонд присоединился к своему папеньке Сомерсету в Тауэре, потому что списки участников парламента от февраля 1455 года, упоминают об участии Джаспера, но не Эдмунда.

В результате протектората Йорка, весно 1455 года появился указ, защищающий права наследниц отказываться от принудительных браков. Таким образом, Маргарет Бьюфорт могла воспользоваться новыми веяниями и опротестовать решение своих опекунов. Но она этого не сделала. Г-жа Салмон считает, что единственной причиной могли быть только многие дни и ночи, проведённые девушкой с Эдмундом, который мог "добиться своего" за то время.

К желанию защитить свою собственность - жену, г-жа Салмон относит и тот несомненный факт, что Эдмунд Ричмонд реже участвовал в государственных делах, чем его младший брат, Джаспер. Он пропустил первую битву при Сент-Олбанс, и даже не явился принести клятву верности королю в июле 1455 года! То есть, сидел и сторожил добычу.

Сидеть стало очень неспокойно, когда Ричард Йорк стал коннетаблем многих областей Уэльса по собственному желанию, что привело, в конечном итоге, к аресту Эдмунда Ричмонда, и к его смерти от чумы в ноябре 1455 года. Г-жа Салмон, разумеется, видит за этим руку мстящего графа Марша.

Делает она свой вывод исходя из того, что Йорку в Уэльсе противостоял Гриффид ап Николас, человек Сомерсета (и, разумеется, его сыновей). Тем не менее, летом 1456 года тот же Гриффид ап Николас воевал с Ричмондом за Кармартен Кастл. Г-жа Салмон считает, что убедить такого человека сменить сторону мог только Эдвард Марш. Тем более, что Гриффид ап Николас воевал за Эдварда позже, при Мортимер Кросс. Историки, правда, почему-то утверждают, что речь идёт о разных людях, но г-жа Салмон не верит, что могло быть два Гриффида ап Николса в одно время.

Что касается смерти Эдмунда Ричмонда от чумы, то автор считает, что в ту эпоху "чума" использовалась как прикрытие для политических зачисток. То есть, "умер от чумы в заключении" надо читать как "погиб в результате политической борьбы".

______________________

Уффф, выдохнули. Генри Ричмонд таки не было сыночкой Весёлого Эдди.

Сначала, замечание об этих двоящихся Гриффидах. Тот, который бузил в Уэльсе, жил в период 1425-1456. Его звали Gruffudd ap Nicolas. Тот, кто сражался при Мортимер Кросс, звался Gruffydd ap Nicolas FitzUrban, 1393 - 1461. То есть, я понимаю искушение автора насчёт "два в одном". Тем не менее, если настоящие историки говорят, что речь идёт о разных людях, правы они, потому что историки идентифицируют своих персонажей, сравнивая исторические регистры из многих источников. А г-жа Салмон - просто по принципу одинаковости имени.

Что касается всего остального, то давайте не будем забывать, что реальному Эдварду графу Маршу в 1453 году было 11 лет)) Теоретически, учитывая его физическое развитие, всё описанное выше могло бы и случиться, при условии, что он был при дворе Генри VI в 1453 году. Но лично я не припомню ни одного упоминания об этом. Хотя, естественно, фак того, что о детских годах детей Ричарда Йорка вообще известно крайне мало, это даёт простор для любых фантазий.