Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
"Секреты дома Йорков"/14
sigrig
mirrinminttu
Наверное, никто не удивится, что в вопросе о "пригретой на груди змее", то есть герцоге Бэкингеме, г-жа Салмон снова возвращается к своей идее-фикс: к изобретённому ею же инцестному браку между Эдвардом IV и Элизабет Вудвилл. По мнению автора, герцог всегда чувствовал своё моральное превосходство над двумя семьями, запятнанными этим браком - и над Вудвиллами, и над Йорками. То есть, г-жа Салмон не сомневается, что за предательством Бэкингема стояли не какие-то меркантильные соображения, а горячая уверенность в том, что именно он должен быть королём.



Автор справедливо указывает, что в своём письме графу Ричмонду, Бэкингем вовсе не признаёт того следующим королём. Он просто информирует графа, что поднимает восстание, и предлагает присоединиться. Г-жа Салмон также не сомневается, что крах восстания - это не столько заслуга Ричарда III, который собрал достаточное для победы количество лоялистов, сколько заслуга кардинала Мортона, сумевшего накрутить Бэкингема начать восстание преждевременно. В своих интересах, разумеется. Вернее, в интересах леди Маргарет Бьюфорт и, в конечном итоге, её отпрыска.

Леди Маргарет также называется автором той личностью, которая всегда напоминала Бэкингему о его принадлежности к Ланкастерам. В конце концов, они были родственниками по матери герцога, и г-жа Салмон не сомневается, что леди Маргарет проявляла к сиротке-герцогу родственные чувства эмоциональной привязанности.

Дальше цепочка рассуждений автора выглядит более чем интересно. Всем известно, что Ричард был абсолютно потрясён предательством Бэкингема. Но, по мнению г-жи Салмон, причиной этого потрясения было не само предательство, а пришедшее понимание того, что он, с самого начала, был использован герцогом, который скармливал ему ложную информацию. На самом деле, Вудвиллы, хоть и хотели ограничить возможности герцога Глостера стать Лордом-Протектором, никогда не намеревались его убивать. И лорд Гастингс никогда не планировал убийства Ричарда во время заседания Совета, а пал жертвой клеветы Бэкингема.

Таким образом, Ричард невольно стал орудием ланкастерианской партии. Как только он всё это понял, то немедленно договорился с Элизабет Вудвилл. Именно поэтому Элизабет написала письмо Дорсету, призывая его немедленно вернуться в Англию. Отныне Вудвиллы и Ричард III должны были стать союзниками в борьбе Йорков против Ланкастеров.

Всё это выставляет Ричарда III в дурном свете, - пишет г-жа Салмон. Человек, не способный отличить друзей от врагов, не мог вызывать большого доверия у собственного королевского совета. Конечно, его можно понять, соглашается автор. Он вырос в атмосфере постоянного предательства и политических интриг. Тем не менее, по складу характера он был исполителем, а не лидером. Именно поэтому он, в конце концов, проиграл.

В качестве обоснуя для сей экзотической теории, г-жа Салмон обращается к царствованию Генри VII, который никогда не верил неподтверждённой информации о предполагаемой неверности своих сторонников. "Он научился на ошибках своего предшественника", - утверждает г-жа Салмон.

_________________

Что и говорить, автор - человек изобретательный. Проблема лишь в том, что, следуя своей теории, она оставляет без внимания многие детали.

Для начала, посмотрим на пресловутый "позорный" брак герцога Бэкингема. Да, его ещё в детстве женили на сестре Элизабет Вудвилл. Да, королева не дала за сестричкой никакого приданого. Да, граф Варвик был чертовски зол из-за того, что такого потенциального жениха для его дочери увели из-под носа. Да, вроде бы сам герцог Бэкингем не считал свою жену достойной партией.

Теперь начинаются "но...". Герцога женили на Катерине Вудвилл в 1466-м году. Жениху было 11-12 лет, невесте - 8 лет, и оба они жили при дворе, пока герцог не вступил в права наследования где-то около 1474-го года (возможно - в 1473 году), когда он стал кавалером Ордена Подвязки. То есть, в возрасте 19-20 лет Генри Стаффорд, герцог Бэкингем, уже жил свои хозяйством. Его жене было 16. С 1478 года в семье начинают регулярно рождаться дети.

Как-то это не вяжется с мнением, что герцог презирал свою "низкорожденную" жену. Конечно, можно возразить, что имея в женах сестру королевы, особенно не побыкуешь. Но все данные о том, что герцог считал себя униженным этим браком, базируются на упоминании об этом факте Домиником Манчини, который слыша слухи, что герцог так говорил. На самом деле, у герцога вполне была возможность отмежеваться от супруги уже в начале 1483-го года, но он этого не сделал. Как-то мне сомнителен аргумент о моральном превосходстве этого человека над "запятнанными" Вудвиллами, когда у него жена была из этого семейства. И, кстати, наследник титула, получается, был "запятнан". А ведь это чувство превосходства г-жа Салмон делает базой претензий Бэкингема на корону, в обход "запятнанных" Йорков.

Поэтому, лично я не стала бы сваливать в кучу личную жизнь герцога Бэкингема и реальные факты его карьеры при дворе, которые и так имеют массу странностей.

Далее, из рассуждений г-жи Салмон куда-то вдруг улетели факты, что Вудвиллы, после смерти Эдварда IV, попытались вызвать в Лондон целую армию, что была попытка Элизабет Вудвилл поднять Лондон против Глостера, что нападение на Глостера в зале совета действительно было, да и много чего другого.

Относительно того, умел ли Ричард III разбираться в людях, и имел ли он особенности, необходимые для лидера... Судя по тому, как он преуспел на севере страны, умел и имел. Никто ему готового плана того, как стать любимым лидером в регионе, куда сам король не хотел соваться, не составлял. Всё сам, всё сам... И быть успешным организатором и полководцем, не имея особенностей лидера, в те времена было просто невозможно. Тогда решал даже не титул, а именно харизма лидера.

?

Log in

No account? Create an account